Общество самоцензуры и страха

Критики закона о прослушке в Швеции готовы ставить ее в один ряд с репрессивными режимами

«Газета.Ru» 19.06.2008, 17:57

Когда просматривать переписку граждан и слушать их телефонные разговоры без суда и следствия начинают в странах образцовой демократии, власти демократий суверенных могут о правах человека вовсе забыть.

В Швеции принят закон, разрешающий спецслужбам прослушивать телефонные разговоры и просматривать электронную почту граждан без решения суда. Пикеты противников против вмешательства государства в частную жизнь эффекта не возымели – хоть и незначительным большинством, но закон утвержден.

Скандал тем более примечательный, что Швеция считается едва ли не образцом свободного общества, в котором права человека – это святое. Теперь оппоненты закона готовы ставить ее в один ряд с репрессивными режимами вроде Саудовской Аравии.

Вступив в силу с будущего года, закон позволит так называемому агентству по радиозащите (National Defense Radio Establishment) сканировать всю переписку и телефонные переговоры в поисках ключевых слов, которые могли бы иметь отношение к террористической деятельности. Шведское правительство утверждает, что это коснется только международной связи. Критики говорят, что это отговорка – отделить трансграничные сообщения от внутренних, по их мнению, технически невозможно.

Забавно, хотя и вполне объяснимо, что свой голос к правозащитным протестам присоединили и телекоммуникационные гиганты, выступившие с совершенно политическими заявлениями – Google и TeliaSonera. Представитель Google Питер Флейшер, например, заявил, что «с введением этих новых мер шведское правительство следует примеру властей ряда стран, от Китая и Саудовской Аравии до администрации США с ее вызывающей массовый протест программой подслушивания граждан». Такое обобщение, да еще сделанное представителем компании, которую китайские власти заставили пойти на уступки и приспособить свой сервис к их цензурным требованиям, звучит слегка истерически. Однако своя правда в нем есть.

Последовательное расширение полномочий спецслужб по проникновению в частную жизнь граждан в США стало официальной политикой администрации Буша сразу после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон. Действие «Патриотического акта», упрощающего слежку, регулярно, хоть и не без сопротивления, продлевается Конгрессом. Впрочем, далеко не все согласны считать Америку такой уж свободной страной, да и

сами американцы признают, что международная репутация США как оплота демократии в ходе войны с терроризмом свелась к отрицательным величинам.

Тенденция к усилению надзора спецслужб проявляется не только в США. Она налицо и в странах старой Европы. И везде поводом для этого становится необходимость противодействия терроризму. Насколько такое поощрение «Большого Брата» действительно эффективно в предотвращении террористических атак – это вопрос, на компетентное мнение по которому, к сожалению, могут всерьез претендовать только сами представители спецслужб. А их объективность, естественно, вызывает сомнение.

Циники могут заметить, что слежка государства за частной жизнью ведется и тогда, когда она ограничена законом. Ведется, если есть возможность, – в обход его, а если нужно, то и с нарушением.

Но введение в правовую систему нормы бессудебной перлюстрации и прослушки может иметь и другие последствия, помимо возможности с большим удобством проводить полицейские операции. Такая норма способна изменить общественное сознание – во всяком случае там, где оно избаловано постоянными отсылками к правам и свободам.

Собственно, критики закона о прослушке в Швеции так и говорят: закон «создаст общество самоцензуры и страха».

Люди, живущие в странах, в которых общечеловеческие ценности и так уже сочтены негодным хламом, вправе злорадствовать. До тех пор, разумеется, пока лично не столкнутся с нарушением собственных прав и свобод.

Хотя в мире полным-полно стран, где права граждан нарушаются с регулярностью смены дня и ночи, а ни о каких свободах, даже если они прописаны в местной конституции, люди просто не догадываются. Смещение границы допустимого ущемления прав и ограничения свобод граждан (пусть это и делается под благородной вывеской заботы о благе, безопасности и т.п. населения) в государствах с традиционно высоким уровнем гражданско-правовой культуры неизбежно приведет к росту произвола в странах, где словосочетание «права человека» чаще употребляется в негативном контексте. Во всяком случае у лидеров суверенных демократий и деспотий появятся актуальные аргументы для внешнего оправдания очередного наступления на права собственных подданных. Для внутреннего пользования хватит простого слогана: «А у шведов письма читают».