Законопослушная фронда

Что бывает, если допечь финансиста

Ольга Романова 04.10.2011, 11:27
close


Мы, финансисты, народ мирный, скучный и до занудства законопослушный

Мы, финансисты, народ мирный, скучный и до занудства законопослушный

generalledgeraccounting.org

Принципиальность и решительность государственного служащего могут не только лишить его должности, но и создать серьезные проблемы госаппарату.

В Мещанском суде Москвы началось преинтереснейшее судебное слушание, имеющее прямое отношение к статусу и функциям министра финансов как члена правительства. Это во-первых. Во-вторых, речь идет о финансовых безобразиях, творившихся в Тульской области при губернаторе Дудке. Их выявил налоговый инспектор задолго до коррупционного скандала, который привел к досрочному прекращению полномочий Дудки, за что инспектору было объявлено дисциплинарное взыскание. Налоговый инспектор не угомонился и дошел до министра финансов Кудрина. За проявленную принципиальность его и уволили. В смысле, инспектора — с министром это случилось чуть позже.

Но по порядку. Мы, финансисты, народ мирный, скучный и до занудства законопослушный. Однако, если нас попытаться принудить нарушить закон или если, к примеру, мы видим, как некто рядом с нами его попирает, некоторые из нас звереют — ну, как учили. А буйный финансист — это вам не майор Дымовский, мы кодексами и планом счетов замордуем. В общем, жила-была Любовь Кондратьева, главный государственный налоговый инспектор Межрегиональной инспекции ФНС России по Центральному федеральному округу, — такая, знаете, женщина в косынке, крепко знающая свое дело, гордость коллектива и активист месткома. Еще в далеком 2006 году Любовь Кондратьева проводила выездную проверку в Тульской области, где выявила на местах нарушений видимо-невидимо, о чем составила соответствующий акт. Однако руководство осталось недовольно бдительностью коллеги Кондратьевой и стало на нее давить — дескать, не надо позорить край пряников, левшей и прочих оружейников, надо бы исключить из акта выявленные нарушения.

«Как так?» — удивилась Любовь Кондратьева, это же будет подлог, деяние уголовно наказуемое, и отказалась. Тут пришла очередь удивляться начальству, и Кондратьеву просто перестали включать в состав проверяющей группы. Но зря — Кондратьева стала обнаруживать нарушения непосредственно вокруг себя, в самом сердце Межрегиональной инспекции: то начальство забудет конкурс объявить на замещение вакантной должности, то зарплату и командировочные неправильно начислит.

До того дело дошло, что ей стали жать руку всякие гостиничные администраторы со словами «Позвольте пожать, впервые вижу честного налогового инспектора».

Кондратьева еще и жалобы писала — то Сердюкову, это когда он еще главным был по налогам и сборам, то еще кому. Высшее начальство реагировало, хмурило брови и приказывало разобраться, а начальство поменьше не разбиралось, что чрезвычайно огорчало Любовь Кондратьеву, и она продолжала совершенствоваться в эпистолярном жанре. Шли годы, смеркалось — в итоге дошла главный инспектор до самого главного, до министра финансов Кудрина, с простым и естественным вопросом: «Для чего мы деньги народные проедаем? У нас бессмысленная работа, мы находим нарушения, они не устраняются, вот в Тульской области что творится — так в итоговых актах безобразий не оказалось». Алексей Кудрин заинтересовался буйным инспектором и пригласил на личный прием. Куда Любовь Кондратьева отправилась не с пустыми руками, а с планом мероприятий по устранению выявленных нарушений.

Ни за что не догадаетесь, как среагировало начальство Любови Кондратьевой на этот решительный поступок. Во-первых, оно с перепугу присвоило плану мероприятий по устранению нарушений гриф секретности, то есть ДСП. Во-вторых, оно же — то есть инспекция ФНС — издало приказ о признании Министерства финансов «сторонней организацией». В-третьих, назначило инспектора носителем и нарушителем государственной тайны. Цитирую приказ о применении дисциплинарного взыскания к Л. Н. Кондратьевой за подписью начальника МИ ФНС РФ по ЦФО: «…в связи с обнаружением признаков совершения дисциплинарного проступка, выявленного в ходе служебного расследования по факту направления копий материалов с пометкой «ДСП» члену Правительства РФ — министру финансов А. Л. Кудрину». Хотя, вообще-то, согласно закону «О государственной тайне», информация о нарушении законодательства не может быть засекречена, тем более от министра финансов.

После выговора с занесением товарищ Кондратьева даже и не подумала угомониться. А обратилась в суд для взыскания среднего заработка в период командировочных и больничных, который, по мнению инспектора, начальство начисляло неправильно — не только ей, но всей инспекции.

И дала малюсенький комментарий в СМИ, зачем она это сделала: «Я считаю, раз государство установило определенный порядок оплаты труда, никто не вправе залезать ко мне в карман». Это выступление было сочтено критикой органов исполнительной власти, и уволили гражданку Кондратьеву за нарушение запретов на госслужбе, п. 10, ст. 17 закона о ней же.

«Это что же — если начальник берет взятки, то подчиненный должен молчать?» — задала риторический вопрос Любовь Кондратьева и дошла с этим вопросом до Верховного суда и Страсбурга. Попутно товарищ Кондратьева понизила в должности главу Мещанского суда г. Москвы Владимира Прощенко, который имел неосторожность сообщить бывшему главному налоговому инспектору Любови Кондратьевой, что копию с листов своего дела она должна снимать за свой счет, сопроводив сообщение словами: «Вы серьезно считаете, что каждая бумажка в деле — это документ?» Кондратьева немедленно отправилась с жалобой в Высшую квалификационную коллегию судей, и Прощенко был разжалован до рядового судьи. Отомщенная, но неудовлетворенная, Любовь Кондратьева обратилась в Конституционный суд.

И вот минувшим летом КС разъяснил urbi et orbi, каким образом нужно применять законы о госслужбе и гостайне, выпустив специальное Постановление № 14 П. Постановление, надо сказать, гениальное и весьма полезное — многим пригодится, спасибо нашей Любови.

Конституционный суд разрешил публично подвергать сомнению действия начальства (sic!). А дело героического налогового инспектора, кстати, согласно этому постановлению, подлежит пересмотру.

То есть ее надо восстанавливать в должности и выплачивать средний дневной заработок в 915 руб. за время вынужденной безработицы и какие-то там еще не менее впечатляющие деньги.

И вот дело торжественно вновь поступает в Мещанский суд г. Москвы. К тому времени прошел «съезд победителей», в результате которого министр финансов почти что записался в оппозицию. И этот вопрос до конца еще не разъяснен. То есть Алексей Кудрин уже не министр, и это медицинский факт, а вот как дальше сложится его жизнь и судьба — ведомо только одному человеку, и этот человек своими планами насчет Кудрина с Мещанским судом не делится. В связи с чем судья, которому расписано дело Кондратьевой, стремительно и предусмотрительно заболевает. Ибо он не мудр. Ведь, во-первых, есть постановление Конституционного суда насчет Кондратьевой, и его надо исполнить, как ни крути. Во-вторых, есть изобличенный тульский Дудка, которого уже вроде как и нет, и это очень удобно. В-третьих, это удобный предвыборный повод бороться с проклятыми расхитителями и коррупционерами, благо начальство межрайонной инспекции — это правильный калибр. Не бог весть что, но и не участковый врач, и не директор школы.

В общем, рассмотрение дела Любови Кондратьевой перенесено на 11 ноября. Это правильная дата — сразу после Дня милиции (или как он теперь должен называться?), когда по награждениям станет понятно, куда ветер дует. Однако в судьбе отставленного Алексея Кудрина День милиции ничего не прояснит, а тянуть дальше суд уже не сможет. Надеюсь, Любовь Кондратьева уже отправила жалобу новому министру финансов. А если она не успеет дойти, хорошо бы новому министру превентивно среагировать на Любовь. Ибо мы, финансисты, народ мирный — не майор Дымовский. Вот взять хотя бы Кудрина. Но и нас можно допечь, если очень постараться. И тогда в бухгалтера вселяется такая вселенская Любовь, что любого майора или судью может схватить настоящая кондратья.