Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Прочистить трубу

31.10.2008, 17:12

Интересные наступили времена. Бывало, мы, колумнисты, соберемся в кружок и давай жаловаться на свое, профессиональное – событий нет, писать не о чем. А теперь, как говаривал в одном советском фильме интеллигент-вахтер в исполнении Евгения Евстигнеева, «событиев у людей, событиев – кто женится, кто разводится, а кто и помер, да, тоже бывает».

Нам в очередной раз повезло, современники. Живем в интереснейшую эпоху. Казалось бы, все, наконец, устаканилось, пришло в норму, обрело регламент и вписалось в формат. Герои расселись по телепрограммам, злодеев рассадили по тюремным камерам. Справа, за нарядным круглым столом расположились равноназначенные и равноудаленные олигархи. Слева, ближе к сердцу — чиновники всякого ранга и силовики, умудренные, отягощенные, ответственные. От нашего стола к вашему столу… Нет, от нашего стола к их столу плывут яхты, идут красивые женщины, несут чай, кофе, шампанское Crystal и разные приятные знаки народного одобрения и единогласного волеизъявления. Где-то сбоку деятели культуры дают корпоративный концерт, в курилку набились журналисты и декламируют какую-то чушь из чьего-то ЖЖ. Ткачихи снова на трибунах, секретарши — в «Одноклассниках», менеджеры — в кредитах, пенсионеры — в депозитах. Веселится и ликует весь народ, любо-дорого посмотреть в плазменную панель. А что вы хотели — островок стабильности в этом изнемогающем от противоречий мире.

И вдруг что-то грохнуло вдали. Трах, бах, крах. И наметившийся было общественный договор, скрепленный черными чернилами марки Urals, стал расползаться в руках. Обнаружились пустые места, зияющие пустоты.

Газовые и нефтяные пары начали рассеиваться (не дай бог, конечно, мы еще помолимся миром за 150 долларов за баррель), но если все-таки процесс пошел … Что же стало видно в эту дыру? Да много неприятных вещей. И самое неприятное — мы опять друг друга увидели. Общество увидело власть, власть встретилась взглядом с обществом, бизнес попался на глаза власти, общество споткнулось о бизнес.

Радости узнавания нет, есть ужас старого знакомства.

Из недр Госдумы явился проект закона, призванного устрашить граждан, задолжавших банкам сумму от 10 тысяч рублей. Вор должен сидеть в тюрьме — это же мантра последних месяцев, как вы помните. А чем должник банка лучше вора? Правильно. Не выплатил за мобильный телефон — в тюрьму. А за невыплаченную ипотеку, учитывая особую крупность размеров квартиры, можно и пожизненное давать, правильно? С обязательством уплаты всей суммы банку, включая проценты по ставке, которую банк имеет право поднять в одностороннем порядке. И не выпускать по УДО. Граждане вздрогнули — те, что имели уши. Одно дело обсуждать классовое чуждое дело ЮКОСа, а другое — сесть за личный кредитный «Айфон». Тугие на ухо по-прежнему различают в инициативах власти обещание укоротить, наконец, зарвавшегося соседа с иномаркой.

Власть тоже, в свою очередь, удивлена — оказывается, кредиты, выделенные государством, не доходят до реального сектора. Путин ругается на банкиров, увещевает: «Нам крайне важно обеспечить устойчивую работу ключевых отраслей реального сектора экономики. Прежде всего, имею в виду строительство, системообразующие предприятия, розничную торговлю, сельское хозяйство, малый бизнес, ОПК, нефтяную промышленность». Альфа-банкиру Петру Авену премьер Владимир Путин лично объяснял, что банки теперь и не просто банки, а агенты государства. Авен слушал, кивал. И денег попросил — $400 миллионов субординированного кредита. Чтобы деньги дать предприятиям.

Деловое сообщество вообще непривычно много говорит. Предлагает, например — а не переложить ли выплаты сокращаемым из-за кризиса работникам на плечи госбюджета?

Вам не кажется, что никто уже не понимает смысла произносимых слов? Или люди перестали слышать самих себя?

Конечно, олигархи лидируют по количеству произносимых вслух цифр. Рядовых граждан, многие из которых не видели в глаза и $10 тысяч наличными, потрясают масштабы. Миллиарды долларов льются рекой в экономику, 10 миллиардов отольются Дерипаске, остальным тоже достанется, говорят. При этом почему-то гражданам кажется, что происходит что-то очень некрасивое. Но, возможно, они просто плохо слышат.

На днях у президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна спросили, согласен ли он с тем, что Фонд будущих поколений — это народные деньги и какая будет польза народу от раздачи денег фонда на поддержание российской экономики? Григорий Васильевич спросил. Пенсионер, поди. «Все-таки наивный у нас народ, — ответил мудрый банкир. — Красивые названия застилают глаза. Да нет народных денег в таком представлении, что они всем, как манна небесная, будут сыпаться с неба. Любые резервы — это деньги, которыми распоряжается все равно власть и делает это исходя из сегодняшних насущных задач и проблем».

Спасибо Тосуняну. Он едва ли не единственный, кто не стал делать вид, что плохо слышит вопрос. Он дал прямой и честный ответ. Тосунян, конечно, прав. Просто у пенсионеров отсутствуют базовые экономические знания и государственнический подход, свойственный людям бизнеса. Поэтому ни один экономист, политолог и даже телезвезда на коньках не объяснит электорату сложную экономическую модель, по которой спасение утопающего базового элемента — дело рук всех пенсионеров России и залог процветания будущих поколений внуков.

Убедившись в который раз, что деньги, даже личные — эта такая штука, которая всегда в распоряжении власти, народ выносит потихоньку депозиты из сберкасс. Как будто не слышит обещаний насчет стабильности рубля. Кстати, на московских улицах появилась реклама вневедомственной охраны и стальных дверей — тенденция, однако.

Но Москва всей стране — не указ. У нас тут свои дела. Вот депутаты Мосгордумы повысили себе жалованье немного, нынешнюю зарплату в 100 тысяч рублей предполагается помножить на 1,19. И предусмотрели премиальный фонд — каждый усидчивый депутат может рассчитывать на премию порядка миллиона рублей. А еще мебель надо будет поменять в кабинетах. В Мосгордуме вообще, кажется, звук выключен. Интересно, какие стеклопакеты там стоят, что туда не доносится шум большого города? Давно, со времен 90-х, у нас не было такой откровенности в обществе. Маски опять сброшены, господа. Объяснять некогда, негде и незачем — суета, форс-мажор, кризис.

Но что-то меня в этом тревожит. Граждане-то хотят поговорить. Граждане нервничают, у них плавающие проценты по ипотеке, угрозы увольнений и ежедневные сводки про кризис. Можно запретить СМИ со сводками, но кризис-то, даже если на само слово наложить запрет, не отменишь. Не слушается он заклинаний. Как глухой, ей-богу!

Тем для обсуждения много. Вот, например, гастарбайтеры, которых увольняют со строек. Многие поговорить на эту тему хотят. От «Молодой гвардии «Единой России» до организаторов «Русского марша». Последние даже готовы спуститься в метро, лишь бы их услышали. Мне лично тоже не хочется таких граждан слушать, но они-то явно хотят поговорить.

Надо чаще встречаться — помнится, была такая присказка в рекламе не помню чего. Бизнес эту возможность имеет. Подходит, жмет руки, заседает за одним столом. Чиновники с депутатами и даже судьями, случается, разговаривают. А гражданам, желающим общения и решения проблем, куда пойти? Президент Медведев в интернет-блоге — это хорошо, но мало. И обратная связь пока, как сказал Медведев, не налажена.

«Коммуникейшн тьюб», с помощью которой общались герои фильма «Асса», не работает. А сейчас она остро нужна. Труба начисто засорилась в последние годы, но ее и не надо было, пока нефтяная денежка стекала по стенкам сверху вниз. В ситуации, когда живительный поток иссякает, коммуникация между всеми слоями общества нужна как никогда.

Полноценные работающие демократические институты — это долго, хлопотно, не в один год, даже не в одно поколение. Понимаю. Но трубу-то требуется прочистить срочно. Пока нефть по ней снова не пошла бурным потоком и опять не залила уши. Но вдруг этого и не будет больше. Никогда. Не в этой жизни. Тогда надо начинать разговаривать и учиться слушать. Прямо сейчас.

Дно, говорят, еще не достигнуто, а снизу уже постучали.