Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сигналы бедствия

18.05.2011, 09:29

Нынешнее поведение властей привело к всплеску пессимизма у народа

Всплеск общественного оптимизма, который всегда происходит от зимы к весне, в этом году не состоялся. Отношение граждан к деяниям начальства, к личным своим перспективам, да и вообще к будущему страны до сих пор ежегодно сдвигалось в более радостную часть спектра на фоне распускающейся зелени и чириканья птичек, вернувшихся из теплых стран.

Но в нынешнем сезоне ничего подобного не случилось. Это аномальное природное явление так или иначе замечено буквально всеми нашими опросными службами, независимо от их симпатий и антипатий.

Снижение индексов доверия к первым лицам идет, как известно, непрерывно, но эту проблему можно как раз оставить в стороне. Ведь

рядовой человек гораздо больше озабочен не чужими проблемами, а собственными. И этой весной они видятся ему в более серьезном свете, чем прошедшей зимой.

«Как, по-вашему, изменится материальное положение вашей семьи в ближайший год?» Совсем еще недавно, в декабре, отвечая на этот вопрос Левада-центра, 22% сограждан полагали, что оно улучшится и всего 13% — что ухудшится. А сейчас у пессимистов перевес: ухудшения опасаются уже 20%, на улучшение надеются только 16%.

Примерно в такой же пропорции изменились и прогнозы рядовых людей насчет того, «хорошим или плохим временем станут следующие 12 месяцев для экономики страны». Всего несколько месяцев назад, в суровую зимнюю пору, оптимистов было в два с лишним раза больше, чем пессимистов (34% против 15%), а сейчас доли тех и других почти сравнялись (28% против 24%).

Столь резкое, противоречащее сезонной логике ухудшение народных экономических прогнозов уж точно не может быть связано с тем, что публика наслушалась пророчеств экономических экспертов скептического направления. В народную толщу эти пророчества не проникают. Слишком для нее мудрены. Может быть, дело просто в ухудшении материального положения рядовых людей, в падении их доходов?

Статистикой такое падение не отрицается. По официальным подсчетам, реальные располагаемые денежные доходы россиян в первом квартале 2011-го были на 2,9% ниже, чем годом раньше. «Белые» доходы упали. Налоговая реформа, круто увеличившая социальные взносы, просто не могла сработать по-другому. Но ведь по той же причине выросли доходы теневые. И та же самая официальная статистика рапортует, что в том же первом квартале реальные расходы граждан на покупку товаров и оплату услуг были на 4,2% больше, чем год назад. Очень возможно, это преувеличение, но реального спада расходов и доходов, видимо, и в самом деле нет.

Жизненный уровень остается сейчас примерно таким же, каким был в прошлом году. То же самое можно сказать и об экономике в целом. На отдельных участках она растет, хотя и вяло, на других стагнирует, но в целом падения сейчас нет. Нет и роста безработицы.

Тут уж сезонный фактор свою силу сохранил — она весной даже немного снизилась. Значит, объективных причин для пессимистических прогнозов у рядового россиянина за последние месяцы вроде как не прибавилось. Разве что субъективные.

Но оптимизм убывает. Притом в самом широком понимании этого слова, когда в него не вкладывается только экономический или политический смысл. По опросу фонда «Общественное мнение», доля тех, кто обозначает свое настроение словом «оптимизм», уменьшилась сейчас до 35% против 39% в январе (в прошлом году этот индикатор от зимы к лету, наоборот, вырос на 4%).

Такой же зигзаг настроений ФОМ регистрирует и по конкретным позициям. Скажем, от января к лету 2010-го число людей, считавших, что уровень коррупции в нашей стране высок, убавилось с 79% до 75%. Аромат распускающихся цветов и птичье щебетанье оказали тогда свое умиротворяющее действие. Но так было в прошлом году (равно как и во все предыдущие годы). А в нынешнем году все наоборот. И доля людей, замечающих у нас высокий уровень коррупции, от января к маю 2011-го не только не сократилась, но даже выросла с 83% до 84%.

Еще занятнее народные инфляционные прогнозы. Ведь рост цен в последние месяцы замедлялся — и по официальному счету, и даже по честному. И это замедление было по-своему замечено публикой. В начале мая количество тех, кто сообщил ФОМу, что за последний месяц, по его наблюдениям, основные цены выросли, составило 90%. То есть чуть уменьшилось против апреля, когда таких было 92%, марта (93%) и февраля (95%).
Однако даже и такое признание текущих реалий сопровождается ростом пессимизма относительно ближайшего будущего. Отвечая на вопрос «что будет происходить с ценами в ближайший месяц?», 83% опрошенных прогнозировали в начале мая, что цены будут расти (в марте — апреле таких было меньше — 81—82%). То есть

вопреки реальному замедлению инфляции число опасающихся, что она подскочит в ближайшем будущем, продолжает увеличиваться. И это опять совершенно не то, что было год назад, когда доля ожидавших скорого инфляционного скачка резко упала весной.

Весь этот всплеск пессимизма, происходящий вопреки обычаю сезонной смены настроений и противоречащий той застойной стабильности, что царит в экономической и социальной сфере, смотрелся бы полнейшей загадкой, если бы не весеннее поведение властей. Сигналы, которые они сейчас подают народу, настолько неадекватны, что неуверенность и опасения нарастают в массах сами собой.

Путинский «Народный фронт» — это только последний по счету такой сигнал, хотя и самый выразительный из всех. Представьте только, что должен подумать рядовой человек, узнав, что основным занятием главы правительства будет теперь не работа по профилю, а некое странное начинание с угрожающим названием. Но ведь и все прочее, прозвучавшее сверху за последние месяцы, говорит точно о том же самом — что начальство с головой уходит в свои внутренние дела, в дележ власти, в выборные кампании, и уходит надолго.

Раньше те же примерно занятия хоть как-то сливались с делами, имевшими вид общественно полезных. Когда-то — с подстегиванием роста экономики и доходов, позднее — с «борьбой против кризиса». А сейчас это выглядит просто как уход от текущих дел и окончательная замена их агрессивным выборным пустословием и междоусобными разбирательствами.

Так или иначе это уже почувствовал и самый простодушный и легковерный простолюдин. Что отобразилось даже в ответах на вопросы лояльнейшего ВЦИОМа о недавнем отчете премьера перед Госдумой. Только 25% опрошенных сообщили, что как-то следили за этой акцией, заявив тем самым о своем серьезном отношении к протокольным мероприятиям руководства, которое давно уже не присуще большинству россиян. И оказалось, что даже в мозгах этой доверчивой, дружелюбной и простоватой группы произошел сейчас поворот.

В 2009-м и 2010-м в опросах по поводу таких же ежегодных выступлений примерно по 40% из тех, кто за ним следил, выбирали правоверный ответ «Оно вызвало у меня чувство надежды и воодушевления» и приблизительно еще по стольку же предпочитали скептический вариант: «Были высказаны правильные мысли, но они высказывались и ранее, а никаких реальных сдвигов не было».

И вот сейчас, в 2011-м, по случаю очередного «отчета правительства», содержащего уже одни только самовосхваления, заявки на вечное продление власти и больше ничего,

целых 52% из той четверти опрошенных, которые за ним следили, выбрали вариант с «отсутствием реальных сдвигов» и только 32% — с «чувством надежды и воодушевления». Даже и в самой проначальственной части простых людей больше половины признаются сегодня, что разочарованы.

В этом и секрет никакими планами не предусмотренного всплеска низового пессимизма. Сигналы, один за другим приходящие сверху, дают людям понять, что безответственность руководящих лиц поднялась на новый уровень. А это приводит в растерянность даже и самых начальстволюбивых.