Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Черный рынок

28.09.2004, 14:37

Нефть идет по полтиннику баксов за баррель. Дикость, конечно, но покупают же, значит, столько она и стоит.

Биржевые аналитики объясняют дело то ЮКОСом, то восстанием диких нигерийских племен, то ураганом, то еще чем-нибудь в таком же духе. В смысле – всякими частностями, не влияющими в действительности на поставки нефти на мировой рынок.

Мне же в голову пришло следующее простенькое рассуждение, не претендующее, разумеется, ни на полноту, ни на единственность, но имеющее право на существование.

Поставками (не добычей) нефти в мире заведуют всего несколько крупных хозяйствующих субъектов: несколько американских, пара британских, пара русских, ну, может, еще одна французская. Рынок нефти так устроен, что именно за этими торговцами – последнее слово в определении цены на сырье.

Дальше я рассуждаю как человек с советским прошлым. Цены на рынке на какой-нибудь продукт, яблоки например, повышаются, когда обнаруживается дефицит этого продукта. Ну вот раньше не было аргентинских или голландских гидропонных яблок – так сорт симиренко, один из немногих, что был способен долежать до весны, к концу марта начинал стоить рублей по 5 за килограмм, а то и больше. А я, обремененный маленькими детьми и их аллергией на все красное, смиренно покупал по килограмму симиренок в неделю, то есть тратил по двадцать рублей в месяц на эту сочную зеленую кислятину, что составляло, между прочим, до 10% бюджета моей молодой семьи.

А хитрые и расчетливые торговцы симиренками, конечно же, придерживали яблочки, не распродавали их по трюльнику в более богатые фруктами осенние и зимние месяцы – чтобы как следует нажиться весной. Конечно, были сложности с хранением, но это были преодолимые сложности.

Теперь обратимся к нефтяным запасам. Надо полагать, небольшая группа крупнейших компаний, упомянутая выше, лучше всего прочего мира осведомлена о положении дел с нефтью. И вот, воображаю я, они обнаруживают, что вообще-то нефть потихоньку кончается – или, может, что прогнозы по ее количеству в разведанных месторождениях несколько завышены.

Это отлично иллюстрируется, например, историей с новой азербайджанской нефтью. Когда советские геологи открыли ее на шельфе Каспийского моря, они оценивали месторождения как небогатые. Тогда первый секретарь азербайджанского ЦК Гейдар Алиев поставил перед ними задачу: увеличить прогноз запасов, поскольку приближался какой-то съезд или годовщина, и надо было рапортовать об успехах. И геологи увеличили. А когда настала пора независимости для Азербайджана, именно на улучшенные прогнозы ориентировал инвесторов покойный ныне Гейдар Алиев.

Отчасти похожая интрига вскрылась в этом году с доказанными запасами нефти у компании Shell: вдруг оказалось, что они завышены. Последовали отставки в руководстве, вышел скандал, менеджмент оправдывался, что считал по одним правилам, а надо было – по другим… Но, как говорится, осадок остался.

Тут, наверное, надо еще раз подчеркнуть, что все это – лишь мои досужие рассуждения, конспирология. И вот что – чисто конспирологически – можно предположить.

Нефтяные ребята, американцы с британцами, обнаружили, что нефть у них заканчивается. Себе бы, может, и хватило, но тут еще Китай экономически разогнался! И какой экономический вес набрал! Прямо угрожающий!

В условиях грядущего дефицита что нужно делать (см. яблоки симиренко)? Правильно – придерживать дефицитный товар, он от этого дорожает. ОПЕК, кстати, почему-то не очень-то стремится радикально увеличить добычу.

А у Китая своей нефти мало, почти нету.

Одновременно мировая финансовая закулиса требует от китайцев отпустить юань, а то он слишком дешевый. Чтобы китайские товары не были такими прямо уж конкурентоспособными.

Американцам и европейцам, на территории которых потребительских товаров уже лет десять производится очень немного, а если и производится, то с большой долей добавленной стоимости, высокая цена на нефть сравнительно нипочем. А вот развивающимся экономикам типа китайской, которые перегоняют почти напрямую нефть в кроссовки и телевизоры, ее стремительный рост – нож острый.

Роль России в этой конструкции довольно-таки печальная, потому что чисто сырьевая. Наши нефтяные запасы американцам и британцам пока не доподлинно известны, но кажется им (и не без оснований!), что очень велики, поэтому любыми путями и средствами, невзирая на всякую ерунду типа политического режима (умеют же договариваться с нигерийскими властями, а там коррупция и авторитаризм не чета пока что нашим!), они стремятся поучаствовать в их разработке. (И, наверное, нельзя исключать, что относительно спокойное восприятие дела ЮКОСа на Западе, что это-де частный случай, может быть связано с тем, что в стратегическом плане эта русская компания предполагала наладить поставки нефти по трубе в Китай. Теперь об этой трубе и речи нет.)

В общем, задача у мировых торговцев нефтью вырисовывается такая: в преддверии хронического дефицита взять под контроль максимально возможный объем запасов, чтобы затем диктовать любому экономическому противнику свои условия.

Противопоставить этому плану нечего. Финансовая и политическая мощь нефтяных компаний при $50 за баррель становится чрезвычайно велика.

Разве что какие-нибудь маргинальные нефтедобытчики организуют черный рынок, как это налажено с другими видами стратегических товаров вроде оружия или наркотиков.