Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Резервы заменяют политику

22.09.2008, 10:33

Сегодня важнейший вопрос не то, какими будут котировки акций завтра, а удастся ли России остановить бегство капиталов

Против лома нет приема — эту простую истину на прошлой неделе подтвердили российские власти, залив пожар на фондовом рынке сотнями миллиардов наличных. Финансовые ресурсы государство копило, очевидно, не зря.

Пятничные оптимистические настроения на российском фондовом рынке и бурное одобрение аналитиков не могут, однако оттенить фундаментальных проблем российской экономики и провалов в политике государства, предопределяющих высокую вероятность возврата к падению рынков в будущем.

Когда эйфория пройдет, вопросы возникнут вновь.

Нельзя не отметить, что использованные для стабилизации ситуации на финансовых рынках инструменты были весьма грубыми и отдавали явный приоритет количеству над качеством, при этом для борьбы с главными причинами чересчур быстрого оттока капитала из России — плохим качеством институтов, высокими рисками и недружественным инвесторам политическим курсом — не было сделано ничего. Хотя крупные финансовые ресурсы у властей сохраняются, что в краткосрочном плане может поддержать сохранение позитивного настроения на рынке, стало ясно, что накопленные миллиарды — пожалуй, единственный инструмент спасения рынка, остающийся в распоряжении властей.

Но ресурсы государства не безграничны, и вечно затыкать ими дыры в собственной политике не получится. Краткосрочное восстановление котировок — очевидно вторичная задача по сравнению с более долгосрочной целью остановки оттока капитала и возврата инвесторов в страну. Между тем с этой точки зрения последние дни были скорее источником плохих новостей.

Предпринятые государством меры увеличивают риски и для государства, и для инвесторов, ухудшают институциональную среду, способствуют монополизации банковской системы, коррупции.

Прежде всего, переход к практике произвольного вмешательства ФСФР в деятельность рынка для остановки торгов будет иметь гораздо более серьезные негативные последствия, чем может показаться на первый взгляд. Власти подали инвесторам два сигнала: первый — о том, что они настолько боятся падения фондовых индексов, что без колебаний будут прибегать к крайним мерам, и второй — что они готовы идти на серьезное нарушение прав инвесторов на участие в торгах и запрещать торги на неопределенный период, если по политическим соображениям считают это необходимым. В пятницу ФСФР вновь вмешивалась в ход торгов и задерживала их на сроки дольше ожидавшихся, невзирая на рост котировок. Это позволяет предполагать, что власти ради влияния на результаты торгов готовы и дальше волюнтаристски вмешиваться в них, произвольно разрешая-запрещая торговлю акциями по своему усмотрению.

Нормальные фондовые рынки, тем более в «мировых финансовых центрах», так не работают — например, регуляторы США и Великобритании действовали значительно тоньше, борясь лишь со спекулятивными сделками и вводя ограничения только на короткие продажи. Это и надо было делать в России вместо немотивированной полной остановки торгов.

Подобное фундаментальное пренебрежение к правилам работы рынка и правам инвесторов, несомненно, будет иметь гораздо более долгосрочные последствия для российского фондового рынка, чем это готовы признать сегодня оптимисты.

Пример с закрытием торгов на два дня решением ФСФР станет одной из важнейших отправных точек анализа рисков вхождения инвесторов на российский рынок.

Теперь инвесторы всегда будут помнить, что им могут запретить выход в важный для них момент, остановив торги. Безусловно, это не сможет не сказаться на осторожности возврата капиталов в Россию в дальнейшем.

Далее, вброс масштабных государственных средств в банковскую систему, не сопровождавшийся никакими улучшениями институциональной среды, не поможет улучшить положение в долгосрочном плане. Деньги на рынке появились, а вот достаточно убедительные причины для инвестирования средств в акции российских компаний — нет. Единственный фактор, на который упирают оптимисты, — недооцененность российских компаний по показателю прибыльности, обуславливающая потенциал восстановления рынка. Однако инвесторов волнует не только прибыль, но и риск. Как видно, риски российского рынка инвесторы оценивают весьма высоко: разошедшийся по новостным лентам в пятницу

анализ Bloomberg показал, что отношение цен акций российских компаний, торгующихся в РТС, к их прибыли оказался самым низким по сравнению со всеми другими фондовыми рынками мира. Видимо, это и есть стоимостная оценка российского политического риска…

Политические риски никуда не исчезли, инвестиционный климат и условия для вложения средств в проекты по развитию экономики не улучшились. С большой вероятностью это означает, что средства, выбрасываемые государством на рынок, если и принесут краткосрочный позитивный эффект для поддержки курса акций, позже все равно будут частично вывезены из России инвесторами, продающими акции, частично поддержат доллар, а частично обрушатся на потребительский рынок, подстегивая инфляцию.

Причем почему-то у нас распространено мнение, что бежать из России свойственно лишь иностранным инвесторам и, когда они в основном выйдут с российского рынка, бегство капитала остановится. Это утверждение сомнительно: российские бизнесмены лучше других знают о рисках работы в России, многие из них в кулуарах крайне негативно оценивают последствия недавних действий российских властей (в частности, конфронтации с Западом).

Сценарий возврата к периоду нетто-оттока капиталов из России вполне реален.

В такой ситуации скупка российскими компаниями собственных акций на выделенные государством деньги вообще выглядит авантюрой. Не говоря о том, что она сокращает и без того сравнительно небольшой free float на российском рынке и премирует уходящих иностранных инвесторов за счет госсредств, такие инвестиции — еще и высокий риск потери вложений: если стоимость акций вновь начнет снижаться, нетто-результатом будут уплывшие за границу государственные, а по сути, наши с вами миллиарды. Часть дополнительно вброшенных на рынок средств неизбежно пойдет на скупку долларов, вызывая сокращение золотовалютных резервов ЦБ в попытке удержать курс рубля.

Наконец, еще одним ударом по репутации российских регуляторов стала манера выделения средств на поддержку банковской системы. Тот факт, что деньги были выделены лишь трем крупнейшим банкам — Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку, лишь еще раз подчеркнуло заведомое неравенство прав участников рынка и фаворитизм в политике российских властей. Оказалось, что никаких прозрачных и справедливых правил предоставления господдержки участникам рынка в случае кризиса, обеспечивающих всем игрокам равный доступ к этим деньгам, у ЦБ не существует. Три крупнейших банка вместе с государственными деньгами получили и значительную часть полномочий регулятора рынка, право определять, какие банки и на каких условиях поддерживать, а также мощнейший ресурс для передела рынка в свою пользу.

Гарантий, что деньги, предоставленные государством Сбербанку, ВТБ и Газпромбанку, дойдут до финансовой системы в полном объеме, нет никаких. Зато теперь эти банки могут навязывать другим участникам рынка любые условия предоставления средств, использовать эти деньги на какие-то собственные цели — например, скупать валюту или вывести их за рубеж. В этих банках ведь работают отнюдь не альтруисты, перед ними не стоит задача спасать экономику страны. Не хочется даже думать о том, каков может быть масштаб коррупции при использовании выделенных государством денег, инсайдерской игры на курсе акций, вывода средств в офшоры…

Нет сомнений и в том, что такая своеобразная манера поддержки рынка государством в критических ситуациях также надолго отложится в памяти инвесторов. Представьте, что вы вложили средства в предприятие или банк, которому в условиях кризиса ликвидности придется вставать в очередь за получением средств господдержки к своим прямым конкурентам, поддерживаемым государством монстрам банковской системы, на непрозрачных и, скорее всего, дискриминационных условиях. Станете вы вкладывать средства в такую экономику?

Сегодня, таким образом, важнейший вопрос — не какими будут котировки акций завтра (благодаря тому, что у России сохраняются значительные финансовые ресурсы, денег на поддержку рынка хватит еще на какое-то время), а удастся ли России остановить бегство капиталов и вернуть доверие инвесторов.

Как бы ни мечтали изоляционисты, развиваться с опорой на внутренние ресурсы Россия не в состоянии. Наша финансовая система слаба, в финансировании модернизации она почти не участвует (доля банков в финансировании инвестиций в основной капитал составляет всего 10%), да и не может — качество ее ресурсов низкое (средняя длина денег, привлеченных банками, не превышает двух лет — долгосрочные средства для финансирования инвестиционных проектов с длительными сроками реализации банковская система, таким образом, дать не в состоянии). Ресурсы государства стремительно сокращаются по мере сброса их на помощь рынку. Покупательная способность граждан будет уменьшаться из-за растущей инфляции, замедления экономического роста и ослабления рубля, сокращая возможности роста за счет внутреннего спроса. Прогнозы экспортных доходов при нынешней динамике цен на нефть также особо не обнадеживают.

Это не та экономика, которая в состоянии встать на «путь устойчивого развития» без посторонней помощи.

Скорее всего, мы присутствуем при начале заката экономической модели, выстроенной в России в последние годы.

Что действительно могут сделать власти для настоящей, а не краткосрочной реабилитации фондового рынка и возврата капиталов в страну? Прежде всего, признать, что обвальное падение стало причиной не столько внешних («подстава» со стороны США, по выражению президента Медведева), сколько внутренних причин — конфронтация с Западом, атаки на бизнес. Продемонстрировать, что Россия осознала свои ошибки и готова сменить политический и экономический курс. Предпринять конкретные шаги, свидетельствующие о прекращении практики административного рейдерства против бизнеса, обеспечить защиту прав собственности, верховенство закона, уважение к нормам права, независимость судов.

Пока этого не сделано, щеголять оценками «потенциала роста» российских акций только на основе одного критерия — прибыльности, полностью игнорируя фактор риска, — значит вводить наблюдателей в заблуждение. Тем более что действия российских властей на прошлой неделе еще раз показали нам, насколько высоки в России риски и насколько грубыми и дискриминационными могут быть действия государства.