Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Штаты неопределенностей

29.10.2012, 12:27

Перспектива появления у Америки нового лидера создает много неопределенностей

Американская предвыборная кампания подходит к концу, скоро мы узнаем имя нового (или нового старого) президента США. Американцам можно только позавидовать: настоящая конкурентная кампания, открытые дебаты кандидатов по важнейшим вопросам развития страны, непредсказуемый результат и шансы 50 на 50. В России о подобной остро конкурентной политической борьбе можно лишь мечтать.

Однако сожалеть остается не только об этом. Другой повод для грусти – обилие поверхностных и часто попросту неадекватных оценок происходящего в американской политике от российских комментаторов. Сегодняшнее политическое противостояние в США часто сводят к рисованию бесконечно далекой от реальности картинки борьбы «левака» и «социалиста» Барака Обамы, нарастившего госдолг и госрасходы, пытающегося везде где можно запустить лапы «большого правительства», «сдающего» позиции Америки в мире, с «крутым парнем» Миттом Ромни, настоящим республиканским ковбоем, который и долг снизит, и от дефицита избавится, и бизнесу жизнь облегчит, и престиж Америки в мире поднимет. Последнюю сентенцию особо часто можно услышать от отдельных представителей российской либеральной интеллигенции, мечтающих о том, чтобы Ромни, придя к власти, завершил политику «перезагрузки» в отношениях с Россией и стал вести себя пожестче в отношении «кровавого путинского режима».

Вся эта картинка настолько нерелевантна, что ее нет смысла даже обсуждать. Мне, например, как стороннику правых ценностей, конечно, хотелось бы, чтобы в США существовала ответственная и энергичная политическая сила правого толка, которая проводила бы ответственную бюджетную и долговую политику, снижала налоги, стимулировала бы экономический рост. Увы, Республиканская партия никак не может быть признана таковой ни при каком раскладе.

Единственное, в чем реально преуспели республиканцы, – это в пропагандистской риторике по поводу того, какие они экономические либералы, защитники прав бизнеса и стражи ценностей свободного рынка в борьбе с ползучим наступлением «большого государства», а также в навешивании на своих оппонентов ярлыков «социалистов», «леваков» и прочих. В реальности мы имеем следующее:

единственные из американских президентов, кто в последние 35 лет добивался снижения госдолга, были демократы Картер и Клинтон.

При глубоко уважаемом за многие достижения Рональде Рейгане впервые после Второй мировой войны начался взрывной рост госдолга – с 33 до 53% американского ВВП, при Буше-старшем госдолг вырос до 66% ВВП. Можно утверждать, что именно в этот период долговое бремя для США превратилось в серьезную проблему национального масштаба.

Демократу Биллу Клинтону удалось не только снизить бремя госдолга с 66 до 56% ВВП. Он также стал первым президентом, который впервые за долгое время довел американский бюджет до профицита: он был дефицитным и при Рейгане, и при Буше-старшем. Однако ответственная бюджетная политика продолжалась недолго: президентом был избран Дж. Буш-младший, при котором бюджетные дефициты возобновились уже с 2002 года, а госдолг подскочил до угрожающих 84% ВВП, вплотную приблизившись к 100%.

Можно долго критиковать Барака Обаму за то, что при нем наращивание госдолга продолжилось (он достиг примерно 100% ВВП) и фундаментального решения этой проблемы пока не найдено. Однако темпы прироста долга снизились по сравнению со вторым сроком правления Буша-младшего, а, кроме того, впервые со времен Клинтона начали сокращаться госрасходы как доля ВВП. Тенденция медленная, но вовсе не такая плохая. Обама не является таким уж врагом рынка, как ему приписывают – вопреки мрачным прогнозам, частичная национализация General Motors не стала провозвестником наступления «большого правительства» на экономику (а забирать акции у компаний-банкротов в обмен на госпомощь следовало бы и российским властям). Помню, как сразу после избрания Обамы некоторые его американские сторонники левого толка сокрушались, что он взял к себе в экономическую команду банкиров Гейтнера и Саммерса вместо кого-нибудь из «социалистов погорячее» типа Джо Стиглица – рисуемый для Обамы «социалистический» образ явно далек от реальности.

К тому же, глядя на опыт Великобритании, где кабинет Кэмерона резво взялся за меры бюджетной дисциплины, и экономика остановилась, не сильно вдохновляет. Америка в плане состояния экономики пока выглядит лучше.

Могут ли республиканцы действительно решить проблему дефицита и госдолга? В предвыборной кампании Митта Ромни демагогия на эту тему сильно превалировала над реальными подробными ответами на вопросы, какие именно инструменты сокращения дефицита и долгов принесут конкретный эффект. Республиканцы очень эффективно эксплуатируют сложившийся имидж партии защитников интересов бизнеса и противников государственного вмешательства в экономику, а также раскручивают «левацкий» образ оппонентов. Но в реальности,

если после своего избрания Ромни начнет серьезно резать расходы, экономику США ждут трудные времена – что не замедлит отразиться на всей глобальной экономической ситуации. А если не начнет – грош цена всей предвыборной демагогии.

Глядя на опыт восемь лет правления Буша-младшего, можно констатировать, что ухудшение бюджетной и долговой ситуации является системным следствием глубокого конфликта интересов внутри Республиканской партии, который никуда не ушел. С одной стороны, учитывая сильное влияние бизнес-интересов, партия вынуждена предоставлять налоговые послабления лоббистам. Что само по себе неплохо: снижение налогов – правильный инструмент стимулирования экономики. Но с другой – она является заложницей собственных больших амбиций, в том числе международных. При Буше только расходы на войны выросли на $1,5 трлн (четверть прироста госдолга за годы президентства Буша). Слушая агрессивную внешнеполитическую риторику Ромни: Россия – враг, вооружать сирийских повстанцев, защитить Израиль, – нетрудно предположить, что эта история, как уже бывало раньше, потребует денег. Отсюда – новые дефициты, новые долги. Вывод: либо Митт Ромни лукавит в своей предвыборной риторике, либо Америку с его избранием ждет повторение бушевской истории с ростом военных расходов и долга.

Обаме, кстати, во внешней политике удалось реально многое. Он выполнил обещание вывести войска из Ирака, не втянул Америку ни в один новый конфликт. «Мечта Буша» о демократизации Ближнего Востока начала реализовываться именно при Обаме.

И хотя есть огромные проблемы и с реалиями нарождающейся «демократии арабского образца», и с выявившейся неготовностью американской администрации прогнозировать эти события и вовремя и подготовленно на них реагировать, тем не менее, пока что сложнейший вызов, диктуемый «арабской весной», не создал каких-то особенно угрожающих проблем.

Что может натворить в этом плане Ромни – «черный ящик», и основания для мрачных подозрений имеются.

При всей привлекательности бизнес-риторики Республиканской партии она, к сожалению, находится в глубоком кризисе, отталкивая многих умеренных избирателей. В «одном флаконе» с лозунгами о низких налогах и бюджетной дисциплине идут консервативные ценности из позапрошлого века, призывы к запрету абортов с рассуждениями о том, что беременность женщины в результате изнасилования «угодна Богу» (озвучиваемыми высокопоставленными американскими политиками на полном серьезе в ХХI веке!), и прочие дремучие консервативные вещи, за которые современному человеку голосовать не хочется. Идеологам республиканцев нужно срочно что-то с этим делать, иначе партия, из которой ультраконсервативные кандидаты от Tea Party Movement в последние годы выдавили много опытных политиков умеренного толка (и продолжают нагнетать консервативную риторику), рискует серьезно потерять позиции в будущем.

Ну и особая история – дискуссии русскоязычной диаспоры и российских комментаторов выборов в США о том, что «Ромни будет проводить более жесткую политику в отношении России». Вот это уж стопроцентный анекдот – ничего такого он делать не будет.

Прагматичным республиканцам конфронтация с Россией невыгодна, именно поэтому страстный сторонник продвижения демократии во всем мире Дж. Буш-младший оказался весьма благосклонен к росту авторитаризма в России в 2003–2008 годах и никак ему не помешал (не считая пустых слов).

Да и чем Америка может помешать? Санкциями? Если это не ядерный удар, то Путину американские санкции – что слону дробина, и несут только раздражающий эффект и вред, инспирируя новые репрессии против «американских шпионов» в российской оппозиции. Это следовало бы понять тем в России, кто с пеной у рта отстаивает необходимость принятия закона о «списке Магнитского» и тому подобные вещи (не говоря уже о том, что никаких судов по списку Магнитского не было, и нет никаких гарантий, что в число 60 преследуемых, помимо 59 негодяев, не попал, скажем, один ни в чем не виновный человек, который просто чем-то не понравился Биллу Браудеру).

Демократизация России – наше внутреннее дело, тут неправильно ждать помощи извне.

Не то чтобы итоги первого срока Обамы выглядят как-то особо впечатляюще. Своим избранием он разогрел огромные ожидания, многие из которых не оправдались. Однако он проявил себя нормальным президентом, политиком здравого смысла, который в очень сложном для его страны положении сумел сохранить контроль над ситуацией и решить ряд проблем. Митт Ромни не выглядит плохой альтернативой, однако системные противоречия внутри его партии могут создать новые трудности в случае его избрания. Поэтому перспектива появления у Америки нового лидера, честно говоря, создает намного больше неприятных неопределенностей.