Пенсионный советник

Кадровый голодомор

Президенту трудно управлять страной, если все кадры лично преданы премьер-министру

«Газета. Ru» 23.07.2008, 16:59

Кадровый голод в России спровоцирован самой властью и будет сохраняться до тех пор, пока в стране не появится нормальная политическая система и система социальных лифтов.

Президент России Дмитрий Медведев провел совещание по кадровой политике, признав, что государственные должности в стране покупаются и существует огромная проблема с подбором кандидатов даже на губернаторские посты, не говоря уже о муниципальной власти. По словам президента, «нет скамейки запасных», «каждый раз ломаем головы, как найти кадры для замещения высших должностей в регионах». Ему словно впервые открылась истина, о которой знает любой человек, мало-мальски следящий за политическими новостями в России: «Решения о замещении должности порой принимаются по знакомству, по принципу личной преданности или, что наиболее отвратительно, — за деньги, то есть должности продаются». Сказав очевидное,

президент подытожил: «Российское общество — это демократия, а не средневековая деспотия».

В том-то и проблема, что политика подбора кадров в России, окончательно восторжествовавшая в эпоху Путина, как раз совершенно деспотическая. Ее критерии просты: лояльность и личное знакомство важнее профессионализма, какие должности покупаются — те продадим. Это Борис Ельцин мог сделать главой правительства профессионального экономиста Егора Гайдара, едва ли близкого ему интеллектуально и ментально, это первый президент мог уволить любого из приближенных, пусть даже давно знакомых с ним — от Бурбулиса до Коржакова. Зато

про путинскую кадровую политику слагают анекдоты. Например, такой: «Все ищут на сайте «Одноклассники.ру» друзей, и только Владимир Путин — будущего президента России».

Или такой: «Все петербургские кадры кончились, и теперь Кремль будет подбирать их на Ленинградском шоссе». Это в путинской России для того, чтобы назначить очередного знакомого по дачному кооперативу главой Центральной избирательной комиссии, специально под это назначение изменили закон, разрешив занимать данную должность человеку без юридического образования. Это при президенте Путине восторжествовала казавшаяся совершенно анекдотической кадровая политика ЛДПР — когда сын лидера становится главой думской фракции, а личный охранник — кандидатом в президенты.

Признавая кадровый голод, Дмитрий Медведев, ставший президентом как раз по «личной преданности» и «по знакомству» (это обстоятельство при выдвижении особо подчеркивали и Путин, и его преемник), обозначил меры, которые готов предпринять в борьбе с этой проблемой.

В частности, он объявил о создании президентской квоты управленческих кадров, куда войдут профессионалы высокого уровня. «Личные профессиональные достижения этих людей я буду оценивать сам», — предупредил глава государства. По его словам, необходимо добиться того, «чтобы присутствие в этой квоте было не симпатичной рамочкой, а реальным знаком качества». По его мнению, в эту квоту должны попадать «настоящие специалисты, а не лица, которые нравятся, попали по знакомству или по коррупционной схеме».

Понятно, что

любому президенту трудно управлять страной, если все кадры лично преданы премьер-министру.

Но откуда во власти возьмутся профессионалы, если в стране искусственно и сознательно ликвидированы все механизмы рекрутирования во власть действительно квалифицированных кадров. Нет полноценных политических партий, которые реально боролись бы за власть и считали бы управление страной своей целью. Нет американской системы рекрутирования на политические должности интеллектуалов из образовательной и научной среды, а также успешных частных бизнесменов (у нас теперь успешен тот, кто сумел договориться с любой властью — от районной санэпидемстанции до чиновников кремлевской администрации, а не тот, кто сделал состояние благодаря предпринимательским талантам). Нет и традиции делать карьеру на госслужбе за счет честного и грамотного служения стране, а не личных связей и заискивания перед вышестоящим начальством. Что касается должностей губернаторов, пусть кандидатов подбирают партии и выбирает народ, как это было до отмены губернаторских выборов тем же Владимиром Путиным. И у президента кадровых забот станет меньше.

Чтобы власть в России не базировалась исключительно на системе личных связей (в такой большой стране даже чисто физически трудно заместить все вакантные должности чиновников личными знакомыми и друзьями друзей), нужно создать нормальную систему социальных лифтов и вернуть в страну публичную политику как главную кузницу кадров госвласти. «Президентская квота» — идея понятная:

Дмитрий Медведев остро нуждается в своих людях, поскольку пока сам остается «кадровым резервом Путина», игроком с путинской «короткой скамейки запасных».

(Заметим, что ни одна сколько-нибудь значимая фигура из путинской кадровой обоймы пока не удалена из системы власти). Но если этих людей Медведев будет подбирать по путинскому принципу, кадровый голод будет только нарастать. Тем более что это никакой не голод, а голодомор, поскольку спровоцирован исключительно самой властью.