Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Им не больно

03.09.2003, 21:17

Если я правильно поняла, вертолеты во время недавних учений разбились, потому что выполняли непредусмотренный парный заход на посадку. То есть нарушили приказ прямо-таки в присутствии министра обороны. А подлодка, если не ошибаюсь, утонула, потому что тоже что-то такое неправильно было сделано при транспортировке и заместитель командира дивизиона подводных лодок нарушил правила кораблевождения.

Я как сугубо гражданская дама ну ровным счетом ничего в этих военных делах не понимаю. Но мне всегда казалось, что армия – это такая кошмарная с точки зрения моего анархического характера структура, где все подчинено жесткой дисциплине. То есть там как раз такая настоящая вертикаль власти, где каждый нижестоящий подчиняется вышестоящему вплоть до министра или верховного главнокомандующего. А приказ, если я правильно помню, не обсуждается. Тогда почему так трагически все складывается? Что, приказы корректируются на месте по усмотрению исполнителей? Вот что – пилоты вертолетов просто наплевали на приказ и импровизировали? Как бы я хотела прочесть какое-то серьезное исследование о том, что у нас происходит внутри армии, что собой представляет средний и низший руководящий состав, сколь опытны командиры, каков менталитет солдат, как армия относится к нынешнему министру обороны – выходцу из КГБ? Армия несет тяжелые потери в Чечне, в том числе и психологические, взрываются склады, солдаты стреляют друг в друга, все время какие-то ЧП, учения оборачиваются трагедией. Что происходит? Почему никто не пытается исследовать эту проблему хотя бы с десятой долей того азарта, с каким исследуются всевозможные аспекты олигархической жизни или противостояние двух кланов внутри администрации президента.

Армейские драмы на следующий день превращаются в одну газетную строку – предъявлено обвинение капитану такому-то. История с К-159, по полной программе реанимировавшая и без того не уходящую боль после гибели «Курска», в этом смысле не исключение. Зато третий день подряд куда не кинешь взор – всюду Глеб Павловский, вопиющий о раздрае в администрации президента, от исхода которого, судя по оживлению политолога, зависит будущее страны. Действительно, ну разве сравнимы все наши потери, гибели, невзлеты и непосадки с проблемой «кто кого в Кремле»: Иванов и Сечин – Волошина, Волошин и Сурков – Иванова и Сечина, Пугачев – Абрамовича, Абрамович — Пугачева, семья – питерских или питерские – семью. И разве сопоставимы десять жизней не известных широкой публике моряков с проблемой, кого выберет Путин или кто выберет Путина?

Представляете, вышел бы вот сейчас Павловский перед широкой журналистской общественностью с докладом о состоянии дел в армии, которое не гарантирует нас (то есть родителей, жен и детей) от новых трагедий в воздухе, на земле и под водой. И еще бы добавил, что за армию со всеми ее удачами, неудачами, приобретениями и потерями, у нас в конечном счете ответственность несет верховный главнокомандующий. И еще как специалист по выборам добавил бы, что Баренцево море может похоронить рейтинг этого самого верховного главнокомандующего, потому что два инцидента с подводными лодками за один президентский срок – это перебор. И уж, во всяком случае, не досадная случайность, а признак системного кризиса в армии. Напомнил бы также, что к потерям в мирной армейской жизни прибавляются потери на войне в Чечне, с которой нынешнему главнокомандующему тоже никак не удается справиться вопреки обещаниям ни при этом царствовании, ни, боюсь, при следующем, если таковое состоится.

Армия у нас все еще народная. Она вместе с семьями и родственниками, то есть примкнувшей к ней «гражданкой», составляет довольно существенную часть электората. Но поскольку «мы живем, под собою не чуя страны», то интереснее, конечно, поговорить о том, как поссорился товарищ Сечин с господином Волошиным. Потому что не мать погибшего на К-159 моряка, а один из этих двух кремлевских администраторов определит дальнейший курс страны во главе с Путиным, чью чистую, как слеза ребенка, репутацию не должны запятнать противостояние и интриги внутри вверенного ему Кремля. И это, увы, факт. За вверенную президенту страну Павловский спокоен – страна не игрок в большой политике, а играемый. Во всяком случае, наша страна. А два крыла в администрации президента – игроки. И Павловский – игрок. И Путин, наверное, все же игрок, о чем ему напоминает Павловский, просто-таки требуя сделать следующий ход и выбрать наконец Волошина раз и навсегда. Вот это задача. Вертолеты, лодка… Лодку все равно уже не спасти.

Все понятно: понятно, почему сейчас прорезался Павловский с сигналом SOS, понятно зачем, понятно, чьи интересы он представляет. Но более всего понятно, что, какие бы драмы ни происходили за стенами Кремля, в том числе уносящие жизни людей, кремлевские и их PR-ресурсы будут заняты собой. Они действительно под собою не чуют страны. Вы знаете, самое поразительное, им не больно.

Автор – специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ»