Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Должник своей победы

Фото: Reuters
Иначе как драмой для российской власти назвать итоги президентских выборов невозможно.

Не слишком важно, что по их итогам российский президент получил 71% голосов — в сравнении с президентами Туркмении, Белоруссии или даже Киргизии Путин выглядит вполне демократично избранным главой государства. Неважно, что явка на выборы составила 64,24% в ситуации, когда абсолютное большинство населения России вообще не видело никакого выбора, — несколько месяцев назад Михаил Саакашвили в Грузии не смущался этим обстоятельством. И все же в извинительном тоне Владимира Путина, объясняющего журналистам, что, мол, мы нарочно пугали избирателей низкой явкой, не увидеть некоторого испуга невозможно.

Административная машина, обеспечившая президенту именно такой результат, показала себя в действии. Сверхэффективной и категорически неуправляемой.

И теперь эта машина в лице ее винтиков — от секретарши в областном штабе «Единой России» до заместителей Александра Вешнякова — с растерянной улыбкой идиота, покрасившего вместе с забором около дома и припаркованные к нему «Жигули», ждет награды или же, наоборот, наказания. К населению страны, избравшей вчера президентом России Владимира Путина, никаких претензий нет и быть не может — это свободный выбор граждан демократической страны. Да я и сам, пойди на выборы, не видел бы для себя никакой возможности отдать голос кому-нибудь, кроме него. Проблема в том, что не заплатить машине совершенно невозможно. А платить, в общем-то, не за что.

Первые свидетельства того, что на выборах происходит что-то не слишком предусмотренное исходным планом, появились у главы ЦИКа в 14.00 в воскресенье. Если до этого Александр Вешняков был более или менее доволен происходящим, то, сообщив о превышении явки на президентских выборах на 8% над явкой на ноябрьских выборах в Думу, он несколько потерял обычную жизнерадостность. Тогда уже было известно, что Чукотка, где боготворят олигарха-губернатора Абрамовича, дала президенту около 80% голосов при 80-процентной же явке. Тогда еще не было известно, что в Назрани Владимир Путин победит с рейтингом в 98,1%. И чем более прекрасными для кандидата В. В. Путина были итоги выборов в очередном регионе при все более растущей явке, тем менее охотно комментировали происходящее видные политики из штаба Путина. И ночью, когда рейтинг Владимира Путина, по итогам обработки более половины бюллетеней, превысил 70%, глава ЦИК уже оправдывался: в самом деле, явка на выборы в 2004 году все-таки не дотянула до явки на выборы в 2000, не так ли? Ну, что вы улыбаетесь?

То и улыбаемся. Выборы 2000 года проходили под аккомпанемент взрывов на Каширке, под грохот танков в Чечне, в стране, главный пост которой только что покинул ее фактический создатель Борис Ельцин. Тогда никого на выборы не нужно было звать. А вот что такое происходит сейчас, после того как оппозиция деморализована действиями властей, при торжестве мирного процесса в Чечне, при всеобщем привыкании к терактам, пусть даже и напротив Кремля, — объяснили бы! Что же заставило население прийти на эти выборы числом, превышающим на 10% число граждан, выбиравших депутатов Думы, — вот там-то какой-никакой, а выбор был?

Объяснений нет, да они и не нужны. Если кандидат № 1 признается, что не вел, по сути, никакой кампании, а бюрократическая машина страны демонстрирует, что вел, да еще какую, — ответ несложен. Машина сработала слишком хорошо, непростительно хорошо. Исходно поставленной перед ней задачей было обеспечение более 50% пришедших на выборы и более 50% поданных голосов за Путина. Оптимум, который бы был максимально благожелательно воспринят всеми и не позволял бы говорить о недемократичности избирательной кампании, — 55–60% явки, 60–65% голосов за Владимира Путина, три-четыре региона, где выборы не состоялись из-за низкой явки, отсутствие регионов, где рейтинг действующего главы государства приближался бы к рейтингу Леонида Ильича Брежнева.

И нельзя поверить, чтобы Дмитрий Козак организовывал кампанию в расчете на «брежневские» показатели.

Полученный результат означает, что аппарат административного ресурса даже более эффективен, чем ожидалось. Но, увы, категорически неуправляем. Он сам себе делает результат такой, какой считает необходимым и вытекающим из государственной политики. С этим явлением ЦИК, как и вся власть, уже сталкивалась на думских выборах, когда рейтинги КПРФ, СПС и «Яблока» оказались намного ниже ожидаемых. Но было решено промолчать. И теперь, когда в России, оказывается, нет ни одного региона с низкой явкой, когда наиболее депрессивные регионы страны соревнуются в том, где же на просторах Отчизны больше любят президента Путина, за это приходится платить. Причем счета к оплате только начали предъявлять.

::: Так, например, в аппаратах глав регионов (на деле не все они так едины в своей поддержке Путина) чуть ли не открытым текстом говорят, что главным мотивом в жесткой, почти насильной мобилизации электората на выборы для них было неформальное обещание Минфина выделять трансферты из федерального бюджета исходя из лояльности голосования в регионе. Даже не столько лояльности, сколько высокой явки. Мягкий шантаж в финансово-бюджетной сфере оказался едва ли не более эффективным инструментом агитации, нежели телевидение.

Счета будет предъявлять и партия «Единая Россия», чьи активисты внесли свой вклад в победу президента. Что им с того, что через несколько часов после завершения выборов президент заявил, что в стране будет развиваться многопартийность? Этой «партии» многопартийность не нужна. И она будет просить именно фактической однопартийной системы и репрессий в отношении оппозиции. Счета предъявят и силовики, потребовав как минимум максимально жесткой расправы на суде над ЮКОСом летом 2004 года. Счета предъявят и либералы, например, Алексей Кудрин, не допускающий и мысли о том, что поддержка им происходящего, равно как и поддержка со стороны Германа Грефа и Анатолия Чубайса, есть прямое предательство идей свободы, вполне может считать свой вклад в 70% Путина сделанным.

На всех президент, разумеется, подарков и поощрений не заготовил. Но в подвешенном состоянии остается вопрос о наказании виновных. И вот тут все гораздо сложнее. Несомненно, результат, вымученный Муртазой Рахимовым или Муратом Зязиковым из жителей Башкирии и Ингушетии, дискредитирует власть президента. Но разве же можно объяснить ингушским и башкирским аппаратчикам, что такое «приличия», «здравый смысл», «совесть» в приложении к выборам? Они и отсутствие награды почтут за наказание: они же старались! По-другому они не могут.

И вся бюрократическая Россия вчера старалась. И уже через пару недель будет с обидой спрашивать, где же награда за труды?

На месте Александра Вешнякова я бы уже вчера днем начал фальсифицировать выборы в сторону снижения показателей явки и меньшего процента голосов за Путина. По крайней мере, это снизило бы объем потенциальных счетов организаторов победы к победителю. Пока этот объем выплатить кажется невозможным, и это самое трагическое во всей дурной истории с выборами 2004 года. Напомню избитый пример: во времена упадка Рима, в 193 г. уже нашей эры, в подобной ситуации преторианская гвардия, столкнувшись с неспособностью кандидата в императоры Пертинакса оплатить их услуги по его избранию, просто продала империю с аукциона некоему ростовщику Дидию Юлиану. Сведения же о дальнейшей судьбе Пертинакса отрывочны: Светоний, римский историк, утверждает, что его просто убили.