Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Минус год протестов

10.12.2012, 10:04

Владимир Милов о том, как энергия массового протеста, попав не в те руки, превратилась в ничто

Годовщину прошлогодних массовых протестов встречают без особых фанфар. Радоваться, действительно, нечему: политика такая штука, где значение имеет только победа. Один из главных вопросов сегодня – были ли в прошлом декабре другие сценарии развития событий, способные повернуть ход российской истории в ином направлении? Вопрос не праздный: от правильного ответа на него зависит, не повторятся ли некоторые ошибки оппозиции в будущем. Если повторятся, то это может позволить Путину удерживать власть бесконечно: сегодня, на фоне продолжающегося устойчивого падения его рейтингов и очевидного даже ребенку отсутствия у президента стратегической повестки дня, невнятная и занятая не тем оппозиция – единственное, что может помочь ему удерживаться у власти в дальнейшем.

Что нужно было сделать по-другому год назад? Собственно, на эту тему были произнесены тонны рецептов, все было растолковано еще тогда. Но никто не слушал.

Хедлайнеры протестных митингов, захватившие год назад сцену, до сих пор не могут внятно объяснить, почему они не сумели выдвинуть своего кандидата на президентские выборы 4 марта – главную политическую битву последнего времени.

Битва прошла без них – пока она шла, они выстраивались в «белые кольца» по Садовому кольцу, соревновались в креативности плакатов («хомяк расправил плечи», «мы стали более теплее одеваться» и т. п.). А Путин отвоевывал пошатнувшуюся в декабре власть. И успешно отвоевал. Пока.

Сейчас уже даже некоторые из тех, кто волей принадлежности к определенному кругу «тусовки» и дружбе с главредами ряда независимых СМИ превратился в хедлайнеров протестов прошлой зимы, начали признавать ошибки. Например, Илья Пономарев, открывавший первый супермассовый митинг 10 декабря 2011 года на Болотной, открыто признал, что отказ от борьбы на президентских выборах был одним из главных стратегических просчетов Болотной и Сахарова.

Тут необходимы некоторые пояснения для тех людей, которые, будучи оболваненными пропагандой от Навального, Немцова, Яшина и кого там еще, считают, что на президентские выборы было ходить не надо, поскольку, дескать, «и так все было решено без нас».

Коллеги, начнем с элементарных аксиом политической борьбы – если вы произносите слова «все решено», вы можете выключать свет, закрывать дверь и уезжать, не стоит тратить силы для выхода на площади с креативными плакатами про хомяков и т. п. Понятное дело, что власть в авторитарных странах всегда имеет преимущества – она контролирует СМИ, силовые структуры, суды, играет по нечестным правилам. Но победу над авторитарными режимами всегда одерживали те, кто был намного слабее власти по части всего этого набора инструментов контроля над обществом. Административно более слабые побеждали за счет того, что могли склонить на свою сторону симпатии большей части общества – и диктаторские режимы падали, со всей их полицией, цензурой и так далее.

А для того, чтобы получить поддержку как можно более широких слоев общества, надо показать, что вы являетесь приемлемой альтернативой, что вам можно «доверить руль».

В этом смысле история Болотной и Сахарова – история того, как энергия массового протеста, попав не в те руки, может превратиться в ничто. Стоит лишь представить себе, что было бы в стране, если митинг на проспекте Сахарова стал бы не просто собранием прогрессивной общественности в знак солидарности с десятью библейскими заповедями (ну и что, скажет на это обычный избиратель), а продемонстрировал бы решимость реально бороться за власть? Выдвинул бы своего кандидата в президенты, «кандидата Болотной и Сахарова»? Собрал бы в его поддержку сто, двести тысяч подписей в прямом эфире? Другому кандидату было бы намного легче сказать – а, у вас там подписи бракованные, листы оформлены не так. Да, не справился, подумали бы люди. А вот кто поверил бы в то, что у кандидата, подписи в поддержку которого собрали бы на Сахарова, на глазах у всей страны, являлись фальшивыми? Огромное количество людей сочли бы это личным оскорблением.

Потом этот кандидат стал бы ездить по России, встречаться с людьми, это стало бы главной темой января--марта. О том, что появилась реальная альтернатива Путину, стали бы говорить тетушки в очередях и автобусах в провинциальных городах. Энергия собраний на Болотной и Сахарова получила бы понятное и логичное политическое продолжение. Вспомним Сербию-2000, Грузию-2003, Украину-2004 – там люди всегда боролись не за абстрактные «честные выборы» (мало возбуждающая идея при отсутствии альтернативы – ну, наберут побольше голосов Миронов или Зюганов, ну и что?), а за победу конкретного, «своего» кандидата.

Но главное лицо проспекта Сахарова, Алексей Навальный, вместо выдвижения в президенты (он даже из-под ареста мог передать письменное согласие выдвигаться, не говоря уже о невообразимо детском поступке – дать арестовать себя на 15 суток по ерундовому поводу в решающие две недели выдвижения кандидатов) и масштабного вояжа по России уехал отдыхать в Мексику. Вот, собственно, и вся история. Тут и добавить нечего.

Что касается нытья по поводу «все равно ничего сделать не дадут», «кандидата от оппозиции бы не зарегистрировали», «вот Явлинского же не зарегистрировали» — так все зависит от ваших же собственных действий. Явлинского потому и не зарегистрировали, что Немцов, Пархоменко и прочие организаторы протестных митингов прошлой зимы, вместо того чтобы всю эту махину развернуть на поддержку кандидатуры Явлинского (по опросу Левада-центра , явного лидера среди кандидатов в президенты на проспекте Сахарова), ограничились принятием по нему беззубой резолюции и вообще открыто обсуждали, давать Явлинскому микрофон или нет.

Если бы оппозиция боролась и создавала понимание того, что альтернатива Путину есть – даже если бы не зарегистрировали, даже если бы нарисовали малый результат, все равно удалось бы навязать власти реальную политическую борьбу.

К которой проявило бы интерес намного большее число граждан, чем постоянно сокращавшееся число «креативных горожан», посещавших с каждым разом все более бессмысленные протестные хеппенинги. Которая неизбежно бы вынуждала власти совершать новые ошибки, ухудшая ситуацию для себя. Которая позволила бы передать протестную энергию зимы дальше – ах так, у нас был свой кандидат, а вы нам поставили кого-то другого, так мы продолжим протестовать! Будем создавать партии, участвовать в выборах всех уровней и так далее – не дадим вам успокоиться!

А так, по сути, самозваные лидеры «креативного класса» признали победу Путина и отказались от борьбы – собственно, недавно в своем интервью «оппозиционный Чуров», организатор выборов в «координационный совет оппозиции» Леонид Волков, так прямо и сказал: «Владимир Владимирович Путин – безусловно, легитимный президент Российской Федерации».

Конечно, поскольку вы не боролись как следует, а занимались ерундой, поэтому Путин и президент. А теперь даже не приходите на Чистые пруды на митинг, посвященный годовщине первого относительно крупного протеста прошлой зимы. Нечем похвастаться и стыдно показаться людям.

В анализе итогов событий годичной давности мелькает и еще один сюжет – перенос самого первого крупного митинга 10 декабря с площади Революции на Болотную площадь (известный упрек Эдуарда Лимонова в адрес оргкомитета протестных митингов). Для меня этот сюжет не так важен, потому что трудно оценить, насколько впервые в жизни вышедшие на политический митинг десятки тысяч людей были реально готовы к какому-то серьезному противостоянию. Важно было наличие более долгосрочной стратегии, без нее и площадь Революции, возможно, не помогла бы.

Но здесь важно другое. Лимонов и его коллеги последовательно делают акцент на необходимости серьезного уличного противостояния с властями. Мы с коллегами и союзниками – на систематической борьбе на выборах всех уровней. Каждая из этих стратегий имеет свои резоны и, по крайней мере, основана на логике и историческом опыте.

Однако у нас сложилась престранная ситуация – среди тех, кого столичные и иностранные журналисты часто именуют «лидерами оппозиции», не поддерживается и идея участия в нелегитимных чуровских выборах, и идея уличных столкновений с властями – эти «лидеры» постоянно говорят про «недопущение крови», открыто называют нападавших на ОМОН провокаторами и так далее. Но, осмелюсь заметить,

третьего способа взять власть для оппозиции не существует – или через выборы, или, скажем так, более решительным путем.

А так получается, они и против выборов, и против столкновений. И как они себе видят отъем власти у Путина? Они принесут Путину очередной доклад про его виллы и яхты, а он, как мечтал Остап Бендер, вынесет им президентство на блюдечке с голубой каемочкой? Нет, такого не будет, это абсурд.

В общем, сейчас оппозиции, чтобы подойти реально боеготовой к политическому циклу 2016–2018 годов, необходимо провести серьезную работу над ошибками. Заняться организацией, дисциплиной. Прекратить слушать поэтов и писателей, которые вместо профессиональной политической повестки забивают вам голову романтической ерундой, а потом исчезают на месяцы.

Выбросить из головы никогда и нигде не приносившую результатов алхимическую идею про «горизонтальный безлидерный протест» и искать политических лидеров, которые смогли бы персонифицировать антипутинские политические силы в глазах народа.

Это крайне необходимо, в России политика исключительно персонифицирована.

Все на самом деле не так плохо. Все у нас получится. Но горькую работу над ошибками провести придется.