Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Россияне на сдачу

Новая ливийская власть своим вердиктом россиянам продемонстрировала, что не боится и не уважает Россию

«Газета.Ru» 04.06.2012, 17:06
Россия не смогла помочь своим гражданам, попавшим в беду в Ливии Istockphoto
Россия не смогла помочь своим гражданам, попавшим в беду в Ливии

Приговор гражданам России, вынесенный новыми властями Ливии, показывает реальный авторитет в мире и степень дипломатической мощи нашей страны куда более наглядно, чем любые громкие внешнеполитические заявления российских руководителей.

Военный трибунал Ливии объявил приговор гражданам России, Украины и Белоруссии, задержанным ранее якобы за пособничество войскам свергнутого и убитого в прошлом году ливийского диктатора Муамара Каддафи. Россиянин Александр Шадров, которого обвиняли в координации действий подсудимых, приговорен к пожизненному заключению. Еще один гражданин России Владимир Долгов, 19 украинцев и трое белорусов получили по 10 лет тюрьмы и каторжных работ.

Россияне в числе 27 выходцев из стран СНГ работали на совместном российско-ливийском нефтяном предприятии «Дакар». Более полугода с момента их задержания, до апреля 2012 года, российский МИД вообще отказывался комментировать сообщения об их судьбе и только после начала судебного процесса сделал официальное заявление в ответ на запрос «Газеты.Ru». Сам Александр Шадров рассказывал, что российский консул заявил ему: денег на платных адвокатов у дипломатов нет, поэтому дело россиян ведут бесплатные ливийские защитники.

Эти детали важны для понимания ситуации, информация о которой изначально была крайне скупа.

Понятно, что иностранные гражданские специалисты часто оказываются в плену противоборствующих группировок в странах, где идет открытая или латентная гражданская война. Но в таких ситуациях как раз и проверяется реальная политическая мощь и дипломатический авторитет государства.

Трудно сказать, как сложилась бы судьба Шадрова и Долгова, если бы Россия занимала в ливийском конфликте другую политическую позицию и не поддерживала бы режим Каддафи. Но в любом случае у российской дипломатии (про украинскую и белорусскую нет смысла говорить, потому что наши соседи не претендуют на особую геополитическую роль в мире) не хватило возможностей, чтобы вызволить своих граждан из ливийского плена после кровавой смены власти в этой стране. Новая ливийская власть своим вердиктом продемонстрировала, что не боится и не уважает Россию.

Схожую дипломатическую войну Россия проиграла и США в деле Виктора Бута. Таиланд, где был задержан Бут, предпочел выдать российского бизнесмена американцам, а не вернуть его на родину. И даже в случае с политически слабым Таджикистаном вызволить из тюрьмы российского летчика Владимира Садовничего, по некоторым данным, удалось лишь благодаря прекращению в России уголовного преследования родственника президента этой страны Эмомали Рахмона.

Все эти эпизоды создают картину реальной геополитической роли и места России в современном мире.

Понятно, что во время гражданской войны в Ливии у российских дипломатов не было возможности заставить всех работавших там россиян покинуть страну. Но так же очевидно, что российская дипломатия не смогла предпринять достаточных усилий, чтобы вызволить Шадрова и Долгова из ливийской тюрьмы. История с нехваткой денег на адвоката в этом плане очень показательна. Теперь остается последний шанс — используя все возможные способы, от законных судебных апелляций до неформальных контактов с дипломатами западных стран, у которых более теплые отношения с нынешним ливийским руководством, добиться освобождения Шадрова и Долгова. Каждая такая история не только разрушает отдельные человеческие судьбы, но еще и ложится репутационным пятном на отечественную дипломатию.

Если верна версия о том, что осужденные россияне не просто иностранные специалисты, работавшие в Ливии, а бывшие или действующие российские разведчики, провал российской стороны еще более очевиден. И теперь, возможно, эту историю, как и в случае экстрадиции в Россию предполагаемых убийц Зелимхана Яндарбиева, приговоренных в Катаре к пожизненным срокам, придется распутывать на самом высоком уровне и не только по дипломатическим каналам.