Психолог для Каина

12.07.2018, 08:39

Денис Драгунский о травме и благодарности

Вот истинное недавнее происшествие: на одной фирме работал некий сотрудник. Случилось так, что он захворал и болел целый год. То лежал в больнице, то сидел дома. Руководство фирмы проявило максимум сочувствия и доброжелательности. Ему установили свободный график работы: можешь — приходи, не можешь прийти — работай дистанционно; совсем плохо себя чувствуешь — отдыхай, выздоравливай, набирайся сил. При этом зарплату ему выплачивали в полном объеме, вот что важно. Он выздоровел. Прошло еще полгода. У фирмы возникли финансовые трудности. Начальник попросил этого сотрудника временно перейти на другую позицию с меньшей зарплатой.

Реклама

Но этот человек, так обласканный своей фирмой, категорически отказался. Сказал: «Вы не имеете права! На должность с меньшей зарплатой я добровольно переводиться не буду! А если вы меня переведете приказом — подам на вас в суд! Суд всегда на стороне работника. Вы пожалеете!» «Но позвольте, — изумился начальник. — Мы целый год платили вам большую зарплату, хотя вы практически не работали, а болели. Ведь мы через сколько-то дней больничного могли вас по всем правилам уволить, но мы пошли вам навстречу! Пойдите и вы нам навстречу!» «Нет!» «Почему же?» И начальник услышал поразительный ответ: «Да, вы мне сильно помогли, не отрицаю. Но это — уже в прошлом. Это было и уже прошло! А сейчас — все другое, другая ситуация. Не надо кивать на прошлое. Мало ли кто кому когда-то что-то сделал? Поэтому я не собираюсь выполнять вашу просьбу».

Этот человек ясными и циничными словами выразил то, что уже лет десять витает в воздухе, особенно в том воздухе, которым дышит современная потребительская (коммерциализованная) психология: отрицание благодарности. «Мы не должны быть благодарны нашим родителям; напротив, это они перед нами виноваты, потому что наносили нам ужасные травмы».

Попробуем разобраться.

Начнем с благодарности. Вообще-то она лежит в основе человеческого общества, в основе любой культуры (восточной или западной, лесной и горной, деревенской или городской, не говоря уже о различных племенах, этносах и политических нациях). Под словом «культура» я здесь имею в виду не литературу и искусство и даже не «сделанное» в отличие от «природного». Культура в наиболее общем смысле слова — это набор норм (как позитивных предписаний, так и запретов и санкций за их нарушение). То есть набор принципов устроения общества. Общество пока еще держится на принципе возмещения. Это дар и ответный дар. Это обмены. Наконец, это воздаяние, соразмерное деянию, то есть награда, соразмерная подвигу, и наказание, соразмерное преступлению.

Устранение благодарности — это диверсия не против отдельных институтов, а против культуры в целом.

Возможно, принцип возмещения не столь глубок и кардинален, как, например, базовый для культуры запрет на каннибализм и на инцест. Но он где-то рядом. Отмени благодарность — и довольно скоро возникнет вопрос: а почему, собственно, нельзя съесть свежеумершего соседа или живого прохожего; почему нельзя спать с сестрой или братом? Первое — вкусно и выгодно, второе — удобно и уютно.

Разумеется, взывая к благодарности, надо знать меру. Вечная благодарность — это чересчур. Равно как и большая благодарность за какую-то ерунду. Глупо требовать, чтобы тетушке целовали руки за то, что она мамаше подарила тальму со стеклярусом (М. Горький, «В людях»). Глупо требовать вечной благодарности за освобождение от иноземных оккупантов. Очевидно, имеет значение не только размер благодеяния, но и срок давности: к примеру, Болгария еще в 1970-е годы испытывала искреннюю народную любовь к братушкам-русским, освободившим страну от османского ига; но в 2010-е годы это чувство уже почти испарилось.

Вот, наверное, максимальный срок исторической благодарности — сто лет. Через полтораста лет все забывается.

Но мы говорим о благодарности длительностью всего в поколение – в 20-30 лет.

Вернемся к популярному тезису о травме и родителской вине.

Глупо, неправильно и аморально истреблять жизнь своим детям, требуя от них вечной — притом материально выраженной — благодарности за то, что вы их родили и воспитали. В позапрошлой колонке я писал: «Дети не просили их рожать. Но и родители рожают детей не «для себя». Таков порядок жизни: человек рождается, растет, учится, вступает в брак, работает, рожает и растит детей. Поэтому обоюдные упреки: «я тебя родила и вырастила» и «я не просил меня рожать и выращивать» смешны и бессмысленны».

Однако спорные случаи надо рассматривать конкретно. Грубо говоря, если родители явно пренебрегали своими обязанностями, например, сдали свое дитя в детдом — тогда и ребенок не слишком-то им обязан. И наоборот, если вдова или вдовец с детьми, работая на трех работах, сумела (сумел) вырастить детей в материальном достатке и дать им хорошее образование, пожертвовав многими, скажем так, личными удобствами — то здесь диаметрально противоположный случай, и дети, конечно же, должны это учитывать в отношениях с родителями. Должны сохранять благодарность в сердце и выражать ее в реальных действиях.

Но, к счастью, подавляющее большинство случаев расположено между этими крайностями. В подавляющем большинстве случаев детей растят так, как велит культурный контекст. И вот тут возникает идея «травмы». Я написал это слово в кавычках не потому, что я не верю в травму как таковую, в то, что ребенок или подросток может быть так или иначе травмирован в своей семье. Увы, верю. Увы, так бывает. Но я не верю в то, что любое психическое и особенно социальное неблагополучие взрослого человека, любой его внутренний дискомфорт и любая неудача в общении, в браке, в карьере — это следствие давней детской травмы.

Бывают совсем уж радикальные утверждения: «Все советские люди были травмированы коммунистическим тоталитаризмом; поэтому все они травмировали своих детей; поэтому у всех у вас тяжелое травматическое детство».

Конечно, при советском тоталитаризме жизнь была не сахар. Но вот в девяностые годы жизнь тоже шла не так чтобы по розам — значит ли это, что травма простерлась в будущее?

А если заглянуть назад, то вообще прелесть, что за история: русские, а также остальные европейские и все прочие народы мира тяжело травмированы Второй мировой войной, нацизмом и «малыми тоталитаризмами» 1930-х, Великой депрессией, Первой мировой войной, 1905-м годом, крепостным правом, рабством чернокожих, опиумными войнами, восстанием сипаев, аракчеевщиной и николаевщиной, Наполеоном, Французской революцией и так далее, вплоть до чумы XIV века, Батыева нашествия, Аттилы и краха Римской империи. В общем, всее человечество — это череда поколений, сильно травмированных своими родителями, которых травмировали их родители, и так до Адама и Евы. Наверное, они нанесли своему сыну Каину тяжелую травму, отчего он и убил Авеля и вся человеческая история пошла в травматичном духе. Был бы у Каина психолог, все могло бы быть хорошо.

Травма — это нечто исключительное. Травма — это когда Иванову невыносимо плохо, а Петрову, Сидорову, Смирнову, Кузнецову и еще 99 процентам — хорошо или хотя бы нормально.

Травмированный человек страдает на фоне здоровых, благополучных. Когда травма у всех или у большинства — это уже не травма, а порядок вещей. Дурной, тяжелый, но вот такой, как сложился.

Значительную часть экономики формирует не спрос, а предложение. Точнее говоря, спрос, заранее сформированный предлагающими. Конечно, предлагать прямо и откровенно — нельзя. В наш век настырной рекламы это может вызвать отторжение или насмешку. Поэтому не надо говорить: «Купи автомобиль нашей марки». Надо говорить: «Управляй своей мечтой!». Не надо говорить: «Купи наш дорогущий фарфор». Надо говорить: «Живи в сказке!». Точно так же не надо говорить: «Я великолепный психолог, приходите ко мне, платите такую-то сумму, и я налажу вашу жизнь!» (тем более, замечу в скобках, гарантий тут нет и быть не может, в отличие от авто и фарфора).

Гораздо лучше объяснить людям, что у них у всех была тяжелая детская травма. У всех, понимаете? А также рассказать, что у них были плохие родители. Как может быть хорошим родителем человек, искалеченный тоталитаризмом? Плохие, а местами просто никудышные. Как бы это попонятней выразиться? Ах, да, «токсичные»! Надо смелее стаскивать их с пьедестала, разрывать эти старозаветные обязательства. Тем более что даже если ваши родители что-то вам хорошее делали — это, во-первых, их родительский долг. А во-вторых, это было давно! Это же когда-то было, а теперь другие проблемы!

Кстати говоря, если родительство не заслуживает благодарности, то и травма, нанесенная родителями, не заслуживает осуждения и вообще разговора. Во-первых, тогда все родители так делали (кричали, ставили в угол, обзывали и даже шлепали). А во-вторых, это же было давно! Это же когда-то было! Если родителям запрещено попрекать детей своими трудами и заботами, бессонными ночами и денежными тратами — тогда пусть и детям будет запрещено попрекать родителей разного рода травмами. Потому что и то, и другое «было и прошло».

Напоследок должен сказать, что я очень люблю психологов, психотерапевтов и особенно психоаналитиков. Это мудрые, добрые, помогающие люди.

Речь не о них, а об опасном коммерческом поветрии. О навязывании всем и каждому «детской травмы» и «токсичных родителей». Попытка устранить благодарность разрушает культуру; еще один шажок к войне всех против всех.