Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Порядок исключения

01.09.2003, 13:56

Россия, как широко известно и внутри нее, и далеко за пределами, страна исключений: то, что одним нельзя, то другим можно. Причем и одним нельзя, и другим можно – согласно одним и тем же правилам. Из которых всегда есть исключения, надо только хорошенько поискать.

Исключения такие даже не всегда могут делаться исходя из каких-то непременно корыстных соображений, хотя, конечно, корыстные соображения всячески способствуют развитию гибкости ума и сообразительности по части поиска возможных исключений. Но иногда бывает довольно и просто доброго слова обозленной на себя и на весь мир «хозяйке исключений» средних увядающих лет в какой-нибудь конторе. Или, напротив, молодой гормональный наигрыш, адресованный несравненно более юной особе, способен расколупать сквозь нечеловечески злобное хамство донельзя эротическую и ласково-похотливую натуру. Способную, разумеется, на исключения для расковырявшего. А еще есть звонки дальних знакомых. Вдруг обнаружившееся совместное хобби. Землячество. Бартер человеческих взаимных услуг – да мало ли чем можно вызвать к жизни Его Величество Исключение из дурацких российских бюрократических писаний. На худой конец есть деньги и вельможное покровительство. А вот это уже не для всех!

Всеобщность исключений, пронизанность «исключительными» отношениями всех сторон и повседневной, и высокой – политической – жизни создает у иных граждан впечатление в высшей степени демократического характера царящих на наших просторах межчеловеческих отношений. Мол, сколь бы суровы и тупоумны ни были б писанные правила, мы, мол, братан, с тобой всегда договоримся. Согласно исключению. Это, впрочем, есть великое заблуждение, ведущее к нарушению субординации и потрясению основ. Потому как есть исключения, а есть Исключения.

Каждый должен знать свой шесток, где ему вольно разруливать, договариваться, мухлевать и попирать формальные правила. Но вот прежде чем прыгнуть шестком выше, дабы попирать уже другие правила, для другого сословия писанные – надо десять раз подумать. Помните, как было у древних (в адаптированном русском переводе)– те исключения, которые позволены Юпитеру, не позволены быку.

На самом верхнем шестке сидят те, кому, быть может, и неведомы мелкие исключения (по причине неподвластности обитателей нижнего яруса непосредственно обитателям высшего), зато они всемерно вкушают прелести подлинных, больших исключений. К примеру, имеют удовольствие ездить на красный свет и с мигалкой, а еще пуще – по резервной полосе и тоже на красный свет и с мигалкой. Или входить в самолет через специальное место из трех букв – VIP. Недавно вот открылось, что даже вертолетные компании делятся на тех, у кого есть некая загадочная лицензия на перевозку первых лиц (например сахалинских губернаторов), и тех, у которых такой лицензии нет. Да мало ли чего еще. Все вместе – с VIPами, своими тусовками, клубами, казино, ресторанами, элитными коттеджными поселками и одним и тем же набором эскортных девиц — это ведь круто.

А теперь представьте себе, как бывает обидно, когда вся эта безмерная крутизна заканчивается, как это принято «у них там» говорить – у кромки воды. То есть на границе. Потому как наш самый что ни на есть VIP, со всеми своими исключениями-комплексами, скажем, где-нибудь в Европе – просто турист, ничего себе особенного. И даже входит он в Европу через тот же самый вход, что и все прочее общегражданское, с его точки зрения, быдло. Более того, он там человек не первого сорта, а что еще хуже – почти не может претендовать на привычные исключения. Поэтому уже давно замечено: они там и ведут себя скромнее, и интервью журналистам-соотечественникам дают не в пример охотнее (то есть им там менее западло общаться), и вообще какие-то они становятся пожухлые в своей кичливости. И последний полицейский может его штрафануть за превышение скорости, а какой-нибудь клерк будет на него смотреть свысока своего общеевропейского гражданства.

Более того, он к этому клерку еще придет и за визой. Вот она — уравнитель всех российских сословий и исключений. Шенгенская виза. Или американская – все равно. Громче всех, кстати, обычно возмущаются отказами и прочими визовыми неприятностями обитатели верхних шестков нашего сословного общества. Да как же, мол, так! Мне, такому исключительному и крутому, какой-то там клерк что-то там лопочет про «общие основания»! Не знаю, мол, и знать не хочу ничего про общие основания. Потому как не привык.

И вот тут родился план. Вовсе не гениальный, нет. Обычный. Тот, который и должен был родиться в нашей сословной стране. План заключается в следующем. Если уж так по жизни сложилось, что кольцо шенгенское все туже затягивается вокруг отеческих границ (уж и бывшие солагерники, и три бывшие балтийские «союзницы» – все ввели визы, которые скоро станут шенгенскими), то как бы так сделать, чтобы нашу всероссийскую «резервную полосу» продлить от Рублево-Успенсокого шоссе прямиком через отеческие VIP-залы да в Европу. В том смысле, чтобы поручить МИДу вступить в неравный, но священный бой с единой еврогидрой за права высшего сословия в лице обладателей служебных и дипломатических паспортов. Мол, пусть все прочие русские «сверчки» ездят в Европу через консульские отделы, а эти, «сине-зеленые» – без виз. В порядке исключения.

Эксперимент наши предлагают обкатать сначала на Кипре и Мальте, которые в ЕС вступают и которые – острова, с них не убежишь. Если получится – «резервную полосу» будут расширять. Да и аргумент выдвигают сильный: это ж все (за кого, мол, хлопочем) элита нации, белая косточка, голубая кровь, соль земли нашей.

Европейцы, воспитанные в традициях равенства и до занудства не любящие исключения, пока артачатся. Во-первых, говорят они, это только с вашей точки зрения, это белая косточка и голубая кровь. А с нашей, говорят, в большой мере подозрительные типы, непонятно каким образом нажившие свои нынешние состояния. Может, даже – преступным. Во-вторых, говорят, у вас этих «сине-зеленых» аж 30 тысяч штук напечатано. Кто все эти люди? Это что ж такой за спецконтингент такой? Больше он, наверное, только у китайцев, что в общем понятно.

А я вот думаю, зря они артачатся. В сущности 30 тысяч – это ведь немногим более сотни авиарейсов. Недели за две-три управились бы. Даже может имеет смысл на билет кому скинуться, если кто особо жадный.

Зато как потом, после их отъезда-исключения резко упорядочилось и оздоровилось бы дорожное движение. Да разве ж только оно!

Автор – шеф-редактор газеты «Известия»