Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Нетто-победитель

02.06.2008, 10:39

Прошло три недели с объявления перемен в структуре и составе высших руководящих органов страны, и уже видны контуры новых отношений между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. Хотя предпринятое Путиным в последние два месяца массированное пиар-наступление создало полное впечатление отсутствия перемен и ожидавшие немедленного освобождения Ходорковского и смены политического курса были разочарованы, на самом деле первый этап раздела власти принес существенные новации.

Судите сами. В ходе новых назначений

Медведеву удалось избежать неприятных сюрпризов и возвышения не удобных ему людей.

Руководителями администрации президента и аппарата правительства стали вполне приемлемые для него чиновники — Нарышкин и Собянин. Медведеву, судя по имеющейся информации, удалось «отбить» варианты вроде назначения главой аппарата правительства Игоря Сечина, а шефом кремлевской администрации — иной недружественной фигуры. Хотя сохранение Владислава Суркова в качестве первого замглавы АП, скорее, не в пользу Медведева и свидетельствует о том, что за новым президентом поставлен «смотрящий».

Зато в ходе реорганизации Кремля и Белого Дома были серьезно понижены все наиболее влиятельные в период путинского президентства силовики — Сечин, Виктор и Сергей Ивановы, Патрушев, Черкесов. Им достались откровенно второстепенные должности.

Ни одного ключевого противника Медведева на важнейших постах не осталось. Особо одиозные личности вроде Владимира Устинова были и вовсе сосланы на Кавказ. Игорь Сечин в роли освобожденного вице-премьера по промышленности и энергетике, имея лишь секретариат из десятка человек, вряд ли сможет всерьез противостоять обладающему пусть малыми, но реальными полномочиями министру энергетики, который опирается на прямую поддержку Юрия Ковальчука и имеет прямой доступ и к премьеру, и к президенту (тем более что распределение вице-премьерских обязанностей по контролю над конкретными министерствами не утверждено).

Не исключено, что понижение Путиным своих ближайших друзей-силовиков — реакция на события последних месяцев, когда их действия становились все менее подконтрольными (см./ Форос-2007). Если так, то Медведев получил сигнал о фундаментальной слабости Путина, отсутствии у того реальной поддержки.

Медведеву удалось провести своих прямых ставленников на ряд важных должностей. Речь не только о министре юстиции Коновалове, но и о других важных фигурах, например, бывшем однокурснике Медведева Константине Чуйченко, возглавившем контрольное управление президента.

Это незаметный, но важный орган: он может организовывать проверки любых ведомств, следствием которых нередко становятся кадровые изменения (в свое время контрольное управление возглавляли Кудрин и Путин). Чуйченко вошел в созданный Медведевым совет по борьбе с коррупцией, где в явном большинстве промедведевские чиновники и опять же не представлен никто из ключевых путинских силовиков. Сам совет, возможно, имеет шансы превратиться в политический орган, задачей которого станет самоутверждение Медведева через консолидацию «своих» и поддержание атмосферы страха среди «чужих» чиновников.

Давний соратник Медведева Сергей Дубик остался во главе управления госслужбы в администрации, Аркадий Дворкович был повышен до помощника президента и шерпы в «большой восьмерке». Дворкович, скорее всего, будет сильным шерпой, по сравнению со своими предшественниками гораздо более профессиональным и понятным Западу. Уже одно это может означать, что позиции для диалога Медведева с руководством стран — членов «восьмерки» будут вполне хорошо подготовлены. Руководителем Росимущества стал близкий к Медведеву Юрий Петров, тогда как ставленник силовиков Валерий Назаров, прежний глава этого важного ведомства, был отправлен в отставку.

В целом складывается вполне комфортная для нового президента ситуация. Ему удалось добиться нейтрального расклада сил при назначении руководства высших органов власти, выдвинуть своих людей на пока немногие, но важные посты, все его соперники из числа влиятельных прежде путинских силовиков серьезно понижены, никто из них не занял ключевых аппаратных позиций. Для дальнейшего наращивания политического веса такая ситуация вполне годится.

Можно сказать, в первом раунде Медведев по сумме всех вводных вышел нетто-победителем.

Пока он все равно не выглядит как реальный хозяин положения, но и ожидать этого было бы наивно: прошло слишком мало времени, очень силен еще авторитет Путина. Медведеву рано претендовать на всю полноту власти, да и никакого открытого соперничества между ним и Путиным нет и в помине. Возможно, на первых порах Медведев будет жестко противостоять попыткам «развести» их с Путиным, всячески демонстрируя лояльность и кооперативность. Но

аппаратные основы тотального превосходства Путина уже подорваны. Про президента-марионетку можно забыть. Технически Медведев уже может многое.

Как скоро он начнет совершать серьезные самостоятельные шаги? Это зависит от его политической воли. При Медведеве уже стали происходить вещи, немыслимые в период президентства Путина. Две недели назад первый зампред президиума Высшего арбитражного суда (ВАС) Елена Валявина, выступая на судебном заседании, открыто признала факт давления на нее со стороны администрации президента и даже назвала фамилию конкретного чиновника, близкого к Виктору Иванову. Учитывая, что ВАС возглавляет один из наиболее близких друзей Медведева Антон Иванов, я исключаю, что это заявление не было санкционировано и согласовано с новым президентом. Вторая история с вердиктом Конституционного суда по делу Мананы Асламазян. Таких решений, по сути, прекращающих громкие политические дела, в последние годы у нас не было.

Медведев очевидным образом начал вмешиваться и в вопросы экономики.

Чего стоит только его двусторонняя встреча с Кудриным, на которой президент ясно дал понять, что намерен вмешиваться в вопросы экономической политики, напрямую контактируя с министрами и руководя решением важных экономических проблем, инфляционной в частности. Еще один пример — встреча Медведева в Кремле с экономическим блоком правительства по вопросам развития предпринимательства.

Все сказанное не означает, что видны признаки наступления «оттепели»: это тоже наивная постановка вопроса. Медведев — лояльный член путинской корпорации, и ожидать от него «потепления» трудно. Но в российской власти происходят очевидные изменения. К лучшему или нет — посмотрим.