Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Побольше цинизма!

23.08.2007, 10:54

С точки зрения геополитики ни один из игроков, от которых зависит судьба Косова, реальных интересов там не имеет

Одной из главных тем предстоящего внешнеполитического сезона станет, судя по всему, окончательное решение судьбы края Косово.

Приштина предупредила, что вне зависимости от внешних обстоятельств провозгласит независимость 28 ноября. К этому времени истечет и срок, отведенный западными участниками Контактной группы на переговоры косоваров и сербов. Может что-либо измениться за оставшееся время? Едва ли. Позиции кристально ясны и диаметрально противоположны. Сербия готова на все, кроме независимости края, Косово — ни на что кроме нее. Любое отступление означает капитуляцию одной из сторон. В последнее время много шума наделала идея раздела территории, якобы предложенная представителем Европейского союза в тройке посредников Вольфгангом Ишингером. Такая инициатива, если ее действительно возьмутся всерьез обсуждать, чревата тяжелейшими последствиями.

Вопрос о том, почему при распаде ряда европейских государств в прошлом десятилетии внутренние административные границы были приняты как истина в последней инстанции, поднимался часто. И все же это были границы, хоть зачастую и произвольные, но представлявшие собой некую отправную точку. Если же отказаться и от них, то весь процесс балканского (и не только) умиротворения можно начинать заново, и без вооруженных конфликтов не обойтись.

Собственно, так оно всегда и было. В регионах, служивших «пороховыми бочками», решения о границах и статусах территорий, как правило, принимали великие державы, исходившие из собственных интересов и представлений о справедливости. Отчасти такие действия совпадали с чаяниями народов, которых касались, но никогда не удовлетворяли их полностью. Это не приносило прочный мир (Балканы и Ближний Восток — яркие примеры), но иного способа не существовало. Скорее всего, их нет и сегодня. Нынешняя ситуация, однако, имеет серьезное отличие. В традиционный балканский конфликт вмешалась большая идеология, которая исказила то, что всегда определяло логику развития — геополитический подход.

С точки зрения геополитики ни один из игроков, от которых зависит судьба Косова, реальных интересов там не имеет.

США еще с конца 1990-х хотели за ненадобностью покинуть Балканы и передать ответственность европейцам, со времени же атаки «Аль-Каиды» и вовсе обратились к совершенно другим регионам. Европейский союз вообще построен не на геополитических принципах, а уж экспансия на слаборазвитую и в высшей степени проблемную территорию ему точно не нужна.

Россия укрепляться в Юго-Восточной Европе не собирается, руководствуясь принципом разумной необходимости и достаточности. Стоит, кстати, обратить внимание, что, отстаивая территориальную целостность Сербии, Москва не апеллирует ни к славянскому, ни к православному братству, что было типично еще несколько лет назад.

В чем же тогда проблема? Все перечисленные участники мировой политики «повязаны», казалось бы, эфемерными идеологическими подходами, но преодолеть их намного сложнее, чем самое острое геополитическое противоречие.

Америка стремится завершить недоделанную работу. Вашингтону, находящемуся очень далеко от Приштины, вообще не очень понятно, из-за чего весь сыр-бор. Ну будет на месте бывшей социалистической Югославии не шесть государств, как сейчас, а семь. Что такого-то? Раз уж «мини-империя» рассыпалась, лучше закончить процесс и поставить точку. А поскольку режим в Белграде был, с точки зрения Америки, недемократическим (что при Тито, что при Милошевиче), то окончательное распределение его наследства по «национальным квартирам» — дело благое и отвечающее глобальной миссии «города на холме». Есть и вторая причина. Как заметил один западный дипломат,

албанцы, — наверное, единственные мусульмане в мире, которые искренне любят Америку.

Как бы то ни было, в условиях углубляющегося конфликта Соединенных Штатов с мусульманским сообществом «освобождение» косоваров станет очень важным жестом в адрес «уммы». Вашингтон, мол, не против ислама, он против «плохих парней», а хороших очень даже поддерживает в их справедливой борьбе. В сочетании два этих фактора делают американскую позицию предельно негибкой.

Разгребать накопившиеся завалы придется в конечном итоге Евросоюзу. Но ЕС зажат в клещи. С одной стороны, он не способен проявить волю для урегулирования конфликта (военной силы у европейцев нет, а политические решения принимаются с огромным скрипом по принципу наименьшего общего знаменателя), а потому зависит от США. С другой — провозглашает гуманитарный пафос: Европейский союз сам построен на идее всеобщего блага и несет его соседям. Именно европейская реакция на события в Косове конца 1990-х в значительной степени привела к натовской операции против Югославии. Европа настаивает на том, что тогдашнее решение было правильным.

Одностороннее провозглашение и признание независимости Косова будет логичным завершением процесса, начатого военной акцией, легитимность которой изначально была сомнительна. Но это, во-первых, парализует ЕС, который не может действовать в крае без санкции Совбеза ООН (Евросоюз — организация легалистская). А, во-вторых, способно повлиять на ситуацию сразу в нескольких странах-членах Европейского союза, которые сталкиваются с проблемами сепаратизма.

Как будет действовать ЕС, в котором как минимум пять стран против признания Косова без резолюции СБ ООН (Греция, Кипр, Словакия, Румыния, Испания), непонятно. Бывший посол США в Белграде Уильям Монтгомери, который не понаслышке знает проблему, замечает: «Когда Евросоюз сталкивается с противоречиями, он, как правило, предпочитает вообще ничего не делать».

Что будет делать Россия? Серьезных интересов в Косове у нее нет. Зато гарантирована общеполитическая выгода. Москва стоит на страже международного права и призывает к решению, которое устроит обе стороны. При любом исходе Россия выиграет.

Если случится чудо и стороны удастся склонить к компромиссу — Кремль имеет основания приписать успех себе.

Не займи мы принципиальную позицию в Совбезе, договоренности не было бы. Если (скорее всего) развитие пойдет по одностороннему пути — Москва разведет руками: мы сделали все, что могли, чтобы избежать неприятного прецедента, но другие его создали… Как пишет тот же Монтгомери — это «мечта» Путина: действия Запада в обход ООН развяжут руки России в отношении других «непризнанных».

Совершенно не обязательно, что Москва немедленно начнет признавать Абхазию или Приднестровье, но уровень нервозности в Тбилиси и Кишиневе резко повысится.

Сделка в духе традиционной, пусть и весьма циничной, геополитики куда больше помогла бы решению косовской проблемы. Нынешнее положение, когда все великие державы декларируют свои благородные помыслы и делают вид (а может быть, что еще хуже, действительно верят), что руководствуются идеалистическими мотивами, заводит ситуацию в тупик. Несогласованный выход из этого тупика приведет к возникновению уже настоящих геополитических проблем между великими державами — куда более серьезных, чем парадоксальное противостояние вокруг Косова.