О непротивлении коррупции

Антикоррупционный план президента имеет высокие шансы на реализацию, потому что никого не раздражает

Георгий Осипов 29.04.2010, 10:56
ИТАР-ТАСС

Антикоррупционный план президента имеет самые высокие шансы на успешную реализацию. Потому что он никого не раздражает, а, напротив, вызывает общенациональное одобрение.

Апрельский указ «О национальной стратегии противодействия коррупции и национальном плане противодействия коррупции на 2010—2011 гг.» — как бы детальный план изведения мздоимцев в России, в котором прописаны конкретные сроки исполнения многих пунктов.

«Как бы» — потому что исполнять план призваны не кто иные, как сами чиновники, которые у нас, как известно, ставятся не на довольствие, а на кормление.

Потому, видимо, указ написан таким не человеческим, а чиновничьим языком и чаще прочих в нем употребляются столь ласкающие слух служителей вертикали слова, как «принять», «обеспечить», «организовать», «предусмотреть», «разработать и осуществить» и, наконец, «доложить».

Кого-кого, а профессионалов в деле написания докладных — опытнейших госаппаратчиков у нас всегда хватало, хватает и, судя по маневрам власти, хватать будет.

Не корысти, а демократичности ради в указе поминаются добрым словом и непрофессионалы. Любителям — Общественной палате, Торгово-промышленной палате, Ассоциации юристов России, политическим партиям, саморегулируемым организациям, общественным организациям, объединяющим промышленников и предпринимателей, другим общественным объединениям — предложено проводить важную работу по «формированию в обществе нетерпимого отношения к коррупционному поведению». Иными словами,

опытные чиновники уже давно привиты против взяточничества, а вот с остальным народом придется повозиться — терпеливо и снисходительно.

Указ содержит 3561 знак с пробелами, не считая заголовка. Но употреблять его рекомендуется вместе с самой «стратегией», а это еще 37150 знаков с пробелами. В этом массиве много чего можно при желании отыскать. Смотря какое у кого будет желание. Кто-то найдет подтверждение тому, что и в самом деле вертикаль власти начала бой с самой собой. Кто-то придет к противоположенному выводу. На самом деле любопытнее не то, что изложено в документе, а то, чего там нет.

До сих пор человечеству было известно, пожалуй, только два эффективных способа борьбы с коррупцией. Первый — лишение бюрократов права принимать решения (в отечественной практике это обычно означает право клерка давать разрешение на все, за что можно содрать взятку). Второй — введение в действие закона о контроле соответствия расходов доходам гражданина. То есть, покупая очередной особнячок на имя троюродной сестры дяди жены брата, расскажи, где деньги взял, или пожалуй в камеру. Оба приема пытались было применить в Российской Федерации в конце девяностых, но так и забросили. К примеру, рассматривался известный опыт, когда, скажем, не таможенник решает, какую фуру и как долго досматривать, а робот за тысячи километров путем отбора случайных цифр выдает приказ: первую фуру пропустить без досмотра, у второй проверить задние колеса, у третьей просветить кабину, четвертую — на полный досмотр. И все. Служивый ничего сам решить не может (с понятными исключениями, процедура применения которых тоже максимально формализована), а значит, и платить ему становится не за что.

Еще принимался закон о соответствии расходов доходам. Закон есть, применить его невозможно, так как была свернута вся поэтапная программа по описи, скажем, доставшихся в наследство от бабушки изумрудов и так далее. На реализацию такой программы потребовалось бы лет 10 как минимум. А так фактически «филькин» закон уже можно использовать при необходимости, чтобы поднять волну в СМИ против той или иной неугодной фигуры, не разрушая при этом основ. Это напоминает одну из традиционных игр российских заключенных, когда надо поочередно вытягивать спички из конструкции и проигрывает тот, кто всю конструкцию порушит, потянув палочку.

В новой стратегии не рассматриваются вопросы происхождения денег и полномочий. Хотя людской опыт последних тысячелетий показывает, что только после их введения в действие можно начинать, например, настраивать тех же правоохранителей на расследование коррупционных сделок.

То есть давать команду «фас» служивым резонно только после того, как они объяснят прилюдно, как умудрились скопить на Cayenne для младшей дочери, на пошив форменных фуражек у Gucci…

Антикоррупционный план президента в том виде, в каком он представлен, имеет самые высокие шансы на успешную реализацию. Потому, что он никого не раздражает, напротив, вызывает общенациональное одобрение. Недаром первым на него откликнулся мэр Москвы Юрий Лужков. Градоначальник оперативно, буквально в день публикации плана, утвердил план мероприятий по противодействию коррупции в органах исполнительной власти столицы. До конца года планируется подготовить антикоррупционные законы «О системе мер противодействия коррупции в городе Москве» и «Об особенностях обеспечения доступа к информации средствам массовой информации о деятельности государственных органов города Москвы и органов местного самоуправления». В префектурах городских округов, по данным информагентства, создадут специальные группы по противодействию коррупции. Таким образом,

для мэров, префектов и других ответственных товарищей в указе все логично и понятно. А вот для остальных граждан РФ полезно было бы поправить «противодействие» на «непротиводействие».

И не только потому, что это бы придало смысл бумаге. Но и для подтверждения уверенности простых людей в том, что слова «стабильность», «преемственность» и самое важнейшее — «государственность» продолжат в обозримом будущем быть определяющими и направляющими в родной стране.