Давос в России — больше чем Давос

16.11.2018, 09:26

Михаил Захаров о том, что значит отказ бизнесменов и чиновников от Давосского форума

Скандал с де-факто запретом на участие в Давосском форуме нескольким крупным российским бизнесменам будет покруче в символическом смысле, нежели очередной 157 раунд санкций США. По последствиям, разумеется, они развнозначны: неприятно, но далеко не фатально. Но Россия в новейшей истории знала много разных санкций со стороны Запада, но Давос не пропускала ни разу. А тут речь зашла о полномасштабном бойкоте, ведь, если не поедут чиновники и представители госкомпаний, то, считай, не поедет и никто вообще.

Реклама

Перефразируя классика, Давос в России — больше, чем Давос. Давос для российской бизнес и чиновной элиты — это смотр достижений капиталистического хозяйства.

Давос — своего рода аналог ВДНХ для СССР, только вместо свинарки и пастуха банкир и вице-премьер, например.

Давос являлся на протяжении многих лет еще и своеобразным местом силы для российской экономической элиты. В конце концов, как гласит известная байка, именно в Давосе решался вопрос о том, быть ли Борису Ельцину президентом в 1996 году. Реши представители семибанкирщины вопрос иначе (поставь, скажем, на фигуру Геннадия Зюганова) тогда, быть может, и вся история нашей страны пошла бы иначе.

Да и позже, во времена не столь драматичные, Давос был зарубежным мероприятием номер один для широкого круга представителей российского бизнеса, госуправленцев, пиарщиков и журналистов. Недаром, например, в 2007 году российскую делегацию в Давосе возглавлял будущий президент Дмитрий Медведев (некоторые тогда расценили это как своего рода «смотрины для преемника Путина»).

Сам по себе антураж Давоса легитимизировал российский (и не только) бизнес и российский путь в глазах иностранных контрагентов. Это как появившийся попозже Петербургский форум, только с выездом в настоящую Европу. А еще с безумными ценами на гостиницы, нереально высокой платой за участие и шумными вечеринками от известных российских корпораций. Тех, на которых девушки до неприличия красивы, а все остальное — стоит непристойно больших денег. Время было такое — наш бизнес рвался на международную арену, размещал акции на Лондонской или Нью-Йоркской бирже, покупал активы за рубежом и внешне уже слабо отличался от своих коллег откуда-нибудь из Австрии, Чехии или Индии. Этакие веселые нувориши, что утром с похмельным настроением слушали на сессиях мировых политических лидеров, несущих банальности о том, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

Отказ от участия российских официальных лиц, а также представителей компаний с госучастием (в просторечии — госкомпаний), который анонсировал премьер Медведев, тоже вполне в духе настоящего уже времени и отражает настроения в российской чиновной и бизнес-элите. Дело здесь не только и не столько в известных геополитических проблемах, сколько в затянувшемся в целом периоде стагнации в российской экономике. Уже нет того бравурного настроения, с которым наши олигархи вливались в дружную семью народов в Давосе конца прошлого века.

Сегодня вроде бы и олигархи те же самые, и чиновники почти те же самые, а счастья нет. Перспективы — туманнее некуда, и «Вдова Клико» с группой «Ленинград» больше так не веселят.

Ну и плюсом сюда российская внешняя политика, куда ж без нее. Когда были введены западные санкции, поначалу показалось, что кардинально ситуация для крупного бизнеса не изменилась. Мол, одно дело политика и громкие заявления мировых лидеров, а совсем другое — серьезные дела и суммы с десятком нулей в конвертируемой валюте.

Оказалось, что это не так.

Выяснилось, что российские деньги — это какие-то деньги второго сорта.

И решение администрации США (не Швейцарии и даже не Евросоюза) в отношении, скажем Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга, за которым многие наблюдатели усматривают даже не политику, а преимущественно протекционистские меры со стороны американских властей в поддержку своих производителей алюминия, может повлиять на организаторов казалось бы свободной площадки для обсуждения вопросов мировой экономики.

И это стерпеть для российской элиты действительно сложно: получается, что правила игры для «белых людей» одни, а для всех остальных, включая русских, — они такие, какими их сочтут те самые «белые люди». В итоге выходит недвусмысленная декларация, что все корпорации равны, но некоторые равнее других. А это в свою очередь означает, что в лицо плюнули уже не олигарху имярек, а в некотором смысле России вообще.

Недаром с созвучной с медведевской позицией выступил и «ветеран Давоса» Анатолий Чубайс, который заявил, что со стороны организаторов форума «солидарность с решением, отвергающим принцип священности частной собственности и презумпции невиновности, — серьезная ошибка». «Именно поэтому я поддерживаю жесткую позицию, занятую по этому вопросу премьером Дмитрием Медведевым», — заключил известнейший в том же Давосе российский госменеджер.

Решение Медведева, если, конечно, организаторы форума не сдадут назад, получается и впрямь безальтернативным. Не хотите обсуждать с нами вопросы, прессуете по произвольно выбранному признаку наших предпринимателей — ну что же, обсуждайте без нас. Обсудят, без сомнения. Форум станет чуть менее представительным, хотя основные игроки мировой политики и экономики публично сожалеть об отсутствии России точно не станут, разве только будут недоуменно пожимать плечами. А некоторые отечественные наблюдатели еще и увидят в том очевидный (для них, естественно) признак окончательной изоляции и самоизоляции России от всего цивилизованного мира.

Бог с ними, с наблюдателями этого типа. Но следует подчеркнуть:

никто точно не выиграет от российского бойкота Давосского форума. Проиграют — это точно — организаторы форума, ведь россияне вносили не самый большой, но вполне солидный вклад в бюджет этого мероприятия.

В проигрыше и вся мировая экономическая система в целом, ведь уже поставлен под вопрос сам факт наличия площадок для свободного от ситуативной политики диалога. Конечно, проиграет и российская политэкономическая элита, которая лишится возможности пообщаться в неформальной обстановке с равными по статусу зарубежными коллегами и выпить-закусить на веселых вечеринках.

В качестве позитивного итога вероятного бойкота можно придумать только то, что наши корпорации и чиновники не потратят свои бюджеты в этом году на форум. Для каждой конкретной структуры деньги, может, и не очень большие, но на круг выходит весьма прилично. Стоимость участия в форуме — что-то вроде 70 тысяч долларов (без проживания и прочего — чисто входной билет), а если на сессии с участием мировых лидеров хочется попасть — так это уже больше 300 тысяч обойдется. Вдруг этим деньгам в России найдется лучшее применение?

Несколько лет назад, например, Россия по факту почти свернула исследовательский проект на антарктической станции «Восток», поскольку из-за девальвации не было денег на аренду канадского, кажется, самолета для доставки грузов и полярников на станцию. В прошлом году, правда, исследования вроде возобновили, но дело не в том. Цена вопроса тогда была в районе миллиона долларов: существенно дешевле одного вечера нашей делегации в Давосе. Можно померить участие в Давосе в операциях для больных детей или каких-нибудь премиях для работников компаний, чье руководство в Давос не попадет. Понятно, что это сравнение далеко не идеальное, но на сэкономленные от веселых вечеринок и полезных деловых завтраков можно немало чего полезного не только для Швейцарии, но и для России сделать. В остальном — ситуация выглядит как типичная «no-win» - когда все что-то потеряли, но никто ничего не приобретает.