Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Dior, мятые штаны и круги из картона

28.04.2011, 16:44

Божена Рынска посмотрела на экспонаты и посетителей выставки «Dior: под знаком искусства»

В ГМИИ имени Пушкина открылась выставка «Dior: под знаком искусства». VIP-гости осмотрели экспозицию за день до ее официального открытия. Увиденное потрясло московскую ярмарку тщеславия. Впервые в светской жизни VIP-гости больше интересовались экспонатами, нежели собой. Некоторые даже садились на стулья-медальоны и проваливались в экраны, где шел фильм о приезде моделей Диора в Москву пятидесятых. Уровень выставки, качество званого ужина в доме Пашкова, туалеты дам — все это реабилитировало светскую жизнь и задавало новую, труднодостижимую планку.

Московское открытие выставки Inspiration Dior должно было состояться еще в 2008 году, но глобальный кризис изменил планы главной luxury-корпорации LVMH, которой принадлежит бренд Dior, и событие передвинули на апрель 2011 года. Эта выставка сделана специально для России, для Музея имени Пушкина, и она никуда больше не поедет.

У входа гостей встречали два манекена, показывающие, с чего начался new look. На первом красовался пиджачок-бар, созданный Диором для того, чтобы покупательница могла перейти авеню Монтень и выпить коктейль в баре «Плаза-Атен». А на втором — тот же пиджак-бар, но интерпретированный уже Джанфранко Ферре.

На экранах, примостившихся между колоннами, шел смонтированный фильм с нарезкой из первого дефиле диоровских моделей в Москве, истории дома, кадров с самими Диором и дефиле последних лет. Гости присаживались на стульчики-медальоны, и это тоже не просто так. Серо-белые стулья XVI века с овальной спинкой традиционно стоят в Париже в Доме Диора.

Такой ошеломительно элегантной работы с пространством Москва еще не видела. Дизайнер выставки Натали Кринье поделила белый зал ГМИИ имени Пушкина на корнеры, между которыми висели репродукции картин Сезанна и ван Гога, выполненные на тончайшей кисее (что-то среднее между шелком и газом). К каждому платью можно подойти и рассмотреть даже филигранность швов на кружевных рюшечках шлейфа. В зеркальном потолке отражались волны кринолинов.

Конечно, светские сороки заранее говорили, что ожидается нечто фантастическое. Но, что это будет небывалая, невиданная красотища, никто не ожидал. Выставка в ГМИИ им. Пушкина оказалась грандиозной. Она будет идти до 24 июля, и я настоятельно рекомендую на нее сходить. Уж если видавшие виды первые красавицы Москвы рассматривали не платья друг друга, а платья Грейс Келли, Шерон Стоун и других суперзвезд, то можете представить, что это за восторг. Всего было представлено сто десять диоровских нарядов, прекрасных до ступора, обморока и светлых слез.

Светлана Медведева присутствием не блеснула, хотя все были уверены, что первая леди будет непременно. За день до открытия приезжал протокол и с 10.00 до 12.00 осматривал выставку, а значит, серьезные намерения были. Но в этот день шла репетиция парада, отравившая почти всем москвичам вечер, и логистически организовать проезд госпожи Медведевой было трудно. Официальная версия отсутствия первой леди так и звучала: не разошлись с парадом.

Среди гостей было очень много иностранцев — коллекционеры (некоторые из платьев были позаимствованы из частных коллекций), искусствоведы и главные клиенты дома Диора. Барышни, похожие на японок, выглядели театрально-цирково, ярко и эпатажно. Они жизнерадостно фотографировались на ступеньках музея. Наши же дивы выглядели именно как дивы: кринолины, корсеты и серьезное лицо, и единственным нюансом, вносящим во все это великолепие диссонанс, оказались мятые штаны главреда Vogue Виктории Давыдовой. «А что, в журнале «Вау-гэ» нет отпаривателя? Или хотя бы портпледа, соответствующего длине брюк?» — спрашивали гостьи.

Из зала с платьями неслись охи, ахи и всплескивания. Соседняя зала, где давали элегантные маленькие закусочки, была практически пустой, и только несколько равнодушных к прекрасному мужчин грустно прогуливались по ней, крепко сжав в руке стакан свежевыжатого сока.

Выставку Inspiration: Dior готовили почти год, а VIP-ужин в ее честь — последние два месяца. По всему чувствовалось, что мероприятие неавральное, но, насколько оно неавральное и как тщательно оно продумывалось, знали только посвященные. Учитесь, московские промоутеры: с ноября 2009 года уже было утверждено все — от скатертей до меню (ресторанный дом Деллоса чуть не замучили пробами и тестами). Французы очень привередливые, они привыкли к другому уровню кейтеринга. И светский прием — это у них целая наука.

Они придирчиво выбирают правильные скатерти и правильные цветы (в данном случае ландыши и плющ), понимая, что за два часа все закончится, ландыши растеребят в руках, а плющ общипают. Не только имена на приглашениях, но и картоночки рассадки были не тупо впечатаны, а заранее выписаны профессиональным каллиграфом. И хотя всем понятно, что вечер еще не закончится, как их выметут метлой, девушка-каллиграф выписывала имена VIP-гостей три дня.

Подготовкой зала Дома Пашкова занималась Франсуаза Дюма. Это один из лучших в мире специалистов по оформлению званых ужинов, и скоро она будет оформлять свадьбу принца Альбера в Монако. Госпожа Дюма приехала в Москву за пять дней до мероприятия, и все эти пять дней она готовила рассадку и декор по всем правилам французской науки. Госпожа оформитель привезла с собой «камамберы» — вырезанные из картона круги, на которые скрепками прикалываются голубые и розовые картонки, чтобы мальчики чередовались с девочками.

Далее: в нашей традиции принято сажать пары за один стол, а во Франции, наоборот, пары разбивают, потому что с мужем ты всю жизнь живешь и неплохо бы хоть на вечеринке познакомится с новыми людьми. В Москве совсем другое дело. Черт его знает, кого к твоему мужу подсадят, потом мужа не досчитаешься. Поэтому из уважения к нашим тяжелым военным условиям госпожа Дюма согласилась все-таки рассаживать парами.

Однако пары не всем хватило: на ужине выяснилось, что Эмин Агаларов сослал свою жену — дочку президента Азербайджана Ильхама Алиева — в Лондон. «Ей там больше нравится», — сказал он, но все мы знаем, как «нравится» молодым матерям быть в разлуке с мужем. «Ясно», — вздохнули дамы. Вокруг Эмина тут же образовался цветник — за этим столом были одни дамы и некто Фрол Буримский. И в итоге господина Агаларова-младшего охаживали Оксана Лаврентьева, Ульяна Сергиенко, Светлана Игнатенко, Елизавета Молчанова и две светские обозревательницы. Увы, голубые и розовые «камамберы» не выдержали столкновения с московской демографической драмой.

В какой-то момент в зале появился перспективный мужчина — управделами президента Владимир Кожин (он платьев не видал, пришел сразу на ужин), но его сразу усадили за главный стол, где ему составили компанию Наталья Водянова и основатель концерна LVMH Бернар Арно.

Блеснули:
владелец Bosco Di Ciliegi Михаил Куснирович,
экс-главред Алена Долецкая,
владелица бутика Leviev Стелла Аминова,
актриса Алиса Хазанова,
актриса Рената Литвинова,
телеведущая Эвелина Хромченко,
«форбс» Алишер Усманов,
«форбс» Арас Агаларов,
бизнес-леди Оксана Лаврентьева,
медиамагнат Константин Ремчуков,
управделами президента Владимир Кожин,
модельер Валентин Юдашкин,
«форбс» Александр Лебедев,
модель Елена Перминова,
модель Наталья Водянова,
модельер Александр Терехов,
телеведущая Татьяна Арно,
главред Светлана Бондарчук,
бизнес-леди Полина Дерипаска,
танцор Николай Цискаридзе,
телеведущий Андрей Малахов,
пианист Денис Мацуев.