Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Однополярные друзья Путина

01.08.2008, 14:52

Ливийский премьер Багдади аль-Махмуди, прилетевший в Россию на окончательные переговоры по вопросу о том, сколько Ливия заплатит крупным российским корпорациям, во главе которых стоят друзья премьера Путина, привез премьеру Путину маленький подарок.

Обычно правители такого рода, как в Ливии, присылали в подарок своим венценосным братьям разные знаки уважения, как то – волооких невольниц, дивного зверя единорога или украшенных драгоценностями мальчиков для утех. Муамар Кадаффи не поступился традицией: он прислал в подарок Путину вынутого из ливийского зиндана представителя LUKoil Overseas Анатолия Цыганкова.

«Спасибо вам за этот жест с вашей стороны. Тем более, вы его привезли своим самолетом», — поблагодарил за подарок Путин. Аль-Махмуди в ответ рассказал, что Цыганкова привезли прямо к нему в самолет по личному распоряжению Кадаффи. «Мы хотели его лично передать премьеру», — сказал аль-Махмуди.

Удивительные у нас друзья: Северная Корея, Иран, Ливия, Белоруссия, Венесуэла. Почему, как вы думаете, мы с ними дружим?

Слушая рассуждения Владимира Путина об однополярном мире и странах, которые думают, что Россия кому-то угрожает, можно подумать, что Кремль дружит с теми, кто нас не оскорбляет, и враждует с теми, кто оскорбляет.

Но это не так. Северная Корея роняет на нас без предупреждения ракеты, Ливия бросает наших граждан в зиндан, а наш лучший союзник батька Лукашенко всю свою внутреннюю политику строит на обвинениях содержащей его России в попытке поработить Белоруссию (деньги, однако, берет исправно). Мне даже трудно себе представить реакцию российского МИДа в случае, если бы США, как Северная Корея, периодически захватывали наши терпящие бедствия суда в водах, считающихся международными.

Словом, мы дружим отнюдь не с теми, кто нас не оскорбляет. Наоборот — те страны, с кем мы дружим, позволяют себе по отношению к России выходки, которые никогда бы не позволили страны Запада. В «однополярных» США «ЛУКойл» спокойно покупает заправки и размещается на бирже; это в дружественной Ливии сотрудник «ЛУКойла» угодил в зиндан.

По какому же принципу Кремль выбирает друзей? По очень простому. Друзья Кремля – это диктаторы, с которыми можно делать бизнес напрямую.

Президент Путин приезжает в Ливию, сидит на карачках со своим другом Муамаром Кадаффи в бедуинском шатре (специально раскинутом для дорогого друга Путина, чтобы тот сидел на карачках) и договаривается о том, что России Кадаффи долги платить не будет, а вместо этого заплатит «Газпрому» (который возглавляет друг Путина Миллер), РЖД (которые возглавляет друг Путина Якунин) и купит оружие (через друга Путина Чемезова). Вообще-то, когда вместо казны платят друзьям, это называется коррупцией. В России это называется международной политикой.

Иран может называть нас «малым сатаной», но он платит за ядерные технологии по весьма непрозрачным схемам государственным корпорациям, опять-таки возглавляемым друзьями президента Путина, а когда Иран замораживает оплату, мы голосуем против него в ООН, мудро употребляя Совбез ООН как средство для выбивания долгов.

Батька Лукашенко позволяет себе против Путина выпады, которым обзавидуется Гарри Каспаров. Но вот ведь какое дело: когда мы поставляем в Белоруссию дивизион С-300, то мы поставляем каждую установку по внутренней цене – по $13 млн. А на рынке для какой-нибудь Сирии они стоят $180 млн. И если этот дивизион потом перепродается в Сирию, то заинтересованные стороны делят между собой около миллиарда. (За расследование одной такой сделки – ракеты для Сирии через Белоруссию — похоже, поплатился жизнью корреспондент «Коммерсанта» Иван Сафонов). Согласитесь, за миллиард можно и потерпеть брань Лукашенко.

Нашими внешнеполитическими друзьями являются страны, с руководством которых можно договориться об откатах. Нашими внешнеполитическими врагами являются страны, с руководством которых об откатах договориться нельзя.

Некоторое время казалось, что с «другом Жаком», «другом Герхардтом» и особенно «другом Сильвио» можно договориться о покупке газопроводов на территории Франции, возглавляемой другом Жаком, Германии, возглавляемой другом Герхардтом, и Италии, управляемой другом Сильвио. Но потом выяснилось, что кроме друга Сильвио и друга Жака в этих станах существует еще и народ, и что как бы ни хотел друг Сильвио продать другу Владимиру газопроводы, Италия все-таки принадлежит проклятому однополярному миру.

Российские магазины полны турецкого ширпотреба, финских унитазов, немецких холодильников, тайваньских кроссовок и пр. Но с немецким канцлером нельзя заключить соглашение об откатах на холодильники, и поэтому Германия – это часть однополярного мира.

А вот венесэульских (или ливийских) холодильников в российских магазинах нет, зато с венесуэльским президентом можно лично заключить соглашения об условиях поставки оружия, и поэтому Чавес — наш друг.

А уж Муамар Кадаффи друг еще лучше. Захотел – и прислал из личного зиндана в личном самолете двуногий подарок. А представитель однополярного мира премьер Гордон Браун никогда не привезет на личном самолете в ошейнике в подарок Бориса Березовского: разве это не доказательство того, что Гордон Браун не любит Россию, и вообще эти идиоты на Западе не понимают, что такое дружба?