Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

К вопросу о мракобесии и лженауке

02.06.2008, 10:50

Перед тем как академика Осипова избрали президентом академии наук в четвертый раз (он пошел уже на четвертый срок, став самым «долгоиграющим» президентом РАН в истории), премьер-министр Владимир Путин (он же лидер страны, он не пошел на третий срок, хотя многие думают, что на самом деле пошел еще как) в своем приветствии академикам напутствовал их на борьбу с лженаукой и мракобесием. Надо, сказал Путин, продолжать неустанно бороться. Причем рука об руку со СМИ.

Я лично рад оказаться по одну сторону баррикад с Владимиром Владимировичем. Я тоже против мракобесия. И тоже против лженауки. Мне никогда не нравился, например, Кашпировский, и я всегда считал его проходимцем. Мне не нравятся объявления в газетах на тему «приворожу» или «отворожу», «сниму порчу с гарантией». Я за то, чтобы их всех не было.

Но откуда все это появилось и почему процветает?

С образованием нынче, конечно, полный швах: из школ в университеты приходят невежды, они ничего не знают, но при этом преисполнены веры в сверхъестественное. Так первобытные племена веровали в приметы и всевозможные чудеса. Дабы укрепить учащихся то ли в вере, то ли, напротив, в мракобесии, нынче решено им начать преподавать основы религии прямо в школе. Тем самым Россия станет единственной страной в мире, где преподавание закона Божия или его вариаций вводится в качестве нового предмета в средней школе. Таковые, конечно, аналоги во многих странах преподаются, но ввели их уже давно, не сейчас. Для XXI века мы, конечно, выступаем весьма оригинально, чем-то отдаленно напоминая в насаждении религиозности некоторые истовые исламские режимы.

Если же говорить всерьез, то что мракобесие, что лженаука начинают процветать обычно во времена неспокойные, когда у человека в регулярной жизни не остается уж опор духовных и даже нравственных, а также вызывающих его доверие государственных и общественных институтов, и тут-то он начинает искать опору для жизни своей и духа своего в чем-то сверхъестественном.

Взять, к примеру, разных повитух, костоправов, ворожей и прочую «нетрадиционную медицину». Их, конечно, всех хочется разоблачить по самое не могу. Мракобесы — они мракобесы и есть. Но только позвольте поначалу вопросик. Бывали ли вы в наших ординарных лечебных учреждениях? Типа стационар – чтоб лежать в коридоре. Чтоб сиделка, которая одна на человек 50, тебя ненавидела. Чтобы в выходные к тебе некому было подойти, даже если ты подыхаешь. Чтобы не было в арсенале эскулапов элементарных лекарств. И донорской крови, не дай бог, если нужна для переливания. Эти места даже в Москве бывают смертельно убоги. Смертельно убоги. А, к примеру, наша страховая медицина начинает пользовать вас бесплатно лишь тогда, когда у вас уже рак четвертой стадии. А уровень врачей, выпускаемых нынче медицинскими вузами, бывает много хуже фельдшера XIX века. К тому же они вас не всегда любят, они вам иногда хамят и, судя по всему, не всегда желают вам здоровья.

И тогда вы, отчаявшийся или просто не верящий этим дядькам и теткам, идете к этим самым «мракобесам», к народным целителям. Которые иногда, бывает, даже помогают. Редко. Неизвестно как. Но так бывает. То ли силою духа, то ли силою любви. То ли потому, что мы просто не знаем еще всего про человеческую природу. Но их место тем более гарантировано в обществе, чем более унизительным и убогим становится состояние традиционной медицины. Тем паче что в русских деревнях бабки-повитухи были всегда. И были они особенно популярны там, куда не всегда смог добраться уездный фельдшер.

Так оно, собственно, и сейчас.

«Мракобесов» полно и в других областях жизни. К ним идут те, кто не видит, куда еще можно идти за помощью. К психоаналитику? Но таких нету у нас в подавляющем большинстве городов и весей. Или они говорят на языке, большинству обывателей непонятном, непривычном. В первичную ячейку «Единой России»? А там их примут с их житейскими проблемами и страхами? Помилуйте, это даже не смешно. Да и куда вообще идти людям в нашей столь жесткой и, главное, столь циничной и бесконечно одинокой жизни? Можно было бы, конечно, сходить в церковь. Но отчего-то не идут туда все скопом. Кто-то – да, идет, а кого-то современная русская церковь, увы, не удовлетворяет, и это не только к нему вопрос — почему, а и к ней тоже.
Некуда ведь пойти за помощью, душевной теплотой и содействием. И потому-то идут к «мракобесам». За помощью. Которую им негде больше получить. И чем больше их, «мракобесов», становится вокруг, тем больше свидетельств того, что что-то совсем не так, по большому счету, со всем обществом, с его «светскими», «научными» институтами. И, видимо, поэтому, прежде чем бороться со следствием, надо бы начать лечить причины.