Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не качайте права — раскачаете лодку

Почему защита гражданских прав кажется сегодня чуть ли не подрывом государственности

«Газета.Ru» 10.03.2016, 17:14
Валентин Губарев. «Титаник». Фрагмент Валентин Губарев
Валентин Губарев. «Титаник». Фрагмент

Бандитское нападение на правозащитников на Кавказе, так же как избиение контролерами подростка в подмосковной электричке, в цивилизованном обществе должно вызывать однозначную реакцию — возмущение и требование наказать виновных. Но в современной России закон, включая основной, все чаще подменяет культ силы. А люди, «качающие права», выглядят не активными гражданами, а чуть ли не бунтовщиками.

На границе Ингушетии и Чечни избиты сотрудники Комитета по предотвращению пыток и журналисты. Два десятка неизвестных в масках с криками «предатели» и «террористы» избили их палками, уничтожили телефоны и другие гаджеты, где могло быть зафиксировано нападение, подожгли автомобили. Уголовное дело возбуждено, но в то, что кого-то найдут и накажут, верится с трудом.

В подмосковной электричке в тот же день контролеры избили и вытолкали из электрички юношу, который осмелился спросить у них удостоверения, а также снимал на свой планшет, как проверяющие грубо вели себя с другим потенциальным «зайцем». Планшет с видеозаписью контролеры тоже отобрали, при этом нарушив чуть не все права пассажира, которые можно было нарушить: отказались показать удостоверение, применили силу, отобрали чужую собственность.

Казалось бы, какая связь между этими событиями? В первом случае налицо чистая политика. Бесконечные поиски национал-предателей по всем госканалам, «прицелы» в инстаграме главы Чечни, угрозы его подручных в адрес «шакалов», на которых давно «чешутся клыки у Тарзана» (кавказской овчарки Рамзана Кадырова) и другие подобные выпады не могли рано или поздно не привести к насильственным действиям против тех, кто является сегодня чуть ли не официальными противниками государства.

Комитет по предотвращению пыток признан на территории РФ «иностранным агентом». Ну а иностранные журналисты у нас традиционно под подозрением. Как писал в своем блоге глава парламента Чечни (то есть главный законодатель в республике) Магомед Даудов, «Тарзан страшно не любит собак иностранных мастей».

От словесных угроз до реальной расправы не прошло и двух месяцев.

И сегодня в Кремле страшно возмущены, как сказал Дмитрий Песков, этим «абсолютным хулиганством». Хотя, конечно, назвать хулиганством откровенно бандитское нападение немного странно.

Второй случай — в подмосковной электричке — куда больше похож на хулиганство. Охранники и контролеры, распускающие руки, — еще одна примета нашего времени. И никакие расследования после смерти блокадницы в питерской «Пятерочке» и десятков других менее трагичных случаев не останавливают эту волну насилия. Удивительным образом в нашей стране почти любой человек, облеченный хотя бы небольшой властью или чувствующий за спиной ее поддержку, начинает вести себя не в соответствии с законами и правилами, а полагаясь на силу (кулаков, оружия, удостоверения, связей и т.д.). Причем он же легко оказывается и жертвой, когда силу вдруг применяют против него. Только уже более сильные.

Собственно, этот культ силы и бесправия и называется беззаконием

И это первое, что объединяет оба случая.

А еще их объединяет неприязнь к тем, кто «качает права», вполне одобряемая, кажется, большинством граждан. Наверняка многие были свидетелями того, как человек, требующий предъявить документы у контролера, полицейского, члена избирательной комиссии и т.д., вызывал у сторонних наблюдателей не поддержку, а скорее раздражение — дескать, все люди как люди, а этот «качает права».

Ну а сколько «хорошего» слышат о себе правозащитники из того же Комитета против пыток, легко увидеть в любой соцсети. Слова благодарности в их адрес звучат, как правило, лишь от тех, кого «вдруг» начинают избивать в СИЗО или допрашивать с помощью бутылки из-под шампанского в отделениях полиции. Большинство же уверено, что если вести себя правильно и не «качать права» как в политике, так и в обычной жизни (на работе, на дороге, в магазине и т.д.), то их беда не коснется. В общем, не надо «раскачивать лодку», и все будет в порядке. Пронесет... Не пронесет.

С забывшими о своих правах и достоинстве однажды поступят так же, как с незабывшими. Потому что, как недавно заметил один американец, «защита своих прав — это постоянное усилие». И если даже в Америке это понимают, то нам тем более стоит об этом помнить.

О том, что безнаказанное нарушение прав одного обязательно рано или поздно коснется каждого, написаны массы книг, это не раз подтверждала история — зачастую самыми страшными примерами, но и сегодня не только малообразованные люди, но и граждане, причисляющие себя к российской элите, рассуждают иначе.

Как, например, глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, считающий, что права человека не самая главная ценность в мире: «Страны БРИКС тоже имеют свою систему ценностей, и они отличаются от евро-атлантических. Это, скажем, недопущение «оранжевых революций», то есть смены правительств и власти, в других странах через внешнее влияние. Чем это не ценность?»

Из такой системы координат действия правозащитников, не работающих на государство журналистов и даже правдолюбов, протестующих против хамства и насилия контролеров (последние ведь следят, чтобы бюджет города и страны не страдал от «зайцев»), действительно кажутся чуть ли не подрывом государственности.

Кстати, сам термин «качать права» пришел к нам из уголовного жаргона. Там он значит сопротивление «воров» жесткому режиму зоны, строгой дисциплине, откуда уже и до бунта недалеко. Возможно, усиленная криминализация нашего общества в лихие 90-е привела к тому, что термин стал общеупотребимым. Действительно очень емкое и точное выражение: «качать права». Ведь ясно, что за свои права надо бороться, то есть качать, то есть прикладывать усилия...

Конечно, есть большая разница между зоной и волей. Одно дело — качать права по-воровскому, и совсем другое — бороться за конституционные права законопослушных граждан. Вот только все чаще кажется, что сегодня это выражение и на воле стало означать только одно — противодействие. Корочкам, праву сильного, режиму. Что, с точки зрения обладателей корочек, Тарзана и режима, недопустимо и наказуемо. Причем наказуемо куда строже, чем «хулиганство» горячих кавказских патриотов.

Разумеется, вовсе не исключено, что подмосковных контролеров в итоге могут и уволить — видео их драки с подростком (видимо, нашелся в вагоне кто-то еще из неравнодушных пассажиров) попало в сеть. Да и лица без масок. Наказать бандитов, напавших на правозащитников и журналистов, будет куда сложнее. Скорее всего (хотя очень хотелось бы ошибиться), дело закончится традиционным «следствие разберется» от СК, дежурным возмущением в Кремле и полным молчанием в государственном эфире. До нового нападения, которое при таком подходе к правам человека и таком равнодушии общества к их соблюдению точно не заставит себя ждать.

Вообще-то, чтобы помнить о своих правах, нужно чувствовать себя человеком, личностью, гражданином. Часто ли мы испытываем это? Часто ли вспоминаем хрестоматийное «Тварь я дрожащая или право имею»? А для тех, кому противен пафос, есть на эту тему исчерпывающий анекдот: «Скажите, я имею право?» — «Имеете». — «Значит, я могу?» — «Нет, не можете».