Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Друзья познаются

26.08.2002, 13:48

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Это, оказывается, совершенно в наше циничное время неверная поговорка? Ее надобно, получается, отменить указом? Потому что посмотрите на друзей нашего президента. И что вы про него скажете, руководствуясь только этим списком, в котором кого только нет? Кто скажет, кто он, наш президент Путин, совершенно не боясь ошибиться?

Есть, к примеру, среди его друзей образованный, улыбчивый и общительный британский премьер-министр Блэр. И это, кажется, Блэр первым сказал, что наш мистер Путин – это совсем не то, что тогда про него весь мир думал, а очень даже интеллигентный, современный и приличный человек. То есть на недоуменный всемирный вопрос «Who is Mister Putin?» мистер Блэр ответил в том смысле, что такой же, как все, только русский.

Потом, кажется, настал черед француза – довольно замкнутого, нудноватого, зато большого поклонника русской классической литературы Ширака и экспрессивного, эгоистичного до самообогащения, решительного итальянца Берлускони. Оба были в разное время, но в равной мере очарованы Владимиром Владимировичем.

Заокеанского Клинтона наш президент очаровать при политической жизни того не успел. НО я совершенно уверен, что они сошлись бы и искренне крепко подружились. И ихний Клинтон бы запросто похлопывал нашего по плечу, они бы лучезарно улыбались в телекамеры и в лицо друг дружке, и от них веяло бы крепкой, почти бескорыстной настоящей мужской дружбой, заражающей окружающих неизбывным стремлением любить жизнь и себя, в этой жизни преуспевших. А заодно – и всех ближних и дальних человеков.

Буш-младший не похож на Клинтона ничуть. Тот – живой и сильно подвижный. Этот – чуть замороженный, сдержанный и совсем-совсем теперь уж не ходок. И пьет на столько меньше Клинтона, на сколько Путин – меньше Ельцина. И то – только безалкогольное пиво. Спать ложиться рано и очень рано встает. Наш - ложится поздно и встает точно позже Буша, потому как раньше некуда. Правда, оба сильно верующие люди и поклонники моральных ценностей, доставшихся в наследство от политических предков. Так что еще до их достопамятной с нашим президентом встречи в узком семейном бушевом кругу было совершенно ясно, что они подружатся. И они-таки подружились. И с тех пор так и дружат. В лицо и по телефону. Наш был первым, кто позвонил Бушу в трудную для него минуту 11 сентября. Дружба переросла в союз, которому, удивительное дело, не мешают ни саддамы хусейны, ни бушевы ножки, ни прочие преходящие неприятности.

Постепенно наш президент так и подружился едва ли не со всей Европой, включая сильно помнящую «совок» незлым тихим словом Восточную Европу. Где успел побывать – подружился и с азиатами, особенно с китайцами.

Есть, правда, у нашего президента люди, общение с которыми, по всему видно, не овеяно аурой взаимной приязни. Вот, к примеру, хотя они с Эдуардом Амвросиевичем, грузинским нынешним президентом, и улыбаются друг другу при всякой редкой встрече, но заметно, что как-то уж через большую внутреннюю работу над собой. А поскольку опыт предыдущей работы обоих дал на сей счет изрядную практику, то губы в приветствии все же раздвигаются и даже удается пожать друг другу руки.

То же самое с другим соседом – Лукашенкой. По Лукашенке же видно – ну не любит наш президент дурных людей, глупых и вздорных самодуров и деспотов. Как по Шеварднадзе видно, что не любит он и коварных хитрованов, потворствующих его врагам. Но – общается с обоими через силу. А вот, к примеру, с человеком по имени Ким Чен Ир Владимир Владимирович общается, видимо, совершенно непринужденно и без всякой внутренней работы над собой. Отчего так? Что сближает нашего обожаемого всей страной Владимира Владимировича с этим северокорейским человеком? Уж не то ли, что и тот тоже – сильно обожаем на родине, и даже пуще нашего.

Он приезжает к нам уже второй раз. Приезжает основательно, надолго, со вкусом и ставя враскоряку население страны, его пригласившей. Потому как приезжает он снова этим своим странным образом – на поезде, как ездил в свое время разве что товарищ Сталин, также не переносивший самолетов. И, разумеется, устраивает многочисленные транспортные проблемы всем остальным смертным. Это уже становится даже смешно.

О нем мало что известно. Известно, впрочем, что он наследственный диктатор. Известно, что уморил и продолжает морить голодом, возникшим вследствие дурной экономической модели имени чучхе, своих поданных. Известно, что он не любит весь окружающий его мир за то, что он боится этого мира, который может рассеять чары его дикого для современности царства, где он, кажется, запретил все достижения цивилизации, которые только смог придумать запретить. В голове у этого человека, судя по всему, творится такой кошмар, что его впору заносить в Красную книгу политических мастодонтов. Впрочем, он уже и так там: общаться с этим ископаемым в цивилизованном обществе считается неприличным. Ведь тогда его, из уважения к себе самому хотя бы, непременно надо спрашивать, как они на пару со своим даже более легендарным папашей Ким Ир Сеном умудрились не только довести до полуголодного существования миллионы людей, но и научили их экзальтированно радоваться своему скотскому существованию, не уставая прославлять своих божественных вождей-мучителей. И это и есть их главный политический секрет. Делился ли им гость в России?

Разумеется, Ким Чен Иру в России никто не задавал негостеприимных вопросов. Местные чиновники, похоже, его искренне и сильно любят. Словно он для них – воплощение вековечной мечты всякого настоящего русского чиновника (независимо от экономического уклад, конституционного демократического или, напротив, самодержавного авторитарного строя) вылизать до самых гланд всякую вышестоящую задницу. Они подобострастно заглядывали ему в рот. Они им откровенно восхищались, не считая даже нужным скрывать это перед телекамерами как бы демократической страны. Полпред Путина Пуликовский даже написал целую восторженную книгу, где делится своими добрыми реминисценциями – как он соприкоснулся с Великим Вождем. Каждый из них, включая хладнокровно-циничного бизнесмена-губернатора пригласившей Вождя российской провинции, конечно же, в глубине своей номенклатурной душонки хотел бы быть на ЕГО месте. И в ЕГО системе чучхе. Но не случилось: они оказались не в том месте, где им всем надо бы оказаться, и не в том времени, в котором все они гляделись бы куда более гармонично, чем в нынешнем. Увы.

Но вот почему так тепло и задушевно с этим человеком целовался Владимир Владимирович Путин? Может быть. У Ким Чен Ира есть свой ответ на тот самый сакраментальный вопрос – Who is Mister Putin? Впрочем, Любимый корейский руководитель, конечно же, звал его не мистером Путиным, а товарищем. По-свойски.