Как отбирают лейтенантов

Повышение контрактнику довольствия на 15% означает, что генерал будет получать больше в полтора раза

Фото: iet.ru
Повышение контрактнику довольствия на 15% означает, что генерал будет получать больше в полтора раза.

Судя по оптимистическому отчету, который представил депутатам Думы министр обороны, ситуация в армии контролируется, а дела с оружием и зарплатами военных улучшаются. При этом военный бюджет с каждым годом становится все более закрытым, и судить о том, как военное начальство распределяет выделенные деньги, все труднее. К концу года будет завершена федеральная программа по переводу части войск на контракт, о чем и напомнил Сергей Иванов. За счет чего выполняется план набора контрактников в части постоянной готовности и как выглядит сейчас рекламируемая министром накопительная ипотечная система обеспечения жильем, рассказывает один из авторов концепции контрактной армии, заведующий лабораторией военной экономики ИЭПП Виталий Цымбал.

— Виталий Иванович, министр обороны живописал успех перехода к контрактной армии. В частности, к концу 2008 года контрактниками будут все сержанты и старшины. Насколько это реально?

— На самом деле, если министр так сказал, это трудно выполнимая задача. До 2008 года Минобороны собирается закончить комплектование контрактниками воинских частей постоянной готовности. Сержантов в другие воинские части будут набирать по контракту в рамках новой целевой программы. Но программы, во-первых, еще нет, а во-вторых, по-умному с сержантов следовало бы и нынешнюю программу начинать. О таком приоритете, замечу, и президент говорил в одном из своих посланий.

Хорошо в целом, что министр планирует продолжить переход на контракт, но лучше было бы, если бы он сказал, когда мы завершим переход к такой регулярной армии, которая будет полностью укомплектована на добровольной основе, по контракту.

Процесс такого перехода начинался ещё в декабре 1992 года. Сколько можно тянуть? А призыв если и оставить, то только на минимальный срок, только в учебных воинских частях, только для подготовки военнообученного ресурса, в том числе и для службы по контракту.

Для общества, для юношей и их родителей особенно важен общий объём призыва. Сейчас наступил последний год реализации нынешней программы. Я думаю, что воинские части постоянной готовности всё-таки укомплектуют контрактниками, но в это время в других частях количество контрактников уменьшается, потому что там очень низкий уровень денежного довольствия.

С точки зрения общества, отдающего юношей в армию, это плохо, поскольку количество призываемых сокращается медленнее, чем растёт комплектование частей постоянной готовности.

Из одной трубы в бассейн вода втекает (количество контрактников растёт, количество срочников сокращается), а из другой вытекает (контрактники, служащие вне частей постоянной готовности, не продлевают контракты или расторгают их досрочно — значит, растёт потребность в призываемых).

Основной стимул — денежное довольствие. Только в воинских частях, перешедших на контракт в Чечне, денежное довольствие выше средней зарплаты по стране. В остальных воинских частях солдаты-контрактники получают меньше средней зарплаты «на гражданке». В последнее время средняя зарплата растет быстрее, чем денежное довольствие, поэтому все труднее и труднее укомплектовываются воинские части.

Солдатские матери уже говорят, что в некоторых частях солдат, отслуживших по призыву, заставляют подписать контракт. Каким будет прок от такого набора контрактников?

Несмотря на произошедшее повышение окладов военнослужащих, денежное довольствие остаётся самым больным местом. И не только по отношению к сержантам и солдатам, но и к младшим офицерам. На сегодняшний день верхушка военных, скажем, заместитель министра обороны, получает в 15 раз больше, чем солдат контрактник. И это, конечно, нонсенс. Такой разрыв между доходами самых бедных и самых богатых плох и в гражданской сфере, но в военной он в несколько раз хуже, поскольку степень риска и трудностей у солдата зачастую выше, чем у генерала.

— Министр обороны как раз говорит о том, что денежное довольствие будет повышено на 15% в этом году и еще на 15% в следующем.

— В результате разрыв в денежном довольствии будет только увеличиваться. Самое неприятное в денежном довольствии то, что надбавка к основным окладам (по должности и за звание), которую получают высшие генералы, в 10 раз больше самого оклада по должности. А надбавка рассчитывается исходя из величины оклада. Если мы увеличиваем оклад солдату-контрактнику на 15%, то денежное довольствие генералу армии возрастает в полтора раза. Допустима ли такая политика?

— То есть проблема в том, что направлять деньги нужно, скорее на содержание армии, чем на новое оружие?

— Проблема в понимании последовательности действий. Вначале нужно набрать людей, которые будут правильно, бережно, заинтересованно обращаться с техникой. Их численность может быть меньшей, чем численность призванных, не заинтересованных профессионально. Меньше, потому что боеспособность выше. Решив эту проблему, оснащать армию современным оружием.

Если мы большую часть дополнительных средств направляем на вооружение, на технику, не завершив перевод регулярных войск на контракт, то в какие руки попадет эта техника?

Это проблема распределения средств, и плохо, что последние несколько лет степень засекреченности наших военных расходов только возрастает. Нет общественного контроля. И парламентский контроль — слабее некуда.

Президент вынужден был передать функции заказчика новому агентству только потому, что в прежней системе сложилась коррупционная практика откатов, завышения цен. Количество денег, направленных на вооружение, растет, а количество приобретаемой за эти деньги техники пропорционально не увеличивается.

— Министр обороны говорил об успехах в предоставлении жилья военным. Можно ли считать, что новая накопительная ипотечная система предоставления жилья военным начинает действовать?

— Накопительная ипотечная система вводилась в дополнение к действующим системам — а в перспективе и на замену им — только для молодых офицеров, сержантов и солдат контрактников. Считалось, что с теми, кто поступил на службу до 2005 года, надо рассчитаться по прежней схеме, то есть в период службы должно предоставляться служебное жилье, а тем, кто завершает службу, — предоставлять, как положено по закону, жилье в собственность. Но накопительная ипотечная система (НИС), открытая для тех, кто начинает службу, пока действует плохо. Предполагалось, что, как в пенсионной системе, средства, выделенные государством, будут приумножаться, но пока управляющая компания, созданная в Министерстве обороны для управления этими средствами, эту функцию не выполняет.

— На каких условиях получили квартиры 200 лейтенантов, о которых говорил Сергей Иванов?

— Если это так, то, наверное, военачальники изыскали дополнительные средства и дали военнослужащим кредит, чтобы эти лейтенанты получили жилье через ипотеку.

В рамках программы НИС было предусмотрено, что на счету военнослужащего накапливаются средства, а после определенного срока он приобретает право вступить в ипотеку, внеся накопленные на его имя средства в качестве первоначального взноса. В дальнейшем государство должно погашать ипотечный кредит. Такой механизм был прописан, но он еще не начинал действовать.

Сейчас его собираются запустить, но не для всех, а для первых двухсот лейтенантов, чтобы на них систему отработать.

Но это пока не массовое явление. У нас количество бесквартирных офицеров исчисляется десятками тысяч.

По закону военнослужащий, вступивший в НИС, может накапливать средства на своем персональном счете и, завершив службу, направить средства на приобретение жилья. Или через несколько лет пребывания в НИС, накопив сумму, достаточную для первого взноса, получить жилье на условиях ипотеки. Думаю, что на этих 200 офицерах отрабатывается именно эта, вторая схема. Пока что за два года действия НИС средств накоплено явно недостаточно. И чтобы систему проверить, обкатать, отобранным для участия в эксперименте нужные средства наверняка персонально добавили. Вопрос о том, как их, эти 200 человек, отобрали, поскольку желающих получить жильё наверняка тысячи, интересен. Но ответа на него мы не знаем. Но в любом случае эксперимент полезен. Надо убедиться, что схема работает, и показать военнослужащим, что она эффективна.

Беседовал Евгений Натаров