Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Чувства без разума

Засудив Тимошенко, Янукович вызвал раздражение России и ЕС одновременно

ИТАР-ТАСС
Виктор Янукович наконец-то может почувствовать себя «хозяином земли украинской». Вопрос в том, надолго ли.

Обвинительный приговор Юлии Тимошенко, конечно же, не делает Украину Белоруссией. А вот самому Виктору Януковичу пора звонить в Минск и спрашивать у Александра Лукашенко, как в условиях изоляции на Западе сохранять дистанцию в отношениях с Москвой.

Не факт, что Янукович долго пробудет в положении между молотом и наковальней – все-таки пока еще у него остаются и юридические, и политические возможности отыграть назад. Но понять, зачем он вообще загнал себя в угол, просто невозможно. По всем прикидкам, от осуждения Тимошенко он практически ничего не выигрывал, а перечень рисков, наоборот, выходил достаточно внушительным.

Начнем с внутренней ситуации. В отличие от августовских дней, когда принималось решение об аресте Тимошенко, сегодня хорошо известно, что рейтинги БЮТ за время ее пребывания в заключении не пошли ни вверх, ни вниз. Что говорит скорее о том, что на сегодня Тимошенко представляет собой пусть все еще сильную, но уже не однозначно центральную фигуру в украинских политических шахматах.

Успех или поражение правящей силы на парламентских выборах следующего года будет зависеть от трех факторов, ни на один из которых свобода или, наоборот, тюремный срок Тимошенко критически не влияют.

Во-первых, это состояние экономики, каковое непредсказуемо. Как сильно будет штормить Украину возвращающаяся волна глобального экономического кризиса и, главное, когда наступит пик проблем, не знает никто, но предполагать, что критические высказывания Тимошенко в адрес правительства удастся удержать за решеткой, было бы, по меньшей мере, странно. Во-вторых, способность Януковича предотвратить склоки внутри команды. На Украине всегда есть риск, что кто-то из вроде бы проверенных денежных мешков, обиженный теми или иными решениями, начнет финансировать не только «своих», разрешенных политиков. Или что региональные кланы – харьковские или днепропетровские, например – не захотят больше выступать вторым номером у донецких и предоставлять в распоряжение «регионалов» находящийся в их руках административный ресурс. В особенности, если выборы все-таки будут проводиться по смешанной, партийно-мажоритарной системе.

И только «в-третьих», напоследок, речь идет о потенциальной консолидации оппозиции. Объединение несогласных сегодня видится все более иллюзорным и менее вероятным.

Если за прошедшие с момента прихода Януковича к власти 20 месяцев оппозиционеры так ни о чем и не договорились, то что может сегодня поменять ситуацию в корне? Уж точно не освобождение Тимошенко. Хотя бы потому, что к ней вообще-то можно только присоединиться, а вот стать равноправным партнером, которого признают и она сама, и электорат, очень трудно.

В любом случае, устранение Тимошенко скорее открывает путь к появлению нового лидера.

Выходит, что с точки зрения чистых внутриполитических раскладов, ни особого ущерба, ни особых выгод для партии власти не просматривалось.

А вот на внешней арене ставки были, наоборот, загнаны на самый верх. Так или иначе, судьба Тимошенко стала миной, способной пустить под откос весь проект, который Виктор Янукович реализовывал в последний год, когда он держал фронт на Востоке, постепенно сближаясь с ЕС.

Приговор Тимошенко меняет весь контекст украинско-европейских отношений. Никто не будет вникать в суть юридических конструкций, приведенных в доказательство законности принятого решения. Все будут исходить только из одного: Янукович посадил своего главного политического оппонента, попутно проигнорировав однозначно негативное отношение к этому со стороны западных партнеров. Технически, переговоры о заключении соглашения о зоне свободной торговли и об ассоциации можно, конечно, продолжить, но завершить их не получится. Брюссель не захочет разделять два документа и ограничиваться сугубо торговыми аспектами, а соглашение об ассоциации невозможно без включения ценностного компонента. Требования Киева о признании за Украиной перспективы членства в Евросоюзе, в общем-то, и сегодня уже воспринимаемые с нескрываемым раздражением, вообще перестанут вызывать какую-то реакцию, кроме недоумения и сарказма.

Напряженная пауза в отношениях Украины с ЕС подтолкнет к действиям Россию.

С точки зрения имиджа и так называемой «мягкой силы», российскому руководству брошен специфический, но прямой и болезненный вызов. Ведь всем уже давно разъяснили, что правосудие Януковича карает бывшего премьер-министра исключительно за договоренность с Россией. А теперь выяснилось, что Москва никак не может этому воспрепятствовать. И уже не важно, были у Тимошенко с Путиным какие-либо закулисные политические договоренности или нет, брала ли Россия на себя какие-то обязательства по ее поддержке на прошлых президентских выборах или не брала.

Важно только то, что еще один политик, пошедший на сделку с Кремлем, заплатит за это огромную цену. Неудивительно, что МИД увидел в решении суда «антироссийский подтекст». По понятиям, за такое следует призвать к ответу.

Впрочем, репутация – дело наживное. Вряд ли Кремль так уж дорожит судьбой и здоровьем своего бывшего делового и политического партнера – или использованного агента, кому как понравится. В российской политике давно не до сантиментов. Но задачу удержания Украины в сфере своего влияния Москва не снимала. И тут удача сама идет в руки.

Янукович сильно подставился. Еще до прошлой недели очередной сет бесконечной теннисной партии между Россией и Украиной выглядел в целом не особо перспективным для Москвы. Украина на глазах уходила. Посулам многомиллиардной экономической выгоды в случае вступления Украины в единое экономическое пространство с Россией Янукович верить не спешил, и понятно почему: в апреле прошлого года в Харькове он уже один раз поддался магии цифр и обещаний. Но и напугать его толком не удавалось. Киев прекрасно понимает, что при сегодняшних реалиях европейского газового рынка, когда только ленивый не требует у «Газпрома» снижения цен и тому все чаще приходится уступать, чтобы не потерять клиентов, новые перекрытия газа Россией невыгодны в первую очередь ей самой. Одновременно, на всякий случай, в украинский госбюджет на 2012 год была заложена та самая высокая цена на газ, которую предусматривает существующая «тимошенковская» формула.

Наиболее напрашивающейся в этих условиях была бы экономико-дипломатическая комбинация, центром которой стали бы действия «принимающей стороны» - Европы. Прецедент существовал. В 2008 году Москва точно так же не смогла убедить тогдашние власти Украины отозвать заявку на предоставление стране Плана действий по вступлению в НАТО. К делу пришлось подключить европейских партнеров, и уже они обеспечили нужное решение.

Сегодня все еще проще. В НАТО нужно было сопротивляться давлению Вашингтона. А в Европейском Союзе достаточно того, что кто-то из 27 стран-членов не ратифицирует возможное соглашение с Украиной. И все. Даже объяснять никому ничего не надо. А в качестве ответной услуги Москва могла бы, например, предоставить кредит одной из стран с не самой здоровой финансовой системой, или заключить соглашение о закупках военной техники с другой.

Но все-таки нельзя было быть до конца уверенным. Кто знает, какими оказались бы представления европейских столиц о чистоплотности, если бы за договор с Украиной выступил Берлин. А канцлер Меркель, к слову, недавно лично участвовала в работе саммите Восточного Партнерства в Варшаве, что с учетом ее занятности делами внутри ЕС – немаловажный сигнал.

И только теперь можно ничего не бояться.

Любые соглашения Еврокомиссии с Киевом, даже если их удастся подписать, можно смело торпедировать руками «друзей», вполне искренне озабоченных стандартами демократии на Украине.

Ну, или говорящих об этом. И далее по тексту: экономическое давление, попытки получить контроль над газотранспортной системой и чувство морального удовлетворения по формуле «никуда они не денутся».

Все рациональные аргументы говорили в пользу освобождения Тимошенко. На другой чаше весов находились исключительно эмоции и властные привычки украинского президента. Что ж, теперь он, наверное, наконец-то может почувствовать себя «хозяином земли украинской». Вопрос в том, надолго ли.

Спору нет, в последние годы Европа предоставила немало поводов задуматься о том, действует ли там еще презумпция здравого смысла. Может, и нет. Но все-таки трудно представить себе, что Запад будет иметь дело с политиками, которые настолько способны пренебрегать доводами рассудка. Даже если украинская судебная система в ближайшее время проявит чудеса изворотливости и вдруг окажется, что Тимошенко все-таки невиновна.