Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вочеловечить Ленина

06.06.2008, 10:21

Экс-президент СССР и, что в данном контексте еще важнее, бывший генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев признал, что тело вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина рано или поздно придется убирать из Мавзолея. Эти слова были восприняты как первый публичный факт согласия последнего лидера коммунистической империи на вынос тела первого ее лидера и отца-основателя.

Реклама

Между тем, Михаил Сергеевич в своих словах был очень тактичен. Он сказал буквально следующее:

«Сейчас не время заниматься гробокопательством, но похоронить Ильича, как он хотел, и как хотела его семья, обязательно придется. Я думаю, это время придет, - и добавил - а когда придет - жизнь покажет».

О том, как жизнь может «показать», Горбачев знает не понаслышке. На пресс-конференции в Москве он привел относительно безболезненный для себя пример неумолимого хода истории, вспомнив, как в 1989 году обсуждал с канцлером ФРГ Гельмутом Колем возможность объединения Германии. «Думали, это будет в будущем веке, а через четыре месяца Берлинская стена пала», - сказал бывший советский лидер. Был в жизни великого, кто бы что ни говорил, политика Михаила Горбачева, пример гораздо печальнее: едва ли он подозревал в августе 1991-го, что его президентству так скоро придет конец. И что конец будет таким.

На первый взгляд, проблема местонахождения тела Ленина сейчас не выглядит актуальной. Новые поколения россиян все меньше знают, кто это вообще такой, среди поколений постарше не так много людей, которые яростно готовы отстаивать сохранение забальзамированного вождя коммунистов в Мавзолее у Кремлевской стены. Но как раз именно уменьшение степени актуальности имени и дела Ленина в сегодняшней истории страны делает более безболезненным решение власти о перезахоронении его тела.

Будут ли массовые акции протеста, угрожающие стабильности режима, если, скажем, завтра или послезавтра президент Медведев распорядится похоронить Ленина на Волковом кладбище Санкт-Петербурга возле могилы матери, выполнив через 84 года(!) после его смерти ленинское завещание?

Едва ли. Но для судьбы страны это решение могло бы стать очень важным.

Обычно в пользу перезахоронения Ленина приводят такой довод: мол, негоже православной стране превращать тело политика в языческого идола. Примерно такова же аргументация сторонников сохранения Мавзолея: Ленин — «вечно живой» символ коммунизма. Такая трактовка породила еще в советские времена добродушный антиленинский фольклор вроде знаменитого стишка «Дедушка умер, а дело живет — лучше бы было наоборот». Но эти аргументы не слишком убедительны. Во-первых, Россия страна не православная, а многоконфессиональная и светская по Конституции. Во-вторых,

Мавзолей давно стал преимущественно туристической, а не политической этикеткой Москвы и России.

Сакральное значение фигуры Ленина во многом утрачено. Забальзамированной мумии коммунистического фараона не столько поклоняются, сколько просто любопытствуют, как в какой-нибудь кунсткамере. Кстати, если воспринимать сохранение забальзамированного тела Ленина с точки зрения сугубо научного эксперимента, самих ярых сторонников коммунистической идеи и ее вождя должно возмущать отношение к их кумиру как к подопытному кролику.

И все-таки главные аргументы в пользу предания тела Ленина земле, о чем сказал Михаил Горбачев, не политические, а человеческие. Просто неприлично не выполнять завещание человека, пусть одни считают его величайшим гением, другие - эпохальным злодеем, а третьи не испытывают по отношению к этой персоне никаких эмоций. Для адептов Ленина было бы странно менять отношение к нему в зависимости от формы и места его могилы. Для его противников дикостью было бы бороться с политической мумией — в данном случае, увы, не только в переносном, но и в буквальном смысле.

«Время придет», сказал Горбачев (оно на самом деле уже давно пришло), чтобы отнестись к Владимиру Ульянову как к человеку, сыну своих родителей, брату своих сестер и братьев. Дело не в том, что коммунистическая идея потерпела закономерный крах, ибо противоречит физиологической природе человека - дело в том, что жизнь и смерть важнее любой идеи.

В 1966 году в Ташкенте вышел спецномер местного литературного журнала «Звезда Востока». Он весь был посвящен разрушительному ташкентскому землетрясению того года и отличался текстами невиданной в ту пору смелости. Там было впервые опубликовано и знаменитое стихотворение Андрея Вознесенского «Уберите Ленина с денег». Прошло 42 года, Ленин с денег давно убран и, привычно шурша купюрами, мы даже не вспоминаем, что он на них был. Так будет и с телом Ленина.

…Мавзолей у Кремлевской стены можно оставить. Можно оставить на нем и надпись «Ленин». Но

если уж у нашей власти достало ума и такта больше не хоронить очередных вождей разного калибра в Кремлевской стене, практически возле рабочих кабинетов хозяев страны, должно хватить решимости и на то, чтобы предать тело Ленина земле.

Тем самым вочеловечив политика, которого в советские времена пропаганда называла «самым человечным человеком». Это нужно не столько Ленину, сколько всем нам. Ленин не мечтал лежать в Мавзолее вечной мумией посреди главной площади страны, не грезил покоиться «на миру». Он хотел покоиться с миром на конкретном кладбище возле любимой матери. И не выполнить этот завет вождя в стране, десятилетиями кричавшей из всех репродукторов «заветам Ленина верны» - неприкрытое варварство.