Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Депутаты на блюдечке

Разоблачение тайного имущества чиновников не означает борьбы с коррупцией, но приучает их к публичности

«Газета.Ru» 11.03.2013, 20:05
Квартира Ирины Яровой вызвала скандал, хотя депутат даже не нарушила закон Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС
Квартира Ирины Яровой вызвала скандал, хотя депутат даже не нарушила закон

Посредством всех «пехтингов» последних месяцев в наш политический процесс входит правило цивилизованных стран: собственность и действия публичных политиков не могут быть безнаказанно скрыты ими от общества и находятся в фокусе постоянного внимания СМИ.

Следственный комитет намерен проверить информацию о незадекларированном имуществе депутата от фракции «Единая Россия» Ирины Яровой, сообщило сегодня днем РИА «Новости». Спустя 9 минут после публикации новость была аннулирована с формулировкой: «Сообщение о возможной проверке СК в отношении депутата-единоросса Яровой аннулируется как вышедшее ошибочно». Таким образом, еще можно — с натяжкой — считать опровергнутым факт будущей проверки СК истории с квартирой Яровой, но не факт наличия этой квартиры. История началась с того, что журнал The New Times сообщил о проживании депутата в незадекларированной элитной квартире в центре столицы. Сам журнал сослался на письмо неизвестного, который представился поклонником Алексея Навального и Доктора Z (блогер Андрей Заякин, первым сообщивший об американской недвижимости Владимира Пехтина). В письме утверждалось, что Яровая вместе с мужем и детьми проживает в жилом комплексе «Тверская плаза».

Яровая, получившая в нынешней Думе мандат, от которого отказался глава списка партии на выборах, премьер-министр Дмитрий Медведев, возглавляющая думский комитет по безопасности и противодействию коррупции и активно продвигавшая закон «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности», по версии The New Times, с 2006 года является членом ТСЖ в «Тверской плазе». Однако в декларациях о доходах депутата и ее мужа эта квартира не значится, а из выписки прав на недвижимое имущество и сделок с ним следует, что правообладателем четырехкомнатной квартиры площадью 127,6 кв. м является дочь Яровой Екатерина, которой на момент покупки было всего 17 лет. По данным риелторов, рыночная стоимость такой квартиры приближается к $3 млн.

Яровая даже не нарушала закон — он не обязывал политиков и госчиновников декларировать имущество, записанное на их взрослых детей. Более того, когда в бытность Дмитрия Медведева президентом такой закон принимался, наблюдатели в один голос говорили, что чиновники его легко обойдут — записав имущество либо на тех родственников, которые не подпадают под обязательное декларирование имущества, либо просто на подставных лиц.

Такой нехитрый способ «избавления» от всего, что нажито «непосильным трудом», замечательно показан еще в классической рязановской советской комедии «Берегись автомобиля», где герой Андрея Миронова фарцовщик Дима Семицветов записал дачу на тестя, машину на жену. Но все же не избежал уголовной ответственности под знаменитую присказку тестя в исполнении Анатолия Папанова: «Тебя посодют, а ты не воруй».

Но и Пехтин, который «погорел» на американской недвижимости (пока только в Думе, еще не факт, что его политическая карьера похоронена окончательно), и Яровая, как и все прочие представители российской политической элиты, привыкли существовать вне правового поля.

Они «писатели» законов или безропотно голосуют за спущенные сверху, но не привыкли исполнять эти законы. Более того, российская политическая элита привыкла к неписаным гарантиям неприкосновенности информации об их личной жизни, имуществе, бизнесе.

Теперь, пусть с большими исключениями и по причинам, далеким от борьбы за реальную чистоту власти, представители властной корпорации оказываются в лучах правового, политического, а отчасти (если брать изыскания блогеров) и гражданского контроля.

В любой мало-мальски цивилизованной европейской стране частная жизнь, имущественная и финансовая чистоплотность публичных политиков отслеживаются СМИ, гражданским обществом и их политическими конкурентами с предельной скрупулезностью. За малейшее «прегрешение» в виде поездки или даже купленной жене драгоценности за казенный счет, сплагиаченной диссертации или сомнений в источниках финансирования партии можно в одночасье лишиться шансов на продолжение политической карьеры. В России до сих пор элита не просто живет на два дома, создавая запасные аэродоромы для себя и детей в благополучных западных странах. Она еще остается абсолютно неподотчетной в любых своих бытовых действиях перед обществом и вышестоящей властью, если только не ссорилась с влиятельным начальником.

Теперь российским политикам впору учиться беречься «автомобиля» — элитной недвижимости непонятного происхождения, собственных теневых бизнесов, поступков своих родных и близких (родственникам элиты у нас ведь до сих пор тоже сходили с рук любые правонарушения — от сбитых старушек до пьяных дебошей).

Если публичные политики в России перестанут быть кастой неприкасаемых и анонимным закрытым клубом благоденствующих в нищающей стране, это станет важным шагом на пути к стандартам нормального политического процесса. Пока это больше похоже на спорадическую зачистку элиты. Но процесс, похоже, пошел.