Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Бронепоезд-2009

14.08.2009, 10:27

Медведев предложил узаконить право России вести войны в любой точке мира

Профессорский сын Дмитрий Медведев, чьей едва ли не главной отличительной чертой его адепты называли интеллигентность, решился на то, на что не решился куда менее застенчивый с виду и явно лишенный намеков на политкорректность национальный лидер Владимир Путин.

Дмитрий Медведев предложил узаконить право России вести войны в любой точке мира под надуманным предлогом.

Таким образом, прошлогодняя война с Грузией стала для российской власти не из ряда вон выходящим событием, не шоком и болью, не поводом задуматься о неповторении этой трагедии, а удобным предлогом для демонстрации готовности поставить силовое вмешательство во внутренние дела других государств на поток.

На встрече с лидерами четырех парламентских партий в Сочи президент как бы мимоходом сообщил, что внес в Госдуму поправки к закону «Об обороне», касающиеся применения российской армии за пределами страны. Одно из оснований, по которым предложено использовать наши доблестные войска вне России, заслуживает отдельного внимания. Звучит оно так: «отражение или предотвращение агрессии против другого государства».

Это самое «предотвращение» дает России право нападать на любую страну под любым предлогом — то есть принципиально меняет ту парадигму, в которой наша пропаганда преподносит прошлогодние события в Грузии. Разумеется, наша власть не вспоминает, что Михаил Саакашвили (которому нет оправдания за то, что решился на силовую операцию против Цхинвали, при всех очевидных аналогиях этой операции с чеченскими войнами России) долго и упорно предлагал Южной Осетии и Абхазии прямые переговоры по максимальной автономии в составе Грузии. Что Россия делала все возможное, чтобы грузинские сепаратистские анклавы не шли ни на какие прямые контакты с официальным Тбилиси. Нам не напоминают, что незадолго до войны в Южной Осетии Россия отправила в Абхазию железнодорожный армейский батальон и десантников, которые не должны были находиться в миротворческом контингенте. Что на закате своего президентства, в апреле 2008 года, Владимир Путин, нарушив устав СНГ, в одностороннем порядке вышел из режима экономических санкций против Абхазии и Южной Осетии, заявив к тому же о намерении открыть там российские торговые представительства — то была наша месть за провозглашение независимости Косово. Что Россия накануне войны начала устраивать полеты своих военных самолетов-разведчиков над территорией Грузии. Что с территории Южной Осетии в первые августовские дни 2008 года активно обстреливались грузинские села и корректных доказательств того, что это всегда был ответный огонь, не приводила даже российская сторона.

Россия активно подталкивала Грузию к войне, и режим Саакашвили поддался на эту роковую для него провокацию

(к слову, если бы Грузия была принята в НАТО или если бы Россия согласилась заставить того же Кокойты идти на переговоры с Саакашвили, никакой войны, геноцида, гибели российских миротворцев там не было бы вовсе).

Но, даже несмотря на все вышеизложенное, в случае войны с Грузией у России был хотя бы формальный предлог говорить об отражении агрессии (все-таки грузинские войска стреляли по нашим миротворцам и гражданам России — «умная» Москва в свое время провела тотальную паспортизацию осетинского населения Южной Осетии и абхазов в Абхазии, тем самым только увеличив шансы на вооруженный конфликт, ведь даже трудно себе представить реакцию нашей власти, если бы Грузия раздала свои паспорта, скажем, 95% жителей Чечни). Теперь же

желание узаконить использование армии для «предотвращения» агрессии против другого государства означает прямое право России нападать на любую страну без причин.

На Грузию под этим предлогом Россия может напасть хоть сегодня — нас почему-то крайне возмущает, что эта страна активно вооружается, хотя покупать вооружения государствам-членам ООН без ее санкций никто не запрещает. По медведевскому закону, мы можем напасть и на Украину под предлогом роста «антироссийских» настроений и якобы желая защитить тот же Крым или свой Черноморский флот от возможных посягательств. Мы можем нападать вообще на кого угодно когда угодно. Термин «предотвращение агрессии» — чистая демагогия, под которую можно подвести любые действия или высказывания не нравящихся Кремлю национальных лидеров.

Единственный довод в поддержку права на войну за своими пределами, совершенно имперского по сути и прямо противоречащего интересам России как страны многонациональной, многоконфессиональной, имеющей внутренние очаги сепаратизма, не способной адекватно управлять своей большой территорией (даже заселить ее толком не получается), оказавшейся в экономическом тупике, звучит так:

«Почему Америке можно, а нам нельзя». На самом деле, Америке тоже нельзя. Даже не потому, что это аморально или слишком накладно для казны, а потому что неэффективно, не дает результата.

Россия имела все шансы не доводить дело до прошлогодней войны с Грузией и не создавать искушение у своих собственных очагов сепаратизма повторить путь Южной Осетии и Абхазии. Мы могли продолжать оказывать этим территориям экономическую помощь и без войны, а также казуса с признанием их независимости. Но проблема гораздо глубже: в современном мире способность страны вести войну за своими пределами, в любой точке мира, в принципе не является критерием ее силы. «Великая Америка» не может победить в куда более слабых экономически Ираке и Афганистане. Концепция «мировых жандармов» не работает. Советский Союз, правопреемницей которого является Россия, пережил позорную афганскую военную кампанию, которая тоже, между прочим, начиналась под предлогом, похожим на «предотвращение агрессии»: власти боялись исламизации соседних с Афганистаном советских среднеазиатских республик. Теперь это независимые государства, а последняя война советской империи ее во многом и погубила.

Я не говорю об идеале — о полном законодательном запрете на ведение Россией войн за ее пределами, что было бы самым разумным решением. На данном этапе имперского помешательства российских властей, увы, поддерживаемого значительной частью населения, было бы достаточно изъять из закона об обороне право России воевать с другими странами «на упреждение». «Защиты российских граждан» как предлога для развязывания войн погрязшей в откровенно конфронтационной, агрессивной, милитаристской, по сути, политике России вполне достаточно. Иначе потом не надо удивляться, что нас все боятся как черт ладана и делают все возможное, чтобы вступить в НАТО, сблизиться с Евросоюзом, спрятаться за спину «дядюшки Сэма» — в общем, любым способом минимизировать опасность от общения с утратившей адекватность в эпоху затяжного роста мировых нефтегазовых цен страной.