Обойдутся рублем: Россия и Иран отказались от доллара

Россия и Иран отказались от доллара во взаиморасчетах

Россия и Иран «по сути» отказались от доллара во взаимных расчетах. Об этом заявил российский посол в исламской республике Леван Джагарян. По его словам, страны будут опираться на нацвалюты, а «в случае острой необходимости — на евро». Впрочем, пока Россия ушла от долларовой зависимости только в расчетах с партнерами по Евразийскому союзу. В торговле с остальными странами дедолларизация находится в начальной стадии.

Посол России в Иране Леван Джагарян заявил, что для Москвы переход на взаиморасчеты в национальных валютах с исламской республикой имеет жизненно важное значение, и «мы уже, по сути, отказались от доллара в рамках взаимодействия с иранцами».

«Мы будем использовать все имеющиеся средства для того, чтобы довести указанные показатели до максимально возможных значений. Мы уже, по сути, отказались от доллара в рамках взаимодействия с иранцами, будем опираться на российский рубль и иранский риал, в случае острой необходимости — на евро, при отсутствии других вариантов», — сказал он в интервью ТАСС.

Это сложная задача, признает посол, но тем не менее полагает, что банковские структуры двух стран обладают потенциалом, необходимым для успешной реализации поставленных целей.

По словам Левана Джагаряна, Россия в целом удовлетворена и динамикой развития энергетического сотрудничества с Ираном, хотя американские санкции, «мягко говоря, не улучшили условия для взаимодействия в сфере энергетики».

«Тем не менее мы будем продолжать работу на этом направлении в соответствии с подписанными контрактами. В первую очередь это касается сооружения четырех энергоблоков ТЭС «Сирик» в провинции Хормозган. Данный проект финансируется за счет средств российского государственного экспортного кредита», — рассказал дипломат.

Точных данных о том, какая доля во взаимной торговле приходится на национальные валюты, нет. Но по имеющимся оценкам, это около трети.

По данным Федеральной таможенной службы, за 11 месяцев прошлого года двусторонний торговый оборот вырос на 7,5% и достиг $1,564 млрд. При этом российский экспорт сократился на 2,4% до $1,1 млрд, а импорт из Ирана подскочил на 40,5% до $471,6 млн.

Доля Ирана во внешней торговле РФ всего 0,3%. Такая же доля, например, у Ирландии, которая не входит в число приоритетных партнеров Москвы. Для сравнения — на Китай приходится 15,8% всего внешнеторгового оборота.

Российские власти давно говорят об отказе от доллара в торговле с внешним миром. Например, в январе этого года премьер-министр Дмитрий Медведев отмечал, что сами США своими недружественными действиями подталкивают остальных к дедолларизации.

«Страна, денежная единица которой является ключевой резервной валютой, она сама же разрушает и доверие к ней. Вот в этом, наверное, и парадокс нынешней ситуации. И парадокс в том, что идея о дедолларизации получает постоянные стимулы и от самого эмитента», — подчеркнул Медведев.

Российское правительство осенью прошлого года подготовило специальный план по дедолларизации.

«Мы и в этом, и в следующем году будем снижать долю расчетов в долларах, поскольку это выгодно и предприятиям, и выгодно нам, потому что использование национальной валюты, использование рублевых расчетов, а также использование тех валют, которые не подвергаются каким-то ограничениям в ходе осуществления платежей, — это на пользу нашим предприятиям», — говорил в интервью «России-24» первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

Он уверяет, что действия властей не затронут простых россиян. «Наши граждане как хранили свои сбережения в любых валютах, так и будут хранить. Здесь никаких ограничений вводиться не будет, таких планов у нас нет», — пообещал он.

Пока от долларовой зависимости удалось уйти только в расчетах с партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). Здесь доля нацвалют и рубля составляет 60-70%, пояснил Силуанов, добавив, что «этот показатель растет из года в год».

Отходить от доллара планирует и Евросоюз. В прошлом году власти Союза опубликовали план по продвижению евро. В России эти шаги приветствуют. Так, министр экономического развития Максим Орешкин полагает, что евро может потеснить доллар в энергетическом секторе.

«Например, к существенному уменьшению роли доллара в международных расчетах привел бы переход с доллара на евро в сырьевой торговле. Я считаю, что это одна из тех областей, где нам следует работать вместе [с европейскими странами]», — заявил министр в эфире телеканала RT.

Тем не менее, торговля энергоресурсами до сих пор осуществляется за доллары. Но Орешкин считает, что «следует задуматься о переходе хотя бы на евро в качестве расчетной валюты, это было бы логичнее как для россиян, так и для европейцев».

Франция, Германия и Великобритания также объявили недавно о готовности продолжать сотрудничество с Ираном, а также о создании специального механизма обхода американских санкций в отношении Тегерана, которые были введены после выхода США из «ядерной сделки».

Инструмент по поддержке коммерческих транзакций INSTEX SAS направлен «на упрощение законных коммерческих транзакций между европейскими экономическими игроками и Ираном», говорится в совместном заявлении министров трех стран.

INSTEX на первых порах будет сконцентрирован «на наиболее значимых для иранского народа секторах», в числе которых — фармацевтическая продукция, медицинские приборы и сельскохозяйственные продукты. Евротройка подчеркивает, что INSTEX «будет работать по самым строгим международным стандартам в вопросах борьбы с отмыванием средств и финансированием терроризма, а также при соблюдении санкций ЕС и ООН».

Иран не оценил усилия Парижа, Берлина и Лондона. «После девяти месяцев проволочек и переговоров европейцы создали механизм с ограниченными возможностями не для денежного обмена, а (для обмена) пищей и лекарствами», — цитирует агентство Tasnim главу судебной власти Ирана Садека Амоли Лариджани.

Он назвал условия реализации механизма «странными» и «унизительными». Посол России в Иране Леван Джагарян охарактеризовал предложенный механизм как политический жест.

«Учрежденный европейцами механизм пока вызывает больше вопросов, чем ответов. Этот шаг скорее напоминает политический сигнал, а именно — призыв к Ирану оставаться приверженным выполнению СВПД», — считает он.

Напомним, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД‎) — это соглашение, подписанное в июле 2015 года Ираном, США, Россией, КНР, Великобританией, Францией и Германией, в рамках которого Тегеран отказался от разработки ядерного оружия в обмен на отмену санкций. Дональд Трамп, став хозяином Белого дома, объявил о выходе из сделки и возвращении ограничительных мер.

Для Ирана главный вопрос — это возможность экспортировать свою нефть и получать за это деньги в условиях, когда США ввели эмбарго на поставки «черного золота» из исламской республики.

«Если у европейцев это получится — честь им и хвала. Они тем самым докажут, что обладают достаточными волей и мужеством для того, чтобы противостоять давлению Вашингтона. Страны ЕС должны на деле показать, что способны проводить независимую внешнюю политику, не боясь «окрика» от заокеанских партнеров», — отметил посол.

Он подчеркнул: Россия неоднократно заявляла, что готова подключиться к работе INSTEX, однако «нам нужно четкое понимание того, каким образом и в какой форме это может быть сделано». Но пока вопросов больше, чем ответов.

Стоит отметить, что ближайшая встреча лидеров России и Ирана — Владимира Путина и Хасана Рухани — состоится 14 февраля. Третьим участником саммита станет глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган.