«У нас нет другого выхода»: как спасти природу России

Владимир Мошкало о здоровье окружающей среды и природном туризме в России

Россия взялась за создание чистого «зеленого» будущего. В рамках нацпроекта «Экология» реки, озера, леса, исчезающие виды растений и животных станут объектами более бережного отношения. При этом Россия – участница международной инициативы по борьбе с глобальным потеплением. О том, почему России стоит отказаться от пластика, как сохранить биологическое разнообразие и как сделать популярным природный туризм, «Газете.Ru» рассказал руководитель программы ООН по окружающей среде в России Владимир Мошкало.

— Что даст России исполнение Парижского соглашения по климату? Удастся ли, на ваш взгляд, удержать рост глобальной средней температуры ниже 2 °C?

— Анализ и рекомендации международных экспертов в рамках Парижского соглашения были одобрены главами государств, и Россия тоже присоединилась к исполнению. Вы знаете, что есть и лоббирующие Парижское соглашение страны и эксперты, и те, кто категорически против – они считают, что, скажем, у нас нет изменения климата, что все это геологические, космические процессы. Но, так или иначе, цель поставлена, Российская Федерация подписалась под исполнением, и она должна предпринять шаги по удерживанию роста температуры, то есть по уменьшению выбросов, парниковых газов. Если не брать в расчет репутационный выигрыш от присоединения к соглашению, то у принятого Россией решения есть и последствия для ее социально-экономического развития. При этом помимо Парижского соглашения есть и другие вопросы. В частности, исчезновение видов, которое стоит на повестке дня и взаимосвязано с климатом. Другая глобальная экологическая проблема – это отходы.

— Каким образом, на ваш взгляд, российская экономика может стать более «зеленой»?

— Есть общепризнанная концепция перехода на рельсы «зеленой» экономики. Сейчас много говорят о всеобъемлющей экономике или циркулярной экономике, биоэкономике. Речь идет о максимальном использовании продуктов, максимальной их переработке и утилизации для дальнейшего использования, что говорит о циркулярности. Нужно помнить, что ресурсы у планеты есть, но они ограничены.

Исполнительный директор Plastic REVolution Foundation Эрик Солхейм на прошедшей в Роза-Хуторе конференции «Природный туризм: глобальный вызов и открытие России» напомнил о том, что почти все мы меняем мобильные телефоны раз в два-три года. И эти телефоны в основном не утилизируются, а выбрасываются. При этом в их производстве используются и медь, и золото, и платина — все что хотите. Все эти ресурсы выбрасываются.

Сейчас по всему миру есть инициативы по борьбе с пластиком, особенно с одноразовой посудой. Страны массово отказываются от использования пластика. В частности, в Кении и других африканских странах запрещены пластиковые пакеты. Европейский союз планирует отказаться от пластика с 2021 года. Минприроды России также подготовит запрет на одноразовую пластиковую посуду.

Однако все идет к тому, что если пластик будет так же использоваться, то по расчетам экспертов в 2050 году пластика в Мировом океане по объему и массе будет больше, чем рыбы.

— На ваш взгляд, России тоже стоит отказаться от пластика?

— Честно говоря, у нас нет другого выхода. Выхода нет не только у нас, но и у мира в целом. Если мы хотим сохранить природу для будущих поколений, мы должны начинать решать эту проблему уже сейчас.

— Какой вред окружающей среде в настоящее время наносят несанкционированные свалки в границах городов, а также опасные объекты накопленного экологического вреда? Как, на ваш взгляд, необходимо их ликвидировать?

— Это вопрос к госорганам. Но есть практика – это максимальная утилизация или создание площадок для мусора, которые обеспечивали бы безопасное хранение до того времени, пока не будет найден способ переработки и утилизации. Технологии есть, но некоторые их них отнюдь не дешевые. Поэтому здесь нужные меры экономической стимуляции.

Безусловно, свалки наносят огромный вред окружающей среде. Причем в зависимости от материалов они могут представлять опасность здоровью человека.

Например, в 2013 году под эгидой ЮНЕП была подписана Минаматская конвенция о ртути, направленная на защиту здоровья людей и окружающей среды от выбросов этого вещества. Ртуть, к сожалению, использовалась не только в термометрах, но и в красках, и в других изделиях, которые находятся в пользовании людей. Отсюда возникает прямая угроза не только окружающей среде, но и здоровью человека.

— Сейчас ведется работа по улучшению экологического состояния водных объектов, очищаются от мусора реки и озера, включая Волгу, Дон, Обь, Енисей, Амур, Байкал и другие. Почему многим из этих объектов необходима экологическая реабилитация? Стоит ли ограничить доступ человека к этим водным объектам, если безответственный туризм приводит к загрязнению рек?

— Это немного экстремальный подход. Сейчас мне сложно представить всю статистику водных загрязнений. Но как вы знаете, человек на 80% состоит из воды. Причем человек ежедневно должен пополнять запасы воды в организме. Соответственно, от качества воды зависит его жизнь. Если мы рубим сук, на котором сидим, сами понимаете, во что это выливается. Это и болезни, и уменьшение продолжительности жизни.

Есть хорошие примеры борьбы с водными загрязнениями. Например, Женевское озеро, которое сейчас является чистейшим озером с рыбой, хотя в начале 70-х годов оно было почти мертвое. В Швейцарии и во Франции за 20 лет удалось предпринять достаточно жесткие меры, чтобы очистить озеро и поддерживать такое состояние. При этом активно было задействовано и общества. В результате экосистема Женевского озера была полностью восстановлена. Насколько я знаю, если не 100%, то по крайней мере 99% всех сбросов в Женевское озеро проходят очистку.

Если взять Байкал, а это уникальный мировой водный объект, в нем еще много неизвестного. Но если мы будем продолжать его загрязнять, мы его просто потеряем. Иными словами, нужна серьезная экологическая реабилитация. Опять же концепция «зеленой» экономики должна действовать, и, прежде всего, необходимо обеспечивать очистку всех сточных вод, не говоря уже о загрязнении пластиком и микропластиком.
Этому нужно уделять особое внимание, поскольку от этого зависит здоровье человека. Я уже не говорю о биологическом разнообразии. Это вопрос выживания человечества.

— Согласно нацпроекту «Экология», воспроизводство утерянных лесов к 2024 году должно составить 100%. За счет каких мер можно этого добиться?

— Безусловно, мы поддерживаем такие планы. Стоит отметить, что лесные пожары напрямую связаны с климатическими изменениями. Еще много не решено законодательных и законоприменительных практик по этому вопросу. Вместе с тем, решение этого вопроса без привлечения общества – причем, хочу отметить, всех слоев общества – недостижимо.

Не бросать спички, потушить костер – это надо воспитывать с детства, и постоянно проводить экологическое образование на всех уровнях.

В том числе, нужно и привлекать к посадке деревьев. Все идет от головы. Нужно менять сознание и отношение не только к лесам, но и к природе в целом.

— Каким образом создание новых особо охраняемых природных территорий поможет сохранить биологическое разнообразие?

— Сохранение биологического разнообразия происходит как раз за счет заповедания, то есть создания особо охраняемых территорий, национальных парков. Мигрирующие животные – это немного другой вопрос, другая концепция экологических сетей. Речь идет о создании коридоров между теми местами, куда птицы и животные мигрируют.

Россия в этом плане — счастливая страна, у нас много нетронутых территорий. Хотя даже нетронутые территории подвергаются загрязнению. После пожаров в лесах или в степях черный углерод достигает Арктики и Антарктики. Этот вопрос окончательно не изучен, но это, также влияет на скорость таяния льдов, а не только на здоровье человека.

— Какие экопроекты наиболее интересны с точки зрения развития природного туризма?

— Здесь еще нужно разобраться, что такое «природный туризм», а что такое «естественный туризм». Мы предпочитаем определение «устойчивый туризм», которое, по нашему мнению, включает все виды природного или экологического туризма. В нацпроекте «Экология» это отдельное направление работы, которые касается охраняемых природных территорий.

Кроме того, что нужно разобраться, что такое «природный туризм», «экологический туризм», существуют и другие практические вопросы. Например, особо охраняемые территории созданы для охраны природы, в туристических целях можно было бы развивать национальные парки – но стоит вопрос, как и где именно. В России больше 100 заповедников, и большинство из них расположены далеко. Поэтому есть вопросы с их доступностью, а также с тем, сколько они могут принять посетителей, чтобы не нанести ущерб их природе.

Недостаток инфраструктуры, недостаточно развитая транспортная доступность – это большие проблемы. К тому же, есть тема экологического образования. Как и кто должен проводить экологическое просвещение и образование населения?

Главное, на мой взгляд, на самом высоком уровне определить глобальную цель – что мы хотим достичь. Наша природа настолько богата, а мы ее не используем правильно и тем более, устойчиво. Есть мнение, что доходы государства от устойчивого использования природы могут превышать доходы от ряда других статей. Если поставить такую цель, определить шаги, как ее достигать, учитывая специфику регионов, то, наверное, можно добиться конкретных результатов.

Интересен опыт Кенозерского национального парка (Архангельская область). Местное население использует не древесные ресурсы леса, и это дает хорошую прибавку, источник существования. Это и варенье, и грибы, и сувениры, и мини отели. Поэтому нужно смотреть в каких регионах это возможно, и как это запустить.

Естественно, без поддержки государства и бизнеса этот вопрос не решить.

— Пользуется ли природный туризм в России популярностью?

— Сложный вопрос. Я не думаю, что он так развит как на западе. Здесь, наверное, все зависит от менталитета и опять же от доступности. В России находится больше природных объектов всемирного наследия, чем, скажем, во всей Европе. Но используется пока, мне кажется, недостаточно. Чтобы природный туризм в России пользовался популярностью, должны быть задействованы все слои общества и государство как на уровне федеральных властей, так и на уровне региональных, местных властей.

Что касается разнообразия природного туризма, России есть что предложить. Все зависит от предпочтений человека. Кто-то любит единение в Арктике, созерцание белых медведей, кто-то любит рыбу ловить, а кто-то наблюдать за птицами. Все это можно популяризировать, но делать это осторожно, чтобы не навредить природе.