Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Очень темные дела: новый криптобум обрушил энергетику Абхазии

В Абхазии ввели веерные отключения света из-за майнеров

Стремительный рост в цене биткоина совпал с попытками руководства Абхазии узаконить давно процветающий в стране майнинг. Из-за того, что криптооборудование установлено «практически в каждом сарае», республика столкнулась с серьезным дефицитом электроэнергии, что напрямую затронуло все население. «Газета.Ru» пообщалась с местными «черными майнерами», чиновниками и политиками и выяснила, почему так получилось и есть ли пути выхода из энергетического кризиса.

В середине недели в Абхазии прошли парламентские слушания по теме катастрофической ситуации в абхазской энергетике. Из-за роста числа нелегальных майнинговых ферм в стране был введен график веерных отключений.

В конце сентября правительство предприняло шаги к тому, чтобы легализовать запрещенный в республике с 2018 года майнинг. Владельцам ферм предложили зарегистрироваться и платить за электроэнергию по повышенному тарифу. Для легальных майнеров в Абхазии тариф установили в размере 1,50 рубля за кВт⋅ч, однако желание получить лицензию изъявила лишь малая часть «фермеров».

В целом эта отрасль быстро обрела в Абхазии популярность из-за низких цен на электричество. Тариф для физических лиц в республике — всего 40 копеек за кВт⋅ч. Для сравнения, в среднем по России жители платят на три рубля больше.

За официальной лицензией на майнинг в Абхазии пришли немногие, но ферм меньше не стало — только в ноябре, по оценкам госкомпании «Черноморэнерго», нагрузка на энергосистему возросла на 46% и превысила дневные пиковые нагрузки прошлых лет. Результатом перегрузок стали практически ежедневные аварии на воздушных линиях и перебои со светом.

В соответствии с принятым абхазским кабмином постановлением, в ближайшие два месяца в страну запрещен ввоз оборудования для майнинга, однако на границе с Россией каждую неделю задерживают по несколько машин с криптооборудованием, так как майнить в стране по столь низкому тарифу по-прежнему выгодно.

«Состояние нашей энергетической системы критическое, мы так увлеклись этой криптовалютой, что майнинги стоят в амбарах, подвалах, где угодно, даже додумались до того, чтобы поставить оборудование на крыше нашего государственного театра»,

– заявил в ходе слушаний в парламенте спикер Народного собрания Валерий Кварчия,

Проблема с энергоснабжением стоит очень остро. Из-за этого «Черноморэнерго» было вынуждено ввести веерные отключения электричества с 15 ноября — все население страны по расписанию сидит без света по шесть часов в сутки.

Например, в Гагрском районе подача электричества ограничена с 5 до 7 утра, с часа до трех часов дня и с 9 до 11 вечера. Аналогичные меры были введены и в других районах республики. И это – не говоря о постоянных авариях в электросетях.

В беседе с «Газетой.Ru» представитель министерства экономики Абхазии рассказала, что ведомство дало указание отключать от энергосистемы всех, кто подключился к ней незаконно, и не выдавать технические условия на подключения в тех районах, где сделать это не позволяют мощности. При этом по всем вопросам, которые «Газета.Ru» направила в министерство его представитель предложила обратиться в «Черноморэнерго».

Представители компании в свою очередь рассказали, что специально созданная комиссия уже начала работать по районам и у нее уже есть первые результаты. В частности, 16 ноября в ходе рейдовых мероприятий были выявлены и отключены от сети фермы общей мощностью 3,3 МВт, а на следующий день – еще на 7 МВт.

Подобные рейды проходят в республике практически ежедневно.

Другие собеседники издания отметили, что эти меры все-равно не помогут решить энергетическую проблему страны. В частности, один из нелегальных майнеров Беслан (имя изменено) сказал, что легально в стране работают только крупные майнеры, на фермах которых установлены сотни машин для майнинга. А обычные люди, у которых стоит 30-40 машинок, не только не регистрируются – зачастую их попросту очень трудно найти. Вся борьба с нелегалами, которая сейчас ведется на территории республики, по словам Беслана, не больше, чем фикция.

«Борьба с нелегалами заканчивается на совещании в кабинете министров и, по сути, идет только в телевизоре. То есть, приехали журналисты с госканала, отсняли, как какой-то чиновник отругал других и приказал всех отключать, городские начальники послушали все это с серьезными лицами, вышли из кабинета и забыли»,

– описывает сложившуюся ситуацию Беслан.

В свою очередь экс-министр экономики Абхазии, а ныне лидер абхазской оппозиции Адруг Ардзинба отметил, что в силу человеческого фактора и условий ограниченности ресурсов, доступ к которым стремятся получить все больше людей, увеличивается и вероятность коррупционной составляющей.

«Исходя из того, что новое правительство готовило решение по легализации майнинга несколько месяцев, люди стали об этом узнавать и ввозить оборудование, только за девять месяцев 2020 года было ввезено более 43 тыс. единиц», – сказал он в беседе с «Газетой.Ru», уточнив, что по данным той же «Черноморэнерго» с момента объявления легализации майнинга соответствующие заявки в госорганы подали всего 20% от таких предпринимателей.

Люди, которые решили начать зарабатывать с помощью майнинга на законных основаниях, в итоге оказались в проигрыше. Согласно решению «Черноморэнерго», в связи с возросшими нагрузками на электросети официально зарегистрированные объекты майнинга будут уведомлены о временном отключении.

В том, что коррупция значительно сказывается на борьбе с нелегалами признался и майнер Беслан.

«Потому что когда [чиновники] возвращаются в свои города, начинают действовать горизонтальные связи – каждый «черный копатель» так или иначе чей-то сват, брат и так далее. А второе – это конечно же деньги. Ты ему заплатил немного, и он закрыл глаза на твою ферму», – сказал Беслан.

При этом собеседник «Газеты.Ru» добавил, что не слышал о том, чтобы у кого-то из «черных копателей» были проблемы с правоохранительными органами. «Такого чтобы каких-то черных майнеров активно закрывали я не слышал. Да, бывает, приедут журналисты, на камеру повыдергивают провода, они уедут и через пару дней все фермы снова включатся обратно в сеть», – утверждает Беслан.

Гордиев узел

В беседе с «Газетой.Ru» председатель республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии (АРУАА) Темур Гулиа отметил, что

единственная отрасль в республике, у которой нет никакой альтернативы – это энергетика, ведь вся страна обеспечивается электричеством благодаря Ингурской ГЭС, мощности которой не бесконечны.

Собеседник «Газеты.Ru» согласился с тем, что решение о легализации добычи криптовалюты было поспешным, однако если что-то может приносить доход стране и обществу в целом, то заниматься этим должно само государство.

«На мой взгляд, если у нас и есть какой-то запас энергии, его нужно использовать на благо страны, а его распределением и созданием каких-то соответствующих проектов должно заниматься только государство»,

– говорит Темур Гулиа.

Экс-министр экономики страны Адруг Ардзинба отметил, что еще в 2017 году его команда разработала проекты по созданию национальной криптовалюты и развитию финансовых инструментов, которые, к сожалению, не нашли поддержки в руководстве и обществе. Однако, о майнинге речь не шла, так как уже тогда было понятно, что майнинг может принести вред республике, и в 2018 году данный вид деятельности был запрещен.

Но даже если и говорить о легализации, уверен Адруг Ардзинба, подходить к этому нужно грамотно, просчитывая все вероятные проблемы, определяя отдельные территории под такие проекты и вырабатывая критерии отбора тех, кому этой деятельностью можно заниматься, а кому нет. Но ничего из этого не было сделано.

«Данное решение побудило людей активно вкладывать свои средства в больших объемах в данный вид деятельности. А сегодня ситуация зашла в тупик из-за нехватки энергетических мощностей, – говорит бывший министр экономики республики. – На днях руководитель РУП «Черноморэнерго» вынужден был констатировать, что майнинг необходимо запретить до мая 2021 года, что ставит поверивших в правительство и вложившихся в майнинг людей в крайне тяжелое положение».

Впрочем, опрошенные «Газетой.Ru» майнеры считают иначе. Нелегал Беслан отметил, что проблема не в самом майнинге, а в дефиците электричества – фермы съедают очень много электроэнергии, из-за чего ее не остается ни на что другое.

С ним в целом согласился еще один предприниматель Баграт (имя изменено), планировавший в ближайшее время заняться майнингом «в белую», но из-за возникших в республике проблем отложивший эту идею в долгий ящик.

«Даже если все предприниматели, занимающиеся добычей криптовалют будут делать это легально, платить деньги в бюджет страны, я не уверен, что энергосистема сможет выдержать.

На мой взгляд, легализовать майнинг нужно было после восстановления энергетики. В нынешних обстоятельствах начинать этот бизнес считаю преждевременным, слишком много нерешенных вопросов»,

– подытожил собеседник «Газеты.Ru».

В целом решить проблему энергодефицита из-за майнеров можно, осуществляя переток энергии в Абхазию из России, заявил на недавней пресс-конференции президент республики Аслан Бжания. Однако это приведет к тому, что майнерам придется платить больше за потребляемую электроэнергию – минимальная цена за кВт⋅ч при такой схеме существенно возрастет.

«В тех местах, где майнинг будет разрешен, тариф будет складываться из этой цены, плюс стоимость самого перетока. Мы вынуждены поступать таким образом. Я хотел бы, чтобы наше население отнеслось к этому с пониманием», – цитирует главу республики »Sputnik Абхазия».

Как пояснил житель Абхазии Баграт, решивший отложить занятие майнингом до лучших времен, в таком случае продолжат добывать криптовалюту лишь «черные майнеры».

«Думаю, что когда мы получим переток из России, останется меньшая часть тех, кто легально работает, так как платить повышенный тариф мало кто сможет. Это уже не 1,5 рубля, это 2,70 минимальная цена, плюс за переток. Получится невыгодно заниматься, короче будет процветать нелегал»,

— заключил Баграт.

«Газета.Ru» обратилась за комментарием к президенту республики Аслану Бжания, попросив его оценить сложившуюся в стране ситуацию, но в последний момент его представитель отказала изданию в беседе с ним.