…а она останется

07.09.2009, 09:58

Когда в прошлом политическом сезоне президент Дмитрий Медведев инициировал отмену денежного залога при регистрации кандидатов на выборах от непарламентских партий и общественных движений, оставив только сбор соответствующего (для разных выборов – разного) числа подписей, то эта инициатива в целом подавалась и приветствовалась как некий, пусть острожный, шаг в сторону демократизации политической жизни. Объективно говоря и применительно к любой другой стране мира, отсутствие денежного залога действительно считается признаком относительной демократии — все же одним препятствием меньше. Однако давно известно, что принципы и нормы, работающие в других частях света, в нашей стране либо не работают вовсе, либо работают с точностью до наоборот, то есть извращенно.

И неслучайно было немало скептиков, которые предрекали тогда, что отныне неугодные властям кандидаты вообще не смогут зарегистрироваться кандидатами на выборах никаким способом, потому как сложившаяся практика снятия с выборов на основе выбраковки подписей (это в частности, есть и другие методы) достигла в России невиданных по циничности и изобретательной наглости высот.

Нынешняя осенняя избирательная кампания как раз позицию скептиков и подтверждает. В частности, в Москве, где как-то так совершенно случайно получилось, что всех, кто договорился с Лужковым и его прелестным окружением о лояльности, того и зарегистрировали на выборах (четыре парламентские партии при этом освобождены от надобности собирать подписи, так что неединороссов из их числа ждут свои прелести на более поздних этапах кампании), а у всех, кто Лужкову по каким-либо причинам не мил, совершенно случайным образом оказались подписи «не такие». Причем еще до того, как эти подписи только начали собирать, в кулуарных разговорах представители московской власти, они же – причастные к т. н. выборам в Мосгордуму — прямо, не таясь, называли, кого именно они снимут и ни за что не зарегистрируют. И это свое слово они, надо отдать им должное, держат.

Приемы и придирки могут быть самые при этом разнообразные. Например, у Владимира Милова из движения «Солидарность» признали негодной его собственную подпись в поддержку собственного выдвижения. Ну и все остальные подписи в его поддержку – тоже, числом более 4 тысяч. То есть не то что он не имеет права такую подпись сдать, а она просто «не годная» оказалась. На 100% «не такие подписи» оказались у всех из «Солидарности», а также у адвоката Игоря Трунова. С другими лужковскими оппонентами обошлись с несколько большим иезуитским «изяществом». Например, у Бориса Надеждина придрались, в частности, к паспортным данным сборщика подписей: у того в штампе о регистрации написано «г. Ставрополь», нотариус, глядя в паспорт, так и заверил его подпись и собранные им подписные листы. Но, по текущему мнению московских чиновников, надо писать «Ставрополь, Ставропольский край», то есть указывать субъект федерации. Разумеется, если бы написано было именно так, то придрались бы к тому, что это написано «не так, как в паспорте». Еще можно счесть данные или подпись «нечитаемыми», сказать, что в Москве нет «Дегунинского пр.» (то есть «проезда», как, опять же, написано в штампе о регистрации, в Москве же нет Дегунинского проспекта), утверждать на голубом глазу, что те или иные адреса вообще не принадлежат к соответствующему избирательному округу – вопреки московской же карте. Кстати, в свое время практика тайной корректировки границ избирательных округов была активно использована в Питере – конкретно против «Яблока» (о новых границах никто, кроме ЕР, своевременно не узнал), у которого в Москве никаких проблем подобного рода, правда, нет. Ну и так далее.

Если бы еще и сам московский градоначальник действовал бы с той же бюрократической щепетильностью, то ею можно было бы не только восхищаться, но и положить в основу всего московского образцово-показательного делопроизводства. А то ведь многие уже обратили внимание на сильные расхождения между лужковской декларацией о доходах трехмесячной давности и той, что он подал нынче в Мосгоризбирком. Говорят, Лужков за три месяца просто здорово «разбогател», но не говорят, на чем именно. Да и не спрашивают — в нашем городе мэру не принято задавать таких вопросов, особенно со стороны городской думы. В частности, в майской декларации – которую наш мэр писал как бы «для Медведева», в рамках президентской антикоррупционной кампании, — почему-то не упомянуты аж 12 банковских счетов на 17 млн рублей, 10 029 акций ОАО «Сбербанк России» текущей стоимостью 520 150 рублей, облигации Kuznetski Capital на 15 645 200 рублей и облигации правительства Москвы на 34 000 рублей. Это не говоря уже о знаменитом «Майбахе», который, в отличие от «газона» 1964 года выпуска с прицепом для перевозки ульев, не записан на градоначальнике, но, вероятно, куплен либо на наши налоги, либо на добровольные и бескорыстные пожертвования добрых людей.

В сущности, пустяки, конечно, мог он все эти 12 счетов и запамятовать, там и лежат-то сущие копейки. Зато теперь вспомнил. Чтобы вдруг кто из, скажем, мироновской партии или жириновской не стал шуметь излишне.
Вопрос, конечно же, чисто этический. Как, впрочем, и история коммерческого успеха супруги Юрия Михайловича, так удачно совпавшего по времени с его градоначалием. В какой иной стране, даже не вдаваясь в подробности такого бизнеса и не копаясь сильно в его подноготной, просто с ходу бы сочли бы его, как минимум, неэтичным конфликтом интересов. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но у нас на сей счет свои представления. Как и, скажем, представления о прекрасном, архитектурно воплощенном в камне и бронзе за эти годы в московском точечном – жилищном и офисном — строительстве.

P. S. В последний раз я лично голосовал за Лужкова еще задолго до того, как появилась празднующая нынче 10-летний юбилей любимая «Газета.Ru». Он мне тогда действительно нравился как политик, каюсь. Потом мы с ним, увы, разошлись в некоторых политических симпатиях и архитектурно-художественных вкусовых оценках. Ну, чисто по мелочам, в общем. Хотя, говорят, у него по-прежнему офигенный рейтинг в Москве, особенно среди пенсионеров, а те, кто клянет его, стоя в многочасовых автомобильных пробках, как бы и не в счет, к тому же они не ходят на московские выборы. Но самое главное и приятное, впрочем, то, что в этой триаде – мэр Лужков – московские пробки – «Газета.Ru» — все же самых долгих лет и самый большой успех прочат именно «Газете.Ru». Все остальное — преходяще. И мы это еще, я надеюсь, застанем.