Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Как я оказалась не в теме

18.08.2006, 18:02

Недавно мне позвонили в эфир на «Эхе Москвы» и спросили: «Прокомментируйте, пожалуйста, историю про дагестанского правозащитника, который попросил убежище в Киеве?»

«А как его зовут?» — спросила я.

«Ну я забыл».

«Ну когда вспомните, позвоните».

После эфира мне позвонил мой приятель: «Нехорошо, — говорит, — Юля, что вы не в теме. Про этого правозащитника «Эхо» три дня говорит. Осман Болиев его зовут». Я действительно была не в теме: не знала, что Болиев попросил убежище в Киеве. Потому что эти три дня я провела в Дагестане.

В Дагестане обсуждали много чего: отставку прокурора Яралиева, и уйдет ли за ним глава МВД, что же касается конкретно Хасавюрта (а Болиев из Хасавюрта), то там обсуждали две новости. Одна новость касается засады, в которую в середине июля якобы попали «переходившие границу боевики». Помните: их там пятнадцать человек убили, и еще Рамзан Кадыров сказал, что они из банды преемника Басаева.

Дело в том, что боевики были не совсем боевики. Их было, я подозреваю, человек тридцать, и все это были ребята от тринадцати до двадцати лет, которых двое взрослых позвали «потренироваться» по ту сторону речки, в Чечню. До самого вечера своей смерти они жили с родителями (все ребята – из моноэтнических чеченских сел Хасавюртовского района), а потом отпросились «на море» и поехали со взрослыми вербовщиками. В лесополосе они переоделись в камуфляж (оружие было у двух-трех), вербовщики им сказали: «Идите через речку, на той стороне вас ждут, а у нас дела в районе».
Ребята вошли в речку, и тут же по ним был открыт шквальный огонь. Речка мелкая, ни нырнуть, ни сбежать. 15 трупов, добитых в том числе и выстрелами в затылок. Те, кто стрелял с чеченской стороны, добили всех: живые только те арестованные, кто сбежал, раненый, и попался дагестанской милиции. Отцы очень ищут тех двух взрослых. Думаю, что найдут. Потому что не все подростки попались милиции.

Вот эту хасавюртовскую историю очень обсуждают по всему Дагестану.
Обсуждают и еще одну: историю убийства начальника 6-го отдела Сайгид-Салима Забитова. Забитов – из Буртуная, как и мэр Хасавюрта, всесильный Сайгидпаша Умаханов, — это важно для последующего рассказа. С Сайгидпашой он не очень ладил. Покушались на Забитова четыре раза, и было за что: в гражданской войне между ментами и боевиками Сайгид-Салим не миндальничал. О том, что он приговорен, знали все. Родичи просили Сайгид-Салима уйти, он ответил: «Мне что, юбку жены надеть вместо формы?» Друзья просили главу МВД Магомедагирова перевести Сайгид-Салима в Махачкалу, но глава МВД не стал это делать, видимо, Сайгид-Салим был слишком сильным конкурентом. Дали ему охрану, омоновцев, он их с собой не брал. «Вы молодые, — говорил, — а меня все равно убьют».

За неделю до смерти он пришел домой к отцу Асхаба Бидаева, — того самого человека, который его убил. Дело в том, что Бидаев вместе с четырьмя другими боевиками участвовал в предпоследнем покушении на Сайгид-Салима, когда его машину буквально изрешетили пулями, а самому Сайгид-Салиму перебили ноги. Всех участников покушения, кроме Бидаева, уже убили. А к его отцу Сайгид-Салим пришел и предложил сыну сдаться. Отец сказал: «Он мне не сын. Делай с ним что хочешь».

А еще через неделю Асхаб Бидаев застрелил-таки Сайгид-Салима Забитова.
После этого родичи Сайгид-Салима (одни были в милиции, другие – нет), собрались и поймали одного из участников покушения. Тот сказал, где Бидаев. Боевика сдали в милицию и поехали за Бидаевым. Это все торжественно называлось «спецоперация близ села Эндирей». Была она 27 июля. Боевиков обнаружили, и один из родичей убитого Забитова, тоже милиционер, Дадаев, крикнул ему «стоять». Бидаев повернулся и снес ему пол-лица. Бидаев и еще один боевик успели бежать, третий их товарищ был убит.

Да – Асхаб Бидаев тоже из села Буртунай. Как и полковник Забитов. Вот эту историю в Дагестане тоже обсуждали.

Это я к чему? Это я к тому, что никто в Дагестане – ни министры, ни бандиты (что зачастую одно и то же), ни премьер, ни президент – не обсуждали историю правозащитника, который попросил политубежище на Украине. Нет такой истории в информационном пространстве Дагестана. Точно так же, как нет истории про «уничтожение банды боевиков Эльмурзаева» и про «спецоперацию в Эндирее», а есть история про подставленных чеченских мальчишек и про кровную месть между Бидаевыми и Забитовыми.

Информационное пространство гор и информационное пространство российских СМИ (не важно тут, официальных или оппозиционных) не пересекаются друг с другом. И знаете, почему?

Потому что настоящее в горах вовсе не нуждается в публичности. Демократические СМИ с удовольствием бы рассказали историю странной «спецоперации», кончившейся выстрелами в затылок 15-летним чеченцам. Но их отцы совершенно не озабочены тем, чтобы рассказать историю прессе: они озабочены поиском двух провокаторов. Мэр Хасавюрта, со всеми его отрядами, способными даже сейчас дать отпор Кадырову, уверял меня, что не знает имен провокаторов, и, возможно, не врал. Это внутричеченское дело: не то что русские, аварцы не узнают, где их зарыли.

Родичи Забитова вовсе не заинтересованы в том, чтобы рассказывать, что было с пойманными ими боевиком-алмакцем до того, как его сдали милиции. «Спецоперация». Прекрасно. Нехай будет спецоперация.
Я ничего не хочу сказать плохого про Османа Болиева. Это мужественный (по-европейски мужественный) человек. Человек, который довел до Европейского суда те самые дела об убитых и замученных в ходе спецопераций, за которые ему подкинули гранату и попытались посадить.

Но Болиев – это экспортный информационный продукт. Среди влиятельных лиц Хасавюрта, — будь то бывший тренер по вольной борьбе Сайгидпаша Умаханов, чьи бойцы остановили некогда чеченское вторжение, или, наоборот, те его ученики, которые стали ваххабитами, (половина, как Вагит и Заля, убиты, другая половина присылает Сайгидпаше «черные метки»), — Осман Болиев не значится.

В Дагестане идет гражданская война. Если тебя убивают менты, ты становишься Асхабом Бидаевым, если тебя убивают боевики, ты становишься Сайгид-Салимом. Правозащитник в этом процессе не предусмотрен.
И никому внутри – не интересен.

К сожалению.