Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Принуждение к толерантности

25.11.2008, 10:47

Формирование религиозных дружин – еще одна форма институционализации национализма

Идея создания православных народных дружин трансформировалась в идею межрелигиозных ДНД. С лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом, с хоругвью, тфилином и талесом, а то и с Кораном будут выходить в ночь интербригады добровольных помощников правоохранительных органов, больше похожие на колонну представителей 15 союзных республик, каковые любили формировать во время советских культмассовых мероприятий. Говорят, первая интербригада отправится в дозор уже 1 декабря.

Если я правильно понял, расширение национального и конфессионального состава дружин объясняется некоторыми отрицательными качествами титульной нации. Во всяком случае, это прямо вытекает из слов человека, озвучившего идею, – отца Всеволода Чаплина: «Не секрет, что православные люди долго запрягают, а потом никогда никуда не едут, и вообще они порой чрезмерно добры». Помощники, словом, не очень. Поэтому и приходится прибегать к помощи иудеев, мусульман и буддистов – те побойчее будут. Добро должно быть с кулаками.

Но, безусловно, лучше всех пояснил смысл начинания член Совета федерации от Калининградской области Николай Тулаев: межконфессиональные дружины «будут способны… воспитать толерантность и подтолкнуть людей на изучение иных культур». То есть если прежние, советского времени, дружинники изучали скорее иные субкультуры, например, субкультуру хиппи, что особенно удавалось при принудительной стрижке их длинных волос, то

теперь – хрясь по голове хоругвью и изучай себе на здоровье пейсы представителя иной культуры, нарушающего общественный порядок своим внешним видом.

Так что ли?

Линия Чаплина-Тулаева продолжает деятельность молодежных организаций типа «Местные» или «Молодая гвардия «Единой России», которые готовы вычищать наши широкие проспекты и уютные переулки от гастарбайтеров. Непонятно только, почему охране общественного порядка на этот раз придается религиозная окраска. Впрочем, есть версия:

если раньше ДНД трудились под условным знаменем марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма, то их нынешние наследники готовы патрулировать улицы под хоругвями и на основе самых искренних националистических чувств.

В иные годы жертвами комсомольских оперативников или бригад содействия милиции становились, например, участники чтения стихов на площади Маяковского в 1959–1961 годах, а теперь ими станут гости столицы или марширующие «несогласные».

Эти самые гости столицы с «несогласными», скорее всего, и заменят в качестве объектов внимания своих предшественников из 1950–1980-х — стиляг, хиппи, валютных проституток и прочих представителей девиантных сообществ. Плохо дело, потому что, как и в большинстве случаев содействия со стороны «народа» правоохранительным органам, все это попахивает нарушением закона. Потому что

очень трудно обнаружить границу, на которой заканчивается более или менее легитимная активность дружинников и начинается нарушение закона и прав граждан.

В этом – коренной порок любого «добровольного» содействия правоохранительным органам, которое исторически началось с «осодмилов» и «бригадмилов» еще в довоенные годы, а законченные формы обрело в 1959 году после принятия соответствующих постановлений ЦК КПСС, Совмина Союза и ЦК ВЛКСМ.

Поскольку в наше время ничто не возникает случайно, тем более в лоне православного официоза, у возвращения к комсомольским идеям самых махровых тонов должна быть какая-то цель. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ Сергей Павлов, занявший этот пост в том же1959 году, с комсомольской прямотой ставил вопрос так: «Поставить заслон этим говенным «рокам».

Цель сегодняшних рейдов примерно та же: ставить заслон всякой заразе – «оранжевой», например.

У заслона должна быть идейная подкладка. И здесь на помощь приходит православие, в последние годы в нужные минуты заменяющее современному российскому государству единственно верное учение.

В своей первоначальной версии идея выглядела совсем уж одиозно – говорилось исключительно о православных дружинах, что напоминало формирование отрядов боевиков-националистов. Для сглаживания негативного эффекта явным образом была выдумана идея межконфессиональных отрядов.

С нынешней властью всегда так: если она боится неофициальной, неформальной активности, то замещает ее суррогатными, официально одобренными движениями и идеологиями. Ныне преследуемый Белов-Поткин, оторвавшись от породившей его системы, немедленно был нейтрализован – он теперь считается «плохим» националистом, против него возбуждено уголовное дело. Что не позволено ему, теперь позволено другим, в большей степени контролируемым персонам и движениям. Та же судьба была у Дмитрия Рогозина – стоило ему возомнить себя самостоятельным политиком, как его убрали с политического поля, отправив сначала в небытие, а затем в почетную ссылку в Брюссель.

Формирование религиозных дружин – это еще одна форма институционализации официального национализма. Теперь его можно будет пощупать руками. Бить будут и по паспорту, и по лицу – принуждать к толерантности.

Зато на «легальных» основаниях. Вместо молодчиков в черных куртках, которых разыскивает милиция, на улицы выйдут добры молодцы, увешанные православной символикой и «помогающие» милиции.