Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Строевая подготовка

04.10.2005, 12:18

Нынешняя «прямая линия» президента запомнится не только историей спасенной Путиным бабки, которой губернатор Черногоров опрометчиво не провел воду (архетипический казус дяди Степы, спасшего из плена торосов и айсбергов полоскавшую белье старушку), но и главной фразой месяца: «Я свое место в строю найду». Учитывая заявленную невозможность изменения Конституции РФ и стойкое нежелание нынешнего главы государства идти на третий срок, можно позволить себе дерзкие политические фантазии, связанные с ходом подготовки к нахождению места в строю. То есть с политической строевой подготовкой.

Владимир Путин явным образом завершает свой срок, заранее оплатив фьючерсные контракты с народом путем выделения 115 млрд рублей на социальную сферу. Эти авансовые платежи призваны заменить собой структурные реформы тех же отраслей, куда закачиваются деньги.

То есть президент оставляет своему преемнику страну, как мастер оставляет подмастерью незаконченную картину, сюжет который набросан щедрыми, но не слишком внятными мазками.

Весь первый срок художник примеривался к полотну. Делал многообещающие эскизы, которые сами по себе могут украсить лучшие музеи мира. Весь второй срок отлынивал от реализации грандиозного замысла, который показался самому творцу слишком дерзким и новаторским, не вполне понятным широкой публике (а ей подавай чего попроще — натюрморт с пивом и воблой). В сухом остатке — виртуозные наброски, заведомо нравящиеся черни, грубо намеченная композиция, незавершенное грандиозное полотно во всю стену. Боязнь не оправдать завышенные ожидания толпы.

Работа будет отдана лучшему из подмастерьев. А мастер, утратив свой прежний формальный статус директора, все-таки останется художественным руководителем проекта. Возможно, с правом нанесения последних мазков на завершенный холст. Это и будет третий срок Путина без Путина. Исполнение его ролевой функции не президента, но всероссийского Дэн Сяо Пина, гуру, стоящего чуть в стороне и освящающего своим авторитетом работу учеников.

Достижения по крайней мере полутора сроков нынешнего главы государства явно недостаточны для того, чтобы признать за ним исполнение исторической миссии. Он, казалось бы, восстанавливает разрушенную страну, хотя на самом деле речь идет о сильно затянувшихся отделочных работах в уже построенном до 2000 года доме.

Раньше такие объекты называли «незавершенкой». Деньги на окончание работ есть, но опытные прорабы, окружающие директора, говорят, что лучше их не тратить, поскольку исполнители работ сделают все не так, а половину выделенных денег пропьют. Будущие же пользователи конечного продукта не оценят изящества и смелости предлагаемых радикальных архитектурных решений.

Однако историческую миссию можно исполнить иным путем. Взять на себя функцию фигуры, заложившей фундамент преобразований. И дать возможность реализовать преобразования тем, кто придет вослед. Неудачи и непопулярность останутся на их совести. Мудрый Дэн будет конструктивно критиковать происходящее со стороны, а обнадеженные народы задумаются о возможности и желательности его возвращения.

Правда, в отличие от Дэн Сяо Пина, который призывал не подводить раньше времени итоги Великой Французской революции, Владимир Путин уже поторопился вынести приговор эпохе, назвав крушение Советского Союза величайшей катастрофой. Но это высказывание можно списать на необычайную спрессованность нынешнего политического времени, которое и течет быстрее, и требует жестких, наотмашь, формулировок.

Время спокойных оценок придется на третий срок, который русский Дэн пропустит, оставив преемнику противоречивое наследство.

Поэтому преемник должен, как та дэнсяопиновская кошка, безотносительно к цвету своей шерсти ловить мышей. А вот с этим самая большая неясность. Каких мышей должна ловить кошка, чтобы удовлетворять взыскательным вкусам русского Дэна? Должна ли она быть решительной и идти напролом, проводя в жизнь радикальные версии незавершенных или даже не начатых реформ? Или ее задача — аккуратно продолжать линию предшественника, требуя амбиций от подчиненных и тратя деньги на затыкание аварийных дыр?

Вероятно, предпочтительнее первый вариант, поскольку он дает еще сравнительно молодому Путину, не выходя из образа Дэн Сяо Пина, вернуться на третий срок, дав своему преемнику возможность в период между 2008–2012 годами заплатить за реформы потерей популярности. А после реализованных реформ, оставаясь их духовным отцом, но не проводником, гораздо проще править.

Однако тогда будущего русского Дэна подстерегает еще одна проблема. Выбор преемника должен быть очень смелым. Ведь надо быть уверенным в том, что он не просто будет умело распределять нефтедоллары, а проведет отложенные реформы и реализует не исполнявшиеся годами решения. Таких людей, в силу некоторых особенностей кадровой политики, в ближнем кругу президента нет, что сильно осложняет подготовку к последующему триумфальному возвращению в строй.

Выход из застоя может оказаться куда более болезненным и дорогостоящим, нежели это кажется сейчас. И тогда роль Дэн Сяо Пина станет неорганичной и неисполнимой.

Его рейтинг, как стабфонд, станет накапливать проценты доверия, оседающие мертвым грузом в политических «лабазах каменных», а расходовать их будет не на что. Так, может быть, потратить гигантский рейтинг и гигантские деньги не на консервацию проблем, а на их решение? И бог с ним, со статусом Дэна, учителя нации и доброго дедушки, при котором когда-то жилось лучше и веселее?