Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Убить в себе няню

Почему реакция общества на зверское убийство оказалась не менее страшной

«Газета.Ru» 03.03.2016, 18:50
Цветы у метро «Октябрьское Поле» в Москве Артем Сизов/«Газета.Ru»
Цветы у метро «Октябрьское Поле» в Москве

История с няней настолько жуткая и емкая, что реакция на нее оказалась куда более точным индикатором состояния общества и государства, чем самые честные соцопросы. Общество явно испугано, многие его фобии сошлись в этой трагедии. Но выхода из ситуации, кроме ответного насилия, почти никто не предлагает.

Реакция нормального человека на то, что произошло в Москве, — «Ужас какой!». Инфернальное, запредельное зло. Искать демонов в голове женщины, совершившей такое, судя по всему, будут психиатры. Не дай нам Бог сойти с ума... Как жаль семью убитой девочки — чем можно помочь родителям? Как жаль семью спятившей убийцы и ее троих детей — как им жить после такого?

И, слава богу, таких нормальных людей оказалось немало, что оставляет надежду всем нам. Показатель — не только цветы, которые москвичи понесли к станции метро, где задержали убийцу, и к дому, где случилась трагедия. В соцсетях за двое суток собрано уже больше 3 млн рублей в помощь семье погибшей девочки. Собирают деньги и в дайвинг-клубе «Акванавт», в котором родители девочки регулярно занимались. Ведь им и жить сейчас негде — квартира, в которой жила семья, практически полностью выгорела. Семье необходима профессиональная психологическая помощь, чтобы не сойти с ума самим. Да и просто человеческая поддержка и сочувствие.

Но широко разливается по соцсетям и СМИ реакция и совсем другого рода — не сочувственная, а обвинительно-карательная.

Одни выговаривают родителям девочки — «сами виноваты», дескать, нужно было лучше смотреть за ребенком, а не бегать по дайвинг-клубам, надо было тщательнее выбирать няню, не надо было в Москву ехать, раз денег нет... Особенно преуспевают в этом чиновники: от Павла Астахова, сразу давшего бесплатный совет не экономить на обслуге (вот если бы еще детский защитник подсказал, где взять деньги на это), до депутатов с их стандартными идеями поголовного лицензирования нянь и внеочередной проверки разрешений на работу у всех мигрантов.

Другие — их куда больше — жаждут немедленного возмездия. Кричат — «раздавить гадину», вернуть смертную казнь, «надо было расстрелять на месте без суда и следствия». В комментариях к интервью с отцом няни-убийцы из Узбекистана читатель пишет: «Мне кажется, для понижения общественного резонанса было бы лучше, если бы эта баба померла в результате болезни или несчастного случая. Как говорится, нет человека — нет проблемы».

Да, у нас всегда так: нет человека — нет проблемы. Хотя на самом деле, даже если человека не остается, проблема все равно сохраняется, а иногда и разрастается до еще более пугающих масштабов.

Третьи предлагают срочно вернуть принудительную психиатрию, ввести визовый режим со странами Средней Азии, выгнать всех мигрантов... Вот еще один показательный комментарий от читателей: «Необходимо перекрыть въезд всем, кто едет из Узбекистана. Раз они выпускают из страны шизофреников и не лечат их, пусть сами с ними и живут. Зачем нам чужие шизофреники? Своих хватает». Не только из Думы, выходит, идет этот запретительный раж, его инициируют и сами напуганные, но не знающие, как жить по-другому, граждане.

Как будто казнь безумной, судя по всему, няни вернет покой в их души. Изгнание всех мигрантов — безопасность на улицы городов. А визовый режим окажется менее коррупционным предприятием, чем нынешняя система выдачи разрешений на работу.

Чуть ли не страшнее «голосов», которые приказали няне сделать то, что она совершила, звучат сегодня голоса тех, кто кричит «казнить», проклиная не только саму убийцу, но и всю ее семью и всю ее нацию. Потому что это — путь к расчеловечиванию. К тому, что делают безумцы, не должны призывать люди в здравом рассудке. Иначе весь мир сойдет с ума.

Нам и так сегодня остро не хватает человеческого начала. Жалости и сочувствия, а не злобы и ненависти. Помощи, а не наказания.

Пока идет следствие и проходит психиатрическая экспертиза, вряд ли стоит судить и выносить приговоры. Для начала вполне достаточно просто искренне оплакать несчастного ребенка, которому сначала не повезло родиться тяжелым инвалидом в стране, где власть не слишком щедра на помощь семьям с больными детьми. А потом не повезло пересечься во времени и пространстве с психически больной женщиной из мигрантов, которые в России вообще никакой помощи, включая медицинскую, не получают. Особенно сейчас, когда бюджетные деньги уходят в первую очередь на геополитические завоевания, а не на здравоохранение и другую социальную поддержку граждан.

А заодно оплакать всех тех девочек и мальчиков, которые становятся жертвами нашей не самой гуманной страны и ее официально вполне вменяемых граждан — от быстротечно умершего в питерской больнице таджикского младенца Умарали, которого сотрудники миграционной службы бестрепетно отняли у кормящей матери, до забитой в православном приюте за непослушание 13-летней девочки-сироты.

И это — лишь малая часть того ужаса, который творится вокруг нас.

Даже по официальным данным, озвученным сегодня Валентиной Матвиенко, каждый день в России погибают насильственной смертью восемь детей.

Восемь детей! Каждый день! «Если в 2009 году были убиты 1,6 тыс. несовершеннолетних, то в 2014 году этот показатель составил уже 2,5 тыс. человек», — написала спикер Совфеда в своей колонке.

Может, всех этих убийц (в большинстве своем самих же родителей) тоже казнить, вернув смертную казнь, и жизнь в стране сразу наладится? Потому что другой путь — подправить что-то в государстве. Признать накопившиеся проблемы, в том числе и в области защиты детей, и в области психиатрической помощи (но это отдельный большой разговор). Понять, наконец, что единственное богатство, которое не девальвируется, — это люди. Их надо беречь и сохранять в первую очередь. Своих. В своей стране. И заставлять власть это делать, если она слишком увлеклась другими, важными международными делами в то время, как дома каждый день убивают по восемь детей, не считая взрослых.

Но это долго, сложно и вообще — «не наше дело». Остается кричать — «раздави гадину» и молиться, чтобы тебя и твоих близких беда обошла стороной. Вот только страх никуда не уходит. И стоит перед глазами детская головка, выпавшая из рук няни.