Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Люди гибнут за резаную бумагу

07.03.2013, 22:53

Игорь Свинаренко о трагической роли денег в нашей жизни

Все же больше всего публику волнуют деньги, и это правильно.

Они же типа всему голова. Ну все скандалы из-за них, и все неприятности, и классовая борьба, и битва режима против белоленточников.

Вот представьте себе нашу теперешнюю жизнь, в которой скорректирован один только денежный вопрос. И?

Смотрите, что будет.

Премьер-министр ездит на работу на велосипеде или ходит, пардон, пешком, будто он европеец.

Чекисты и прокуроры живут на одну зарплату, ездят на «Волгах», сами за рулем, на отдых едут купейным в военные санатории или вовсе в Сочи дикарями.

Патриарх живет на даче площадью 70 метров — да и на кой монаху-то больше, ни семьи же, ни веселых девиц.

Взяточник закапывает пакет с рублями — рублями! — у себя на даче, на 6 сотках. Потом случайно находит клад и покупает «Запорожец». Комедия! И ее уже давно сняли.

Любовницы министра обороны получают роскошные подарки. Просто царские! Одна — импортные сапоги. Другая — хрустальную вазу. Третья — югославскую стенку. Семнадцатая, самая любимая, — битый «Жигуль» после таджикского извоза.

Врачи берут с пациентов мзду — коробку конфет и бутылку местной шипучки.

Мент за бутылку водки закрывает дело! Про мента не шутка, так я входил во взрослую жизнь будучи школьником: скинулись с ребятами, взяли пузырь, а понес я, как самый представительный, — вопрос и решился. Мы, дети, понимали, что силовики бескорыстны, ну практически бескорыстны, три рубля же не деньги, точнее, 2 руб. 87 коп.

Или так: cмета олимпийского строительства превышена нищенски на 8% – а не в восемь раз, как мы любим.

Это была просто бы другая страна! Другое настроение. Другие депутаты. Другая минимальная потребительская корзина. Другие цены. Другая злость. Другая ненависть. Другие убийства.

Другие пенсии — на них бы можно было месяц жить и даже ездить в плацкартном, сутки туда, сутки обратно, раз в месяц! Или купить на нее 2000 литров бензина, ха-ха. (Вот в Венесуэле был почти дармовой бензин, и теперь пишут, что покойнику просто везло с нефтяной конъюнктурой. У нас та же самая конъюнктура и та же нефть, но что нам было с того?)

Главное, да, была бы другая ненависть. Ну ляпнул что-то не то чиновник, да и ладно. Ляпнул и поехал на свою совминовскую казенную дачу, без слез не взглянешь, бывал я на таких в старых элитных поселках… Щитовые 100 метров, тертая мебель с инвентарными бирками. Подумаешь!

Чаще всего именно из-за денег люди и собачатся. Из-за подхода к ним. Служишь исправно? Все бонусы получаешь? Берешь немного? Волнуешься из-за бабок? Не спишь из-за них ночами? Молодец. Хороший мальчик. Такие нужны стране и начальству.

А ты? Вот ты, ты, иди сюда. Волонтер? В Крымске убогих отогревал? Сироты тебя волнуют и права человека? Собачек бездомных собираешь? Лес не даешь вырубить? Да ты, падла, на государство руку поднял! У нас капитализм — а ты, гад, чё-то бескорыстное делаешь? Все врешь. Так не бывает. На митинг ты, положим, мог пойти, но за бабки! Мы что, не знаем? Да мы этих митингов, знаешь, сколько провели! Уж мы себе представляем, какие бабки в госдепе крутятся. Если тебе деньги не нужны — ты, значит, в 90-е наураганил. Миллиардами греб. А, молодой еще? Ну, значит, в нулевые украл, с братом на пару.

Ну как-то так.

Волонтеры опасны. Они хороши только тем, что не лезут толкаться к пирогу, не создают лишнего ажиотажа. Но никогда ж не знаешь, что у них в голове, — а это плохо. Вот именно это как раз и плохо! Сегодня они лес мешают вырубать – ладно б их собственный лес, а то ведь ничей, бомжовский, нищебродский! А завтра вдруг выйдут на митинг против Росфинагентства!

И что, отдать этим наивным бессребреникам в руки решение судьбы 150 млрд долларов? Глупо, да и не нужны им деньги.

Да и толку от этих нищих мало. Если окинуть взглядом позапрошлый режим, который всерьез пытался эксплуатировать лирику, с разным там БАМом, куда едут за туманом и за бесплатным запахом тайги, с темой Стаханова, который пятилетку в четыре года в три смены двумя руками за одну зарплату, с субботниками — то где тот режим? Ау! Его вроде развалили диссиденты — но отчего ж они не воспользовались плодами своей работы? Такое, решила братва, не должно повториться! И вот, смотрите, как придавливают тех, кто занимается разными волонтерскими делами — от защиты чужих прав до чужих рощ… Думаю, солидные люди сегодня жалеют, что когда-то из страны выпустили философский пароход, а полезней было б его потопить.

Я это все пишу к тому, что на эту неделю пришлись сороковины Валерия Абрамкина. Его друзья на поминках вспоминали, что этот человек изменил русскую тюрьму: там заметно смягчился режим. Простая вещь: разрешалась одна пятикилограммовая посылка в месяц, а теперь хоть каждый день получай. Этого добился Валерий Федорович и его сотрудники из так называемого Центра содействия реформе уголовного правосудия. С посылками — это один из немногих подвигов, которые они совершили. И вот сколько уже раз повторялась мысль, что Абрамкин мог бы заниматься собой, с его энергией и напором он мог миллиардов себе наколотить не хуже, чем другие, и яиц бы Фаберже столько накупил, что не влезли б в его двушку… Но как-то он по-другому жил и не в первую очередь думал о своем личном благополучии. Он умер этим январем. А вслед за ним ушел Померанц.

Иных уж нет, а те далече, сколько таких вот бессребреников-волонтеров было вытолкнуто из страны, из СССР, и никто не озаботился тем, чтоб этих практически святых вернуть на родину.

Они, стало быть, как-то не нужны? Они чем-то вредны? Они опасны? Без них лучше? Может, их чекист № 1 звал, может, извинялся за свою контору, которая мучила порядочных людей? Да и убивала? Буковского, может, кто приглашал вернуться? Может, кто официально сказал, что просит прощения у порядочных людей за то, что их душили? Да и душат…

А вот и Герман умер, который снимал кино не под рынок, не попсу гнал, не на ниве личного обогащения подвизался, а в 1968-м чуть не начал в Чехословакии снимать про арканарскую резню, про серых, которые чернеют на глазах… Снимал-снимал он кино и думал: покажут ли его? Или опять ждать 10 лет? Или 15? Чего вот они боялись? Что прятали? Про что не хотели, чтоб мы знали?

Пишу, а в новостях мелькнуло, что где-то на юге рубят самшитовый лес. Пожалте!

Сруби дерево в заповеднике (это не мой личный призыв к экстремизму, а просто хроника текущих событий, помните, было, кстати, такое диссидентское СМИ) — и все увидят, что ты настоящий патриот. И что твоя родина — не какая-то расплывчатая туманная Россия, которую каждый может беспартийно трактовать, как хочет, с этими ее березками, ах-ах, березки, чириковщину тут развели, а четкий, конкретный режим, ясный и понятный. Людей можно поменять, убрать, упразднить. Одних, сильно умных, выгнать, других завезти с юга, пока визы не ввели. И, типа, все будет хорошо.

Другого режима у меня для вас нет. Да и этот чем плох-то? Пипл хавает. В итоге это получается довольно демократично, кстати.

Что, не за это боролись? Разве?