Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сочинизация России

13.07.2007, 20:06

Но, пока Россия еще не стала лидером, ее ТВ неустанно портит все, что только можно испортить

Слава Тарощина

Наше ТВ заточено не под победы, а под поражения.

Олимпийская спортивная риторика новейшего времени состоит из двух мощных потоков — возбужденного патриотизма и агрессивного неверия в судейскую справедливость. Она, риторика, окончательно сформировалась на зимних Играх в Солт-Лейк-Сити. Сначала ТВ кормило электорат сладкими обещаниями близких рекордов вкупе с шаманскими духоподъемными заклинаниями. Но стоило произойти допинговому скандалу с лыжницей Ларисой Лазутиной, как рахат-лукум срочно заменили на красный перец. Никита Михалков, мрачно насупив брови, заговорил о «холодной войне», а вся страна с подачи президента ОКР Леонида Тягачева неделю обсуждала особенности менструального цикла Лазуткиной и количество ее же гемоглобина.

Спортивная мифология быстро прирастала новыми ритуалами. В Турин бойцов снаряжали как на войну. Грандиозное шоу называлось «Проводы олимпийской сборной в Кремле». Андрей Малахов вещал голосом одного из 28 панфиловцев: «Помните: Россия за вами!» Надежда Бабкина проникновенно пела: «Каждый раз их ждем назад», а легендарные хоккеисты Третьяк и Старшинов читали горячие стихи собственного изготовления. Игры в Турине не обманули ожиданий — они сразу начались с гневных отповедей комментаторов. Трех наших лыжников отстранили от участия в стартах на пять дней из-за повышенного содержания гемоглобина в крови. Имя Лазутиной снова зареяло в воздухе буревестником грядущего скандала.

Одним словом, в Турине все было хорошо и понятно: кругом враги, Россия в кольце международного заговора, вероятно, масонского. Уж мы им покажем! На «Воскресном вечере» у Соловьева некий юноша, заглядывая в бумажку, сурово вопрошал: а все понимают, что нас пора бояться — русские идут? Участникам разнообразных ток-шоу только и оставалось, что пылать на костре патриотизма и грозить кулаком неведомо кому. Ведь слово в России по-прежнему важнее дела. Патриотические речи заменяют ремонт рушащихся домов, рынков и аквапарков, строительство дорог и даже, не побоюсь этих святых слов, олимпийских объектов. И вдруг — полный облом, победа Сочи-2014. Что делать?

Комментаторы и ведущие ошарашены, они не знают, чем кормить публику в подобной ситуации. В их творческом арсенале нет ничего победительного, кроме воплей «вау!» и ходульных лозунгов.

Если вспомнить бессчетные синхроны и включения с мест (а каналы «Вести 24» и «Спорт» начали вести трансляцию из Гватемалы задолго до Первого и часов за восемь до финала), то становится ясно: никто из телевизионных пропагандистов и агитаторов, произносящих жизнеутверждающие речи, ни на секунду не верил в нашу победу. На что уж Антон Верницкий, первый на Первом, неизменно лучится счастьем от близости начальства, но и тот не уставал повторять: даже если мы не выиграем конкурс, то мы уже победили, Сочи станет международным курортом. Таков же лейтмотив выступления знатных ньюсмейкеров — от Константина Косачева до Андраника Миграняна. Суть его пояснил Максим Шевченко: есть, мол, политические мотивы, которые могут отобрать у нас победу.

Впрочем, с патриотизмом и на сей раз все было хорошо. «В этой студии собрались те, кто любит Россию!» — вопил Малахов, открывая ночной спортивный канал.

Этих профессиональных обожателей родины, кочующих с канала на канал, можно перечислить с закрытыми глазами, ну разве что к Митрофанову присоединился Комиссаров.

А вот агрессивную лексику молниеносно поменяли на восторги в адрес МОКа. Затем подумали денек и решили. Раз заговор против нас отменяется, то почему бы сразу после победы не заняться в ток-шоу «Судите сами» актуальнейшей темой «Должна ли Россия стать лидером борьбы за справедливое мироустройство?». Тему, впрочем, тотчас закрыл все тот же Никита Михалков. «Больше эту миссию взять некому», — утомленно молвил он в начале дискуссии и тотчас принялся туманно рассуждать о сакральном, привычно путаясь между философами Ильиным и Бердяевым.

Но, пока Россия еще не стала лидером, ее ТВ неустанно портит все, что только можно испортить

Я тоже очень хотела ликовать со всей страной (особенно после того, как увидела отменный ролик, представляющий Россию на финальном заседании МОКа), но телевизор не дает. Огорчает вселенская пошлость — в набоковском понимании слова, то есть все избыточное и поддельное. Раздражает отсутствие профессионалов в кадре вкупе с продуманным сценарием победного эфира. Обрыдли пустопорожние речи любителей попиариться за казенный счет.

Пугает картинка «Русского дома» с его катком, навевающим ассоциации с Ледяным дворцом эпохи Анны Иоанновны.

Вместо свадьбы шутов — робкое скольжение на коньках министров, казачий хор, балет на льду, ведра икры под ром. (Правда, нынешний видеоряд все-таки более сдержанный, нежели тот, который нам показали в Турине. Такое долго не забывается: сам Куснирович в боярском костюме, девушки в бикини и при соболях, бьющая в ноздри купеческая роскошь интерьеров, толпы випов — от народного заступника Чилингарова до режиссера Волчек, и все в спортивных костюмах.)

Пишу, а сама боюсь рассердить Владимира Познера. Он в своих «Временах» дал резкий отпор тем журналистам, которые не могут радоваться сочинской победе, а всегда и во всем видят негатив. Сообщаю о позитиве. Зря клевещут враги, будто у нас нет национальной идеи. Есть, да еще какая: спорт. Только о нем говорят в терминах общего дела. Сочинский триумф возбудил ограниченный контингент политэлиты до краеугольных заявлений. Комиссаров выразил уверенность в будущем, оперируя сокрушительной силы аргументом: и Петр Первый, и Владимир Путин родом из Петербурга. Жириновский, явно путая столицу зимних Игр-2014 с Нью-Васюками, выдвинул тезис сочинизации страны в ближайшие семь лет. Но выше всех — депутат-аграрий Харитонов. «Россия выстрадала Олимпиаду», — торжественно провозгласил он в студии у Малахова, одергивая футболку с сочинской олимпийской символикой от Bosco.

До сего харитоновского прозрения Россия выстрадала марксизм, как заметил тов. Ленин.

Только ничего хорошего, смею напомнить, из этого не вышло.
Автор – обозреватель газеты «Газета»