Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Массовые иллюзии и коллективное прозрение

16.04.2008, 13:09

Давно подмечено, что нынешнее массовое российское сознание склонно подменять трезвые, рациональные оценки окружающей действительности мифологемами о тех или иных достижениях страны в прошлом. Часто в качестве обоснования претензий современной России на одну из ведущих ролей в мировой политике упоминается победа в Великой Отечественной войне. Отмеченный на днях День Космонавтики — еще один пример подобного рода. Накануне праздника ФОМ обнародовал данные всероссийского опроса, из которого следовало, что больше половины наших соотечественников (56%) до сих пор полагают, что Россия сохраняет за собой лидирующие позиции в космонавтике. Интересно, что в те же дни в российской печати были опубликованы данные, согласно которым доля России на рынке мировых космических услуг не превышает 3% (для сравнения у США свыше 70%). Правительственные же расходы РФ на исследования и освоение космоса в 2007 году составляли всего $1,32 млрд (включая затраты на систему ГЛОНАСС). Это чуть меньше, чем у Китая ($1,5 млрд), но в 13 раз меньше, чем у США ($17,3 млрд). В такой ситуации, очевидно, что представления о лидирующей роли России в космонавтике — не более чем результат мифологизации прошлого.

Реклама

Причины подобных замен настоящего прошлым — тема особого разговора. Можно, конечно, упомянуть о зомбирующей роли национального телевидения, играющего важную, если не решающую, роль в формировании тех или иных политических оценок, доминирующих в массовом сознании. Но все же, главная причина лежит в иной плоскости.

Общественное мнение, обращаясь к прошлому, абсолютизируя его опыт, тем самым выполняет компенсаторную функцию.

Не сумевшее реализовать романтические надежды и чаяния конца 80-х — начала 90-х на лучшую жизнь общество где-то в глубинах сознания понимает, что достижения сегодняшнего дня — вовсе не то, чего хотелось получить в результате стольких усилий и страданий. И начинает искать себе моральную и ценностную опору в прошлом, нередко при этом мифологизируя его. Постепенно люди перестают замечать, как обращение к былому начинает не только заменять стремление к познанию настоящего, но и играть решающую роль в формировании образа будущего России и мира. Приведенный выше пример утверждения, что поскольку наша страна сыграла решающую роль в разгроме германского нацизма, то и в будущем ей уготовано место среди лидирующих держав, хорошо иллюстрирует это явление. Для сравнения, когда в 2005 году Вьетнам отмечал 30-летие победы в войне с американцами, которая стоила этой стране огромных людских и экономических потерь, работа государственной пропагандистской машины была ориентирована не столько на прославление военного подвига, сколько на продвижение в массы задач по овладению навыками рыночной экономики. Иными словами, славное прошлое открыло перед страной дорогу в будущее, на строительство которого и надо обратить все свои силы и помыслы — таков был главный message торжеств.

Было бы наивно полагать, что наше общественное мнение замкнуто само в себе, обречено быть объектом воздействия со стороны государственной пропаганды и телевизионных манипуляций. На самом деле

политики, лица, принимающие решения, находясь в рейтинговой зависимости от общественного мнения, сами начинают воспроизводить его стереотипы, по крайней мере, в вопросах, касающихся стратегии развития страны.

И логика здесь проста: ну раз народ так думает, надо в этом направлении и двигаться. Основная проблема, возникающая при этом, состоит в том, что абсолютизация прошлого предопределяет и вполне определенные подходы к решению задач, рождаемых настоящим. Зачем думать, ломать голову над новыми реалиями, приходить подчас к неприятным для себя выводам, когда всегда можно найти простое решение, почерпнув ответы из опыта прошлого. И вот уже дипломаты незаметно для себя начинают обсуждать современные международные отношения в терминах XIX – начала XX веков, особо упирая на геополитику, на угрозы территориальных захватов и имперских устремлений. А иные экономисты, госчиновники высокого ранга и «госбизнесмены» неожиданно находят много полезных идей в стратегии сталинской индустриализации. Политики и дипломаты вместе начинают вспоминать уже начавшую было забываться при Горбачеве и Ельцине старую идеологему о том, что «республика находится в кольце врагов» и т. п.

Всему этому, наверное, не стоило бы уделять серьезное внимание, если бы речь шла лишь о личных вкусах и пристрастиях российских политиков и дипломатов. Проблема, однако, состоит в том, что подобные взгляды и настроения нередко становятся основой для принятия важных государственных решений. И вместо реалистичных проектов, основанных на трезвом анализе ресурсов страны, ее действительных возможностей, рождаются амбициозные, но имеющие мало отношения к практике программы инновационного развития, проекты освоения космоса, которые, в свою очередь, продолжают укреплять общественное мнение в том, что место нашей стране среди мировых лидеров XXI века практически гарантировано. В этой ситуации самое страшное, чего следует опасаться, это очередного коллективного прозрения.