Вторая Яровая

Проверку на фиктивную регистрацию стоит начать с депутатов Госдумы, считают сами парламентарии, комментируя скандал с недвижимостью депутата Яровой



Глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая запуталась в двух...

Глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая запуталась в двух квартирах

Валерий Мельников/РИА «Новости»
В Госдуме очередной скандал с незадекларированной недвижимостью депутата: вслед за единороссом Владимиром Пехтиным жертвой расследований блогеров и журналистов может стать его коллега по фракции Ирина Яровая. По данным СМИ, Яровая живет не в предоставленной ей служебной квартире на улице Улофа Пальме, а в элитных апартаментах в центре Москвы. Место регистрации самой Яровой пока остается неизвестным.

По информации издания The New Times, руководитель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая, продвигавшая в Госдуме законы о «резиновых квартирах» и «о контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности», проживает в незадекларированной элитной 4-комантной квартире в центре Москвы, площадью 127,6 квадратных метра, рыночной стоимостью не менее $2,9 млн. Журнал утверждает, что глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции с 2006 по 2007 год являлась членом ТСЖ в жилом комплексе «Тверская плаза». Комплекс расположен около станции метро «Новослободская», в рекламных объявлениях жилье там названо «элитным и комфортным», территория комплекса закрытая, а особо богатые граждане могут купить там себе даже пентхаус с бассейном.

В декларациях о доходах депутата и ее мужа данная квартира не значится, а правообладателем собственности является их дочь Екатерина, которой на момент приобретения жилья было 17 лет.

Собеседники The New Times подтверждают участие Яровой в собраниях ТСЖ, охранники отмечают, что такая дама в здании проживает, муж Яровой попросил корреспондентов оставить для него и его супруги бумаги именно на ресепшн «Тверская плаза». «Лично ругался с Яровой на собрании ТСЖ «Тверская плаза» на Весковском тупике, д. 3, по вопросам перепланировки помещения», — отметил один из комментаторов статьи в The New Times в ЖЖ блогера Алексея Навального.

При этом, как следует из декларации Яровой о доходах и имуществе за 2010–2011 годы, за ней закреплена еще и служебная квартира в доме № 1 на улице Улофа Пальме площадью 87 кв. м. Согласно закону о статусе депутата Госдумы (ст. 2), такие квартиры положены лишь иногородним депутатам, не имеющим в Москве собственного жилья или регистрации. В доме № 1 на улице Улофа Пальме несколько подъездов отведены именно под казенные депутатские квартиры.

Однако если Яровая по факту проживает с дочерью в квартире на «Новослободской» и является законопослушным гражданином (то есть имеет временную регистрацию по месту жительства), то остается непонятно, каким образом ей выделили служебную квартиру.

Если же она, как законопослушный гражданин, проживает в служебной квартире, то остается неясным, почему ее так часто видят в элитном доме «Тверская плаза».

В какой из двух квартир Яровая временно зарегистрирована, доподлинно неизвестно. Пресс-секретарь Яровой отказался уточнить «Газете.Ru», где она зарегистрирована, отметив, что квартира была куплена мужем Яровой, бизнесменом, в подарок их дочери.

«Цена квартиры завышена в шесть раз, она дешевле стоит. Яровая и муж всю жизнь жили на севере, у них были накопления — наверное, продали еще какую-то недвижимость на Камчатке, и я верю, что этой суммы хватило на вот эту квартиру для дочери», — добавил пресс-секретарь Яровой.

Сама Яровая назвала «грязной инсинуацией» информацию о незадекларированном элитном жилье.

Согласно новому закону, направленному на ужесточение правил регистрации, принятие которого лоббирует, по иронии судьбы, все та же Яровая, депутатам Госдумы придется сделать четкий и однозначный выбор — жить ли по факту в элитных квартирах, зарегистрированных на детей, или же в депутатских служебных.

После вступления закона в силу органы миграционного учета и правопорядка будут проверять не только факт проживания, но и непроживания в квартире. Напомним, закон был внесен в Госдуму 9 января 2013 года президентом, речь в нем идет о поправках в Уголовный и Административный кодексы. По мнению авторов документа, он должен упорядочить регистрацию, исключить «резиновые» дома, в которых число жильцов в разы отличается от числа прописанных, и усилить ответственность за незаконную миграцию.

Как следует из законопроекта об ужесточении режима регистрации, любой россиянин, приехав в другой город, будет обязан в течение 90 дней встать на регистрационный учет в ближайшем отделении ФМС. В том случае, если он этого не сделал, уведомление должен подать собственник квартиры, в которой остановился приезжий. Документ вводит понятие фиктивной регистрации (на основании недостоверных документов и без намерения проживать) и уголовную ответственность за это — от штрафа в 100–500 тыс. рублей до лишения свободы до трех лет.

В два-три раза усиливается административная ответственность за проживание без паспорта и регистрации, а также за допущение владельцем жилья проживания кого-либо без регистрации. При этом гражданина, сдавшего квартиру семье из четырех человек, могут оштрафовать один раз, а могут четыре (если считать по количеству жильцов) или даже восемь (если привлекут к ответственности еще и за неуведомление органов регистрационного учета).

Собеседники «Газеты.Ru» на Охотном Ряду считают, что, в случае принятия закона об ужесточении правил регистрации и проживания, начать проверки следует именно с депутатов Госдумы, в том числе зарегистрированных в доме на ул. Улофа Пальме.

При этом ситуация с Яровой – уже повод провести тотальную проверку на предмет фактического проживания депутатов в их служебных квартирах, говорят депутаты от разных фракций. Несколько лет назад вообще многие сдавали служебные квартиры «вчерную», но эту практику в итоге пресекли, отметил собеседник из фракции «Единая Россия».

Экс-депутат Госдумы, член «Справедливой России» (СР) Олег Шеин, проживший в доме на ул. Улофа Пальме несколько созывов парламента, рассказывает следующее.

«Некоторое время назад депутатам вообще было разрешено приватизировать служебные квартиры — я один из немногих, кто этим правом не воспользовался. Злоупотребления, конечно, были, и мне кажется, что сейчас, после публикации информации о Яровой, есть все основания для запроса официальных властей в паспортную службу, чтобы выяснить, нарушает ли она правила регистрационного учета или нет.

Я помню, что обычно в автобусе от дома на Улофа Пальме в Госдуму нас выезжало человек 20 депутатов, еще человек 30–40 ехали на машинах. При этом депутаты проживают там в двух подъездах, в доме 25 этажей, по 4 квартиры на каждой площадке, так что, конечно, многие держали эту квартиру не как постоянное жилье», — вспоминает Шеин.

Между тем представители фракции КПРФ говорят о том, что квартиры им выделяются с большим трудом, в частности после предъявления многочисленных доказательств того, что жилье действительно нужно. «Отдел жилищного обеспечения в Госдуме – люди крайне упрямые: проверят все бумаги, прежде чем квартиру выдать в пользование», — поделился с «Газетой.Ru» жилец «депутатского» дома коммунист Николай Коломейцев.

Справедливоросс Дмитрий Гудков, также проживающий в этом доме, отметил, что Яровой никогда на улице Улофа Пальме не видел и что хотя большинство депутатов действительно живут в выделенных им квартирах, но некоторые могут вскоре переехать в квартиру побольше в другом месте, а в депутатскую поселить помощника. Контролировать это почти невозможно: никаких обходов нет, а куда писать запросы, непонятно, отмечает парламентарий.

«Я видел Ирину Яровую в доме на Улофа Пальме — и неоднократно. Вообще администрация ЖК постоянно с нами общается, они имеют доступ в наши квартиры. Наверняка депутаты, по факту не проживающие в своих служебных квартирах, есть, но определить это сложно. Лично я не против того, чтобы проверку соблюдения правил регистрации и проживания по новому закону начали именно с нас, депутатов», — миролюбиво отметил депутат-единоросс, еще один житель дома на Улофа Пальме Роберт Шлегель.

«Не секрет, что для некоторых депутатов служебное жилье – резервное, в котором они селят родственников, когда те приезжают, например, или пользуются для каких-то своих целей. Большинство, правда, действительно живет в квартирах, которые им выделяют. Но, безусловно, если принимать закон о «резиновых квартирах», то проверку надо начать с депутатов», — резюмирует депутат Госдумы от СР Илья Пономарев.