Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Мы ведем войну»: долги ведущих стран бьют рекорды

Госдолг крупнейших стран достиг послевоенного уровня

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Совокупный госдолг крупнейших государств достиг уровня периода после Второй мировой войны. В России ситуация с федеральным госдолгом некритичная, однако значительно выросли долги региональных бюджетов, из-за этого есть риск снижения финансирования сфер ЖКХ и дорожного строительства, говорят эксперты.

Крупнейшие мировые страны нарастили расходы на борьбу с коронавирусом COVID-19, из-за чего суммарный размер госдолга государств с развитой экономикой в июле 2020 года достиг 128% от мирового ВВП. Об этом во вторник пишет газета пишет The Wall Street Journal со ссылкой данные Международного валютного фонда. В 1946 году, когда правительства стран приступили к послевоенному восстановлению экономик, показатель госдолга составлял 124%.

Проведение параллели с войной в этом вопросе совершенно оправдано, полагает экс-глава экономического совета при президенте США Джордже Буше Гленн Хаббард.

«Мы вели и ведем войну. Это вирус, а не иностранная держава, но расходы не должны становиться проблемой»,

— считает он.

По мнению Хаббарда, сейчас национальным правительствам не следует беспокоиться о росте задолженности, а вместо этого необходимо взять под контроль распространение коронавируса. После окончания Второй мировой войны развитые страны довольно быстро снизили размеры своих задолженностей, что произошло благодаря быстрому экономическому росту. Уже к 1959 году отношение их долга к ВВП снизилось более чем вдвое — до менее чем 50%. Впрочем, сейчас, очевидно, добиться такого же успеха будет проблематично из-за отрицательных показателей демографии и более медленного темпа восстановления экономики.

Газета отмечает, что 75 лет назад эпоха послевоенного оптимизма благоприятно отразилась на рождаемости, это привело к росту числа домовладений и трудовой силы. К началу 1960-х годов экономика росла в среднем приблизительно на 5% в год во Франции и Канаде, почти на 6% в Италии и более чем на 8% в Германии и Японии. В США ежегодный рост составлял примерно 4%.

«Нам повезет, если в следующее десятилетие темпы будут составлять хотя бы половину от этих»,

— приводит издание слова бывшего заместителя министра финансов США, а ныне главного экономиста PGIM Fixed Income (входит в Prudential Financial Inc.) Натана Шитса.

За последние десять лет экономика США, Великобритании и Германии прирастала примерно на 2% в год, в Японии и Франции рост был ближе к 1%. ВВП Италии остался прежним. Победа над COVID-19 может породить оптимизм, но достигнуть послевоенного бума не удастся. В развитых странах ситуация осложняется из-за медленного роста населения, сокращения трудовых резервов по мере старения общества и падения производительности, говорится в статье.

К концу 1950-х годов все страны «большой семерки» показывали прирост населения на 1% или более. Сейчас ни в одной из крупных держав этот показатель не дотягивает до 1%, а в Японии и Италии он снижается. После войны правительства снижали уровень зарплат и ослабляли контроль над ценами. Последовавший всплеск инфляции помог сократить долги, но сейчас подобное поведение властей спровоцирует социальное недовольство и протесты.

В итоге Центробанки приобрели большие объемы госбумаг, для снижения долгосрочных процентных ставок и поддержки роста экономик, пишет WSJ.

Это уменьшило количество гособлигаций, находящихся в собственности населения, и проценты, выплачиваемые по ним, в основном возвращаются правительству.

К примеру, из $26 трлн госдолга США более $4 трлн принадлежит Федеральной резервной системе. Банк Японии владеет гособлигациями более чем на $4 трлн, то есть, еще более значительной долей госдолга страны, который составляет $11 трлн. В тоже время Япония наглядно иллюстрирует, что можно избегать финансового кризиса имея долг свыше 200% ВВП.

В середине лета чистый госдолг России снова стал положительным на фоне пандемии коронавируса. Он достиг размера в 1,55 трлн рублей по состоянию на 1 июля 2020 года. В тоже время никакого риска в росте чистого государственного долга России нет, если он своевременно и правильно обслуживается, убеждена старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова.

«При таком подходе Россия могла бы нарастить госдолг на 10-15%, но получила бы не новый источник головной боли, а дополнительный поток финансирования для своих инвестиционных амбиций», — сказала «Газете.Ru» Бодрова.

Реальное падение ВВП России по итогам 2020 года может быть в пределах 10%, это нормально, потому что такой обвал не взялся из ниоткуда, считает аналитик. По ее мнению, в плюс российская экономика сможет выйти при благоприятном стечении обстоятельств и обязательном условии отсутствия новых стрессов к середине 2021 года.

Политика Банка России именно сейчас выглядит предельно сбалансированной – ни убавить, ни прибавить. Не нужно ничего делать с работающим механизмом,

отмечает аналитик «Альпари».

Есть маастрихтские критерии (финансово-экономические показатели страны, необходимые для вступления в еврозону — «Газета.Ru») безопасного для экономики долга для стран Евросоюза. Там критическим считается соотношение долга к ВВП в 60%. Для стран с сильной и развитой экономикой допустимы и более высокие цифры, но для развивающихся стран это около 40%, отмечает ведущий научный сотрудник Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Андрей Чернявский.

На этом фоне объем госдолга России по итогу 2020 года не превысит 5% (около 5 трлн руб.) от ВВП, основная часть этого долга будет закрыта выпуском гособлигаций, они надежные и с большой долей их скупят банки, располагающие большим объемом наличности, считает директор региональной программы «Независимого института социальной политики» Наталья Зубаревич.

В целом у России маленький долг, но куда сложнее с задолженностями ситуация в регионах, полагает она.

«Совокупный долг регионов и муниципалитетов на начало 2020 года составлял 22-23% от их собственных доходов. По оценкам аналитиков Standard&Poor's, на конец этого года он вырастает до 30%. Прежде всего, дико просели собственные доходы бюджетов регионов в коронакризис. Если мы берем самый сложный по карантину II квартал, то собственные доходы консолидированных бюджетов регионов упали на 20%», — рассказала «Газете.Ru» Наталья Зубаревич.

В связи с этим, по мнению эксперта, возникает риск сокращения регионального финансирования ЖКХ, дорожного строительства и прочих социальных сфер.