Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Монополизм любой ценой

14.07.2008, 10:16

Надежды «Газпрома» установить тотальный контроль над европейским газовым рынком, подобно контролю над российским, абсолютно напрасны

«Как вы считаете, какая цена покупки азербайджанского газа была бы оптимальной для «Газпрома»?» — так звучал вопрос, заданный позвонившей мне на днях журналисткой. «А зачем «Газпрому» вообще покупать азербайджанский газ?» — такой ответ, по-моему, ее слегка шокировал.

Сегодня многие настолько привыкли послушно следовать в фарватере навязываемой официальными источниками логики, обсуждая лишь детали действий государственных структур, но не подвергая сомнению верность генерального курса, что все реже и реже задают себе вопросы принципиального характера: «А туда ли мы плывем?»

Так произошло и в последние недели, когда «Газпром» снова превратился в ньюсмейкера, пытаясь скупить газ, производимый альтернативными поставщиками – Азербайджаном, Ливией, – для последующей перепродажи в Европу. Обсуждая эту тему, мало кто задался вопросом: а правильна ли стратегия превращения «Газпрома» в перекупщика?

Задаться же этим вопросом стоит. В конце июня «Газпром» опубликовал финансовую отчетность по МСФО за 2007 год, которая показала сенсационный результат: при росте выручки от продаж газа более чем на 8% прибыль от продаж снизилась на 11%! И это на фоне уверенного роста цен продаж газа: на российском рынке, основном рынке газпромовского сбыта, они увеличились в 2007 году на 22,5% (с $41,6 до $50,9 за 1000 кубометров газа), для стран СНГ (в среднем) – на 25,2% (с $88,6 до $110,9), для европейских партнеров «Газпрома» — на 3% (с $261,9 до $269,4).

Как можно при довольно быстром росте цен показать снижение прибыли от продаж? Менеджмент «Газпрома» не делает секрета из того, что причина в росте расходов, основной статьей увеличения которых стала покупка нефти и газа у третьих лиц (расходы на их покупку выросли на 36%).

Если в 2003 году затраты на покупные нефть и газ в целом по «Газпрому» составляли меньше миллиарда долларов, то в 2007 году – уже 15 миллиардов, или более четверти от всех операционных расходов компании!

Подавляющую долю составляют стремительно растущие затраты на покупку газа в Центральной Азии: $11,7 млрд в 2007 году против $7,5 млрд в 2006 году и всего чуть более $1 млрд в 2005 году.

Есть и другие статьи увеличения издержек – например, рост расходов на оплату труда с $3,7 млрд в 2003 году до $9,7 млрд в 2007 году. Численность персонала «Газпрома» выросла с 391 тыс. человек в 2003 году до 445 тыс. в 2007 году, а расходы на оплату труда в расчете на баррель добытого нефтяного эквивалента – с менее $1 в 2003 году до $2,5 в 2007 году (в целом операционные издержки компании без учета налогов увеличились в сравнении с 2003 годом с $4,9 до $14,8 на баррель, более половины этого прироста пришлось на рост стоимости покупного газа и зарплат).

Однако общая неэффективность «Газпрома» — это отдельная проблема, а вот рост стоимости покупного газа –

главная причина снижения прибыльности деятельности компании – является прямым следствием стратегического выбора в пользу статуса монопольного перепродавца центральноазиатского газа в Европу, сделанного «Газпромом» несколько лет назад. Именно эту модель пытаются сегодня распространить на азербайджанский и ливийский газ.

«Газпром» попал в масштабную зависимость от импорта среднеазиатского газа по стремительно дорожающим расценкам после заключения в январе 2006 года известного соглашения о поставках газа на Украину через трейдера «Росукрэнерго». В соответствии с соглашением, российский монополист взял на себя роль эксклюзивного перепродавца на Украину всех объемов газа, экспортируемых из Туркмении, Казахстана и Узбекистана. Прибыльность этих операций сомнительна – в 2007 году, например, «Газпром» покупал туркменский газ на туркмено-узбекской границе по $100 за 1000 кубометров, перепродавая на Украину по $130 при стоимости транспортировки, близкой к $30. В этом году ситуация похожая – при согласованной цене продажи газа на Украину около $180 за 1000 кубометров цена закупок газа в Туркмении выросла до $130 в первом полугодии 2008 года, а со второго повысилась до $150.

Зачем участвовать в этих бесприбыльных операциях, наращивая издержки и снижая доходность собственного бизнеса? Тем более что конкретных договоренностей об условиях закупок газа в странах Центральной Азии в 2009 году «Газпром» пока так и не смог достичь, а в марте этого года главы нефтегазовых компаний Казахстана, Узбекистана и Туркменистана заявили о том, что с января 2009 года намерены перейти в расчетах с российским газовым монополистом на новые цены поставок газа, привязанные к европейским. Это означает, что закупочные цены могут достичь $250—300 за 1000 кубометров. Расходы на закупку центральноазиатского газа, таким образом, возрастут до $17—21 млрд в год.

А теперь нам предлагают покупать по высоким ценам еще и азербайджанский, а возможно, ливийский газ. В случае с Азербайджаном «Газпром» предлагает скупать все объемы газа на границе с Турцией по довольно высокой цене – говорят о $250 за 1000 кубометров и выше, что значительно превышает $120, по которым сегодня азербайджанцы продают газ Турции.

Если это произойдет, «Газпром» еще сильнее «подсадит» себя на зависимость от дорожающих закупок газа у стран-поставщиков. При этом не факт, что удастся компенсировать рост расходов за счет европейских потребителей. Дальнейшее повышение цен на газ для Украины и Беларуси проблематично и чревато конфликтами. Последние тенденции со спросом на газ в Европе не обнадеживают – согласно выпущенному в июне авторитетному глобальному статистическому отчету BP Statistical Review of World Energy 2008, спрос на газ в странах ЕС-27 в 2007 году снизился на 14 млрд кубометров в год против пикового уровня 2005 года, зато стабилизировался и даже слегка подрос спрос на уголь.

В последние годы Международное энергетическое агентство резко пересмотрело обнародовавшиеся ранее прогнозы снижения спроса на уголь в Европе в ближайшие 20—25 лет – теперь планируется даже некоторый его рост, зато прогноз по спросу на газ на 2030 год был понижен более чем на 150 млрд кубометров в год.

На фоне запредельно дорожающего газа Европа явно пересматривает свои энергетические предпочтения и возвращается к углю. Не правильнее ли было бы направить прибыль на разработку собственных газовых месторождений (с чем по-прежнему проблемы), вместо того чтобы делиться ею со среднеазиатскими производителями газа?

Финансовые результаты «Газпрома» за 2007 год ясно показывают, что избранная стратегия «монопольного перекупщика» газа из Центральной Азии оказывается чрезмерно дорогостоящей, ударяя по прибыльности бизнеса «Газпрома». Между тем,

если бы центральноазиатские государства имели возможность продавать газ потребителям напрямую, «Газпром» мог бы зарабатывать стабильный транзитный тариф и был бы свободен от рисков постоянного повышения цен производителей.

Например, по сравнению с 2003 годом закупочные цены на туркменский, казахский и узбекский газ выросли в долларовом выражении в 5 раз.

Возможно, кто-то попытается оправдать подобную стратегию целями сохранения монопольных рычагов влияния на европейский рынок, а также потопления конкурирующего с «Газпромом» газопроводного проекта «Набукко». Однако роль «Набукко» весьма скромна, и дело вовсе не в нем: Европа развивает импорт сжиженного газа, кроме того, как уже отмечалось выше, пересматривает отношение к углю, и повлиять на этот процесс «Газпром» не сможет. Надежды установить тотальный контроль над европейским газовым рынком, подобно сегодняшнему контролю над российским, напрасны.

Бороться с конкурентами нужно, но не любой ценой – в том числе не ценой потери собственной прибыли. Как мы видим, риски долгосрочных убытков от перепродажи в Европу каспийского и центральноазиатского газа вполне реальны.