Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Переоцененный Путин

29.08.2012, 10:19

Впервые за все годы правления россияне отзываются о лидере нации чаще плохо, чем хорошо

Как только речь заходит об интенсивности народной любви к вождям, то в обязательном порядке всплывают «рейтинги доверия», то бишь публикуемые опросными службами ответы на вопросы: «Доверяете ли вы…» и «За кого бы вы голосовали, если бы президентские выборы были сегодня?».

Рейтинги в чем-то вещь полезная, но сильно приевшаяся. И для вопрошающих, и для тех, кто дает им ответ. Гораздо интереснее знать, как люди отвечают на менее лобовые вопросы.

Вот, например, фонд «Общественное мнение» регулярно интересуется у россиян, какие отзывы о Путине, «о его действиях и высказываниях» — «положительные, отрицательные или нейтральные» — им за прошедшую неделю доводилось слышать в разговорах с окружающими. Последний такой опрос принес самую настоящую сенсацию. Но, чтобы ее как следует прочувствовать, надо сначала вернуться на много лет назад. Ведь этот вопрос раз за разом задавался народу с самого начала правления лидера нации. И расклады ответов – отличная иллюстрация всех изгибов нашей новейшей истории.

Для начала, однако, следует предупредить, что разговоры о Путине никогда не были основным занятием наших сограждан. Лишь 40–50% опрошенных обычно признаются, что за прошедшую неделю слышали о нем от окружающих какие-нибудь отзывы. И только в разгар избирательных кампаний эта доля поднимается до 60%. Но главное здесь не доля, а сам расклад оценок.

На заре правления, в 2000-м, 25% опрошенных слышали в разговорах положительные отзывы о молодом президенте, втрое меньше (8%) – отрицательные, и 13% — нейтральные. То есть одобрительных разговоров было тогда больше, чем всех прочих, вместе взятых. Политический старт был очень убедительным. Еще убедительнее оказались несколько последующих лет. В 2003-м хвалебные толки о Путине достигли первого пика. Похвальных отзывов стало вшестеро больше, чем критических (30% против 5%), а в общем массиве отзывов доля похвальных поднялась до двух третей.

Затем произошел первый спад. В 2005-м состоялась монетизация льгот, и перевес одобрительных откликов над отрицательными стал всего лишь полуторакратным – 16 к 10%. А с учетом 11% нейтральных откликов доля похвальных разговоров о Путине опустилась заметно ниже половины в общем числе бесед, затрагивающих его «действия и высказывания».

Потом было то, что сейчас вспоминают как «жирные годы», и в 2008-м настала кульминация. Перевес хвалебных отзывов над неодобрительными сделался более чем десятикратным – 32 против 3%, и даже вместе с нейтральными

лишь четверть разговоров о Путине обходилась без похвал. Это была его вершина. Доля критиков упала до величины статистической погрешности. Сан национального лидера, в который к тому времени его возвели придворные, всецело оправдывался в беседах, которые простонародье безо всякого принуждения сверху вело в собственном своем кругу.

Ну а после вершины, как и положено, начался спуск. Сначала плавный. Январский замер 2012 года, сделанный в разгар политического кризиса в Москве, выявил, что в целом по России о Путине все еще отзываются скорее одобрительно, хотя перевес хвалебных разговоров над критическими стал уже незначительным – 21 к 19%. Однако после предвыборных накачек ситуация к концу февраля 2012-го вроде бы выправилась. Разговоров, в которых звучали похвалы возвращающемуся президенту, стало, по отзывам опрошенных, вдвое больше, чем бесед неодобрительного толка – 29 против 15%. Единственным неприятным пятном в благолепной картине было то, что критиканы не унялись. Их число почти не уменьшилось, а вот усиление хора похвал оказалось явлением нестойким.

Что и открылось сейчас. Сенсационность самого свежего, августовского опроса заключена в двух явлениях, которые еще ни разу не наблюдались за все двенадцать лет изучения ФОМом народных разговоров на путинские темы. А именно.

По словам опрошенных, услышанные ими в разговорах отрицательные отзывы о путинских «действиях и высказываниях» впервые звучали чаще, чем отзывы положительные. И не просто чаще, а гораздо чаще – 20 к 10%.

А во-вторых, доля одобрительных разговоров, в которых упоминался Путин, не превзошла даже и долю бесед о нем, окрашенных в нейтральные тона (в таковых участвовали 10% опрошенных). Такое тоже зафиксировано впервые. То есть в нынешнем августе лишь в четверти своих разговоров о лидере нации люди отзывались о нем с похвалой. Путин открывает для себя принципиально новую роль. Он в первый раз попадает в фокус народного недовольства, делается той фигурой, о которой вспоминают, когда нужен дежурный виновник тех или других проблем. Через эту фазу в свое время прошли и предыдущие народные любимцы – Ельцин, а до него Горбачев. Путин смог продержаться дольше, но сейчас повторяет их траекторию.

Этот факт зарегистрирован и опросом Левада-центра. Долгие годы, отвечая на вопрос, кто несет основную ответственность за проблемы в стране, лишь от 20 до 30% россиян называли Путина. В нынешнем августе ответ «Путин» впервые собрал абсолютное большинство — 51%. Одновременно с этим доля тех, кто полагает, что именно Путин обеспечил успехи, достигнутые страной, остается стабильно высокой. Судя по всему, средний гражданин смотрит на Путина как на человека с заслугами в прошлом, но зато с большими проблемами в настоящем.

Сегодняшняя стремительная трансформация его восприятия народом вряд ли вызвана столичными политическими протестами, которые ему отчасти удалось подавить. По крайней мере, не ими в первую очередь. Средний россиянин-провинциал относится к этим протестам довольно прохладно. Но он вовсе не просил Путина заниматься завинчиванием гаек, а тот, вернувшись в президентское кресло, ничего другого и не делает. Люди ждут от него всех тех бесчисленных златых гор, которые он наобещал ради избрания, и совсем не склонны принять объяснение, что это говорилось для отвода глаз.

Насколько широк сейчас фронт критиков Путина, видно из того же августовского опроса ФОМа. При том, что в среднем 20% опрошенных слыхали в разговорах о нем отрицательные отзывы, в электорате Зюганова доля таких – целых 37%, в группе с высокими доходами – 30%, а среди так называемых «людей – XXI» (продвинутых, вестернизированных потребителей современных благ) – 27%. Путиным недовольны и справа, и слева, и консерваторы, и прогрессисты.

Не менее выразительна и скромность числа тех, кто им доволен. Если в среднем пропутинские разговоры в августе слышали 10% россиян, то доля таковых в его собственном электорате поднимается всего до 15%. Сегодня даже и типичный избиратель Путина в кругу своих друзей и знакомых не очень-то склонен его восхвалять.

Все это вместе взятое складывается в сигнал, который народ негромко, но внятно посылает лидеру нации. Сигнал таков: пора перестать строить планы на десятки лет вперед, неплохо бы уже начинать готовиться к выходу на финишную прямую. О том же самом говорят и ответы на вопрос, заданный на днях Левада-центром, насчет того, кому следует стать президентом после истечения текущего путинского срока. Еще одно избрание Путина кажется заманчивым всего 22% опрошенных. Новую рокировку и возвращение в Кремль Медведева рады увидеть и вовсе немногие – таких лишь 7%. Зато 49% хотят, чтобы в следующем президентском цикле Путина «сменил другой человек».

Сегодняшний Путин видится народному большинству как человек финиширующий, хотя сам себя он воспринимает совершенно иначе. Есть несколько способов затянуть завершающую фазу правления, более или менее антиобщественных. Но не существует ни одного способа вернуться обратно в эпоху настоящей всенародной популярности. Она потеряна навсегда.