Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Управляемая ксенофобия

02.11.2004, 12:00

Единственной реальной политической силой России постепенно становятся иностранцы. Мало того, что украинский народ радикальным образом повлиял на миграционное и иное законодательство РФ (см. инициативы по предоставлению украинцам свободного регистрационного режима и установлению двойного гражданства России и Украины), протестуют против политики партии и правительства, а также произвола и беспредела почти исключительно иностранные граждане.

В минувшее воскресенье в Петербурге прошла акция иностранных студентов, приуроченная ко дню рождения убитого в июне этого года ученого и правозащитника Николая Гиренко. Студенты несли в руках портреты Гиренко, таджикской девочки Хуршеды Султановой и вьетнамца Ву Ань Туаня, погибших от рук ксенофбов-практиков. Шествие собрало около 500 человек, что, конечно же, совсем немного. Однако акция обозначила характерный тренд: если и есть сейчас в России политическая проблема, которая спустя несколько лет может стать электоральной, социальной и какой угодно иной, то это - ксенофобия.

Толерантность - проблема и политическая, и экономическая. Политическая в том смысле, что, судя по частоте проявлений, причем весьма жестоких и «прямого действия», ультранационализма, этническая нетерпимость становится все более привлекательной, в том числе в электоральном смысле. Экономическая - потому что иностранная рабочая сила нужна стареющей России с неблагоприятной для роста валового продукта структурой рынка труда. И это становится уже аксиомой, чей простой, как портянка, смысл недоступен только регуляторам миграционно-регистрационных вопросов. И это дела куда как более серьезные, нежели упомянутые недавно Владимиром Путиным «еще встречающиеся проявления бытового национализма».

Бытовой национализм очень быстро «овладевает массами», а затем обретает статус государственной политики.

Показательно, что вспышка убийств и избиений иностранцев в октябре совпала с некоторыми характерными заявлениями политиков и официальных лиц, изъясняющихся на так называемом «языке вражды». В Питере - убийство вьетнамца, в Пскове - плакат «Криминальные южане - вон из Псковской области!». Здесь избиение египтянина, там заявление председателя комитета по экономической политике (!!) Мосгордумы Ирины Рукиной: «Простым москвичам завидно каждый день смотреть на то, как обогащаются гастарбайтеры… В результате иностранцев грабят, избивают, убивают».

Что же касается законодательных инициатив, особенно в сфере регистрационного нормотворчества, то они хорошо известны. Вполне очевидно, что это было только начало. Далее последовало предложение комитета Мосгордумы по законодательству и безопасности поправить закон о праве граждан РФ на свободное передвижение и дать любому региону легальную возможность «вводить ограничения на въезд граждан из других регионов». (Кстати, социология показывает, что такая позиция имеет массовую поддержку.)

В результате не только на трудовой миграции, но и в принципе на горизонтальной мобильности собственно российского, не иностранного, населения можно ставить жирный крест.

Характерен даже сам язык властей. Вслушайтесь в поступь железных батальонов российских губернаторов! Молодой перспективный наследник батьки Кондрата, которого политологи прочат в преемники уже лично В.В. Путину, г-н Ткачев учреждает «фильтрационные лагеря» для мигрантов. Молодцеватый губернатор Громов поддерживает идею создания «депортационных лагерей». Заместитель директора Федеральной миграционной службы г-н Тюркин с гамлетовской патетикой восклицает: «Работодатели бросили вызов всей контролирующей системе». Какой системе - системе лагерей?!

Симптоматично, что проблемами, чреватыми ксенофобией, у нас занимаются чиновники, в том или ином смысле имеющие отношение к управлению экономикой. Гастарбайтеры лучше зарабатывают, «коренное» население им завидует и немедленно идет с монтировкой на врага. Работодатели смотрят на это сквозь пальцы и дают работу мигрантам. Да кто же мешает в первом случае оторвать задницу от дивана и пойти немного поработать, а во втором - отрегулировать миграционные правоотношения так, чтобы не страдала экономика города, региона, страны?

В России все «управляемое». Управляемая демократия, при которой массовый коммунистический электорат превращается в массовый национал-патриотический. Управляемая - посланцами администрации в советах директоров частных компаний - экономика. Управляемая - депортационными лагерями - миграция. И наконец, — управляемая ксенофобия.

В этой системе власть берет на себя тяжкий, но благодарный труд говорить на языке вражды, однако делает это умеренно, чтобы кто-то за нее не сделал это в более грубой форме. Правда, такие методы, как показывает криминальная статистика октября, не работают. Любое «управление» ситуацией означает руководство к действию. Поэтому в обеих столицах убивают по расовому признаку уже практически среди бела дня и в общественных местах.

В той же самой логике спустя три с половиной года у власти никто не станет спрашивать разрешения на то, чтобы проголосовать не за официального преемника - управляемого националиста, а за неуправляемого фашиста.

У власти есть два пути: либо во избежание такого сценария отменять демократию как класс, либо предпринять, возможно, последнюю попытку отрегулировать эти проблемы таким образом, чтобы были учтены интересы экономики и не пострадала личная безопасность граждан.