Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тайная анатомия: голова

16.04.2004, 17:51

Анатомия — царица наук. Что-то наподобие кукурузы в непаханом поле представлений человека о себе самом. Только благодаря анатомии легко убедить себя в том, что ты — венец цивилизации, совершенное создание, которое, в отличие от кенгуру, может самостоятельно играть на ксилофоне, заседать в парламенте и варить суточные щи. Хорошее знание анатомии вообще ведет человека к блистательным высотам миропонимания. Даже бегло осмотрев себя или почесав ради интереса какой-нибудь орган, человек начинает разбираться, что у него откуда растет, для чего оно надобно и как им пользоваться, если завтра, не дай бог, война, понос или золотуха.

Так что и нам с вами, читатель, следует подойти к вопросам анатомии более тщательно, с интересом, чтобы, может быть, раскрыть и в себе тайные, ранее неизвестные способности. Или наоборот, забыть о них навсегда, чтобы не прослыть психопатами.

Начнем, разумеется с головы, ибо именно голова зачастую находится в верхней части любого прямоходящего человека. Это особый продолговатый нарост, имеющий уникальное преимущество перед остальными местами организма. Скажем, только голову человека принято фотографировать на паспорт, поскольку голова, а не пятки и подмышки носят конкретные имя, фамилию и отчество гражданина страны. Внимание именно что головы хотят привлечь люди, когда надумают поздороваться со своим современником, выпить пива или разгрузить вагон серы.

— Здравствуй, Коля, — принято говорить тогда голове.

— Здорово и ты, Поликарп, — отвечает голова, если ее, конечно, ни с чем не перепутали.

Это, естественно, далеко не все преимущества головы. Скажем, если мы рассмотрим сугубо мужскую голову, то обратим внимание, что она, как правило, состоит сразу из трех частей — лысины, затылка и рожи. Ловкое сочетание этих компонентов делает мужскую жизнь заметно богаче женской. Известно, например, что мужская голова не всегда может как следует и понять, чего от нее требуется. Тогда ей за это можно сунуть в рожу, иногда также называемую рылом. Если она что-нибудь понимает, но туго — треснуть ей по затылку. Когда же все она прекрасно понимает, но молчит, то можно и поцеловать ее за это в любимую лысину.

Обидно, что до сих пор не совсем ясно, откуда взялась у мужчин голова. На этот счет в официальной анатомии сегодня существуют две более или менее внятные гипотезы, впрочем, взаимно исключающие друг друга. Согласно одной из них, голова человека — не что иное, как морская раковина, в которой когда-то обитал Берибобель, доисторический моллюск доброты. Изредка выходя на балкон раковины, Берибобель курил, глядел в соль океана и предавался тоске по лучшим временам. Время от времени он умирал, рождая из песка и слюны жемчужину народного гнева.

Выйдя на сушу, Берибобель не вынес страданий и извелся как класс, а раковина была вынуждена лежать на пригорке, овеваемая ветрами перемен. В результате в ней образовались отверстия, прильнув к которым, до сих пор можно слышать вой пучины, запах табака и непристойности. Для жизни в океане современная человеческая голова уже не пригодна.

Другая теория менее романтична. Она склонна рассматривать мужскую голову как кедровую шишку, которая в ходе эволюции немного обтесалась и растеряла почти все орехи. В пользу этого соображения можно привести хотя бы тот факт, что до сих пор, если как следует потрясти головой, чувствуется, как в ней что-то такое действительно гремит и чешется. Возможно, это и есть уцелевшие орехи. Или чечевица (хотя откуда в кедровой шишке чечевица, до сих пор остается загадкой).

Впрочем, в наше время споры вокруг происхождения головы несколько поутихли. Важным почему-то считается не то, откуда взялась голова, а то, что конкретно в ней находится. Именно мох, который растет в человеческой голове, тщательно изучается сегодня специалистами. Предполагается, что он наделен разумом. То есть головной мох, по мнению ученых, способен к самостоятельному мышлению и оценке мира. К тому же он якобы контролирует работу всего организма, отдавая ему указания, соответствующие текущему моменту.

Здесь с официальной анатомией лично я охотно бы поспорил. Соображения о разумности человека — это, конечно же, полная чушь. Дураку ясно, что если бы вся голова человека состояла не изо мха, а допустим, даже из авокадо, ума бы от этого не прибавилось. Ведь для того, чтобы смотреть телевизор, платить налоги, рубить дрова и снимать трусы, согласитесь, никакого особого авокадо не требуется.

Вообще, лично я считаю, что голова не только не помогает человеку, но даже и изрядно вредит его организму. Вспомните: всякий раз, как соберутся ноги, например, побежать-побежать по тропинке красоты, руки решат потянуться-потянуться к прекрасному, а глаза надумают налюбоваться-налюбоваться на совершенство, ничего из это не выходит. Все это теряется во мху головы, путается, блуждает, пока не увязнет совсем уж по горло, совсем без надежды, без любви. Стоишь, бывало, тогда посредь страны. Вместо головы — нарост. Вместо мозга — Берибобель. Стоишь, простоволосый, и думаешь: «Господи, это ж какое говнище вокруг несусветное! Хоть вой».

Вот что я скажу вам по этому поводу, прямоходящие мои друзья. Учите анатомию. И берегите голову свою. В конце концов, как бы сложно ни было нам с ней, все-таки она — свидетельство неоднозначности бытия, многогранный инструмент познания истины. На трех компонентах ее держится этот мир — на затылке, лысине и роже, изредка называемой также и рылом. И не надо большего требовать при жизни от головы. А после смерти из нее пепельницы хорошие получаются. Или уж подсвечники на случай темноты.

Автор — специалист по мужскому здоровью