Трудовая старость

Россия станет первой страной, где экономика растет при сокращении трудовых ресурсов

«Газета.Ru» 21.05.2008, 17:56

Россия уже сталкивается с нехваткой рабочих рук на фоне низкой продолжительности жизни, невысокой рождаемости и крайне плохой организации труда.

Запретную и непопулярную тему повышения пенсионного возраста вновь неожиданно поднял глава Росстата Владимир Соколин. «С 2008 года мы будем иметь каждый год минус один миллион трудовых ресурсов, что может стать серьезным ограничением экономического развития, — заявил он, выступая на посвященной переписи 2010 года конференции, —

может быть, Россия станет первой страной, где экономика растет при сокращении трудовых ресурсов, но раньше такого нигде не было».

Сомнение и скепсис главного статистика страны относительно блестящих перспектив развития российской экономики резко диссонируют с всеобщим энтузиазмом прочих госчиновников.

Причем никаких откровений и новаций в озвученных им цифрах нет – ученые-демографы бьют тревогу, пытаясь привлечь внимание властей к близкому кризису трудовых ресурсов не первый год. Власти пока ограничили свой вклад в решение демографической проблемы обещанием выплачивать четверть миллиона рублей женщинам, родившим второго ребенка. Соколин же предложил подумать об использовании граждан, уже давно достигших трудоспособного возраста: «Мы остаемся страной с самым молодым пенсионным возрастом. Это не самая популярная проблема, но говорить о ней надо».

Считать ли возвращение главы Росстата к старой теме повышения пенсионного возраста началом осторожного зондажа общественных настроений, или это был просто обмен мнениями в профессиональном кругу – сказать трудно. Повышение пенсионного возраста как один из вариантов решения проблемы нехватки трудовых ресурсов предлагалось не раз и не два.

Публичная позиция власти до сих пор была однозначна: официальные лица категорически отрицали, что собираются повышать пенсионную планку, которая и в самом деле одна из самых низких в мире (55 лет для женщин, 60 – для мужчин).

В последнем президентском послании Федеральному собранию весной 2007 года Владимир Путин заверил, что пенсионный возраст повышен не будет, а напротив, вырастут пенсии. А во время прямой линии с населением 18 октября 2007 года он еще раз категорически заявил: «Считаю, нет необходимости в повышении пенсионного возраста в Российской Федерации».

Впрочем, в выборный год гражданам принято говорить и обещать только приятное. Сообщение же о том, что для получения пенсий, которых едва хватает на жизнь, придется поработать еще несколько лет – вряд ли было бы с энтузиазмом воспринято электоратом. Средняя продолжительность жизни мужчин, согласно статистическим данным, составляет 58 лет, то есть многие не доживают даже до «ранней» пенсии. Поэтому

«доброта» властей объясняется не только популизмом, но и элементарным расчетом: повышение пенсионного возраста бессмысленно без существенного увеличения средней продолжительности жизни населения, прежде всего мужчин (российские женщины в среднем доживают до 72 лет).

Увеличение же продолжительности жизни невозможно без решения целого комплекса проблем: повышения уровня жизни, улучшения качества медицинских услуг и, безусловно, улучшения условий труда, которые в ряде отраслей остаются просто варварскими, что приводит не только к ранней смертности и травматизму, но и к тому, что люди быстрее «изнашиваются», вырабатывают свой трудовой ресурс.

В рекомендациях Всемирного банка по устойчивому экономическому развитию России на ближайшие годы один из главных пунктов — повышение производительности труда, что тоже позволяет отчасти компенсировать дефицит рабочих рук. Пока по этому показателю мы уступаем не только развитым государствам, но и многим странам третьего мира. Кроме того, необходимо принципиально улучшать качество организации труда, особенно в остающихся базовыми для российской экономики сырьевых производствах.

Строго говоря, заговорив о начале процесса массовой убыли трудовых ресурсов в России,

Соколин поставил вопрос о главной цели политики как таковой — сбережении и приумножении народа.

Потому что без конкурентоспособного динамичного, здорового населения бессмысленно принимать любые стратегии развития страны до 2020 года, ставить задачу войти в число ведущих экономических держав

Но дело даже не в амбициях страны: дело в том, что каждый человек хочет быть здоровым, жить долго и счастливо, а задача любого приличного государства по мере возможностей помочь ему реализовать эти желания.