Пенсионный советник

Ярмарка тщеславия: парад бонапартов в Давосе

Провал социального контракта: что лидеры решили на форуме в Давосе

Канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон, президент США Дональд Трамп на... Markus Schreiber/AP, Evan Vucci/AP
Канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон, президент США Дональд Трамп на Всемирном экономическом форуме в Давосе

Давосский экономический форум снова стал ярмаркой тщеславия и иллюзий. Дональд Трамп так и не смягчил лозунг «Америка превыше всего». Президент Франции Эммануэль Макрон метит в бонапарты разваливающегося Евросоюза, а канцлер Германии Ангела Меркель все еще надеется остановить волну популизма. В свою очередь, члены российской делегации доказывали, что Россия избавилась от нефтяной иглы и вот-вот станет цифровой сверхдержавой.

В швейцарском Давосе завершил работу 48-й экономический форум. Он стал самым крупным экономическим событием в мире, но при этом традиционно не оправдал возлагавшихся на него надежд. Девиз форума «Создание общего будущего в разделённом мире» если и объединил мир, то лишь строго на четыре дня работы форума. 

Реклама

Послание основателя форума профессора Клауса Шваба участникам Давоса-2018 осталось лишь призывом, очень точным и актуальным, но неуслышанным. Шваб, адресуя свой месседж лидерам, вспомнил, как 10 лет назад, в начале мирового финансового кризиса, он предупреждал:  за финансовым последует «экономический и, в конечном счете, социальный кризис». 

Бизнес обязан заплатить по счетам

К сожалению, так и случилось. Расслоение общества на бедных и богатых продолжилось, потоки мигрантов из бедных стран перетекают в относительно благополучные Европу и США, полыхают военные конфликты.

«Мы застряли в социальном кризисе, и нет никаких сомнений в том, что мы живем в раздробленном мире», — сказал Шваб, добавив, что

экономический рост без восстановления социального контракта не будет устойчивым.

Он считает, что нужен «социальный эквивалент количественного смягчения», новый социальный контракт. Между обществом и властью, между бизнесом и обществом. Между богатыми и бедными. Между экономически успешными странами и странами-банкротами.

То есть, Шваб провел аналогию с политикой количественного смягчения, которую проводят центральные банки многих стран для выхода из кризиса. Теперь необходимо, считает он, «качественное смягчение» для обществ, борющихся с реалиями трансформирующегося мира. Но сегодня распределение доходов и накоплений «слишком сильно перекосилось в сторону капитала», бизнес становится победителем, который берет себе все, возмущался Шваб.

Акулы бизнеса, глобалисты и политики-популисты спровоцировали кризис, думали только о личном обогащении и теперь обязаны заплатить по счетам, которые предъявляет общество.

«Если система сломана и социальный контракт провалился, бизнес-лидеры в Давосе и во всем мире должны играть ведущую роль в их ремонте», — призвал Шваб.

Возвращение Бонапарта

Но политики и бизнесмены предсказуемо проигнорировали этот призыв и в итоге Давос-2018 стал ярмаркой тщеславия, что традиционно случается из года в год. В этот раз форум превратился еще и в форум иллюзий.

Особенно преуспел в этом президент Франции Эммануэль Макрон. Выступая в Давосе он заявил, что Европе нужна новая стратегия развития, на 10 лет вперед. Евросоюз, как считает Макрон, должен стать мощной державой, «единым и авторитетным государственным образованием на мировой арене». Судя по всему, Макрон, уже получивший у себя в стране прозвище «нового Бонапарта», готов рулить этой державой. После ослабления Германии и заката карьеры Ангелы Меркель.
 
И такую державную стратегию он, Макрон, сейчас пишет, и предложит ее общественности в этом году.

«Я не наивный, мы не будем строить что-то амбициозное для 27. Те, кто не хочет двигаться вперед, не должны мешать амбициозному большинству», — считает Макрон, прямо указав на несогласную со светлым будущим Великобританию.
 
Видимо, это базовый тезис для французской стратегии роста по Макрону, но не очень понятно, как этот тезис сочетается с призывом организаторов форума? 

Макрон плюс Меркель минус Трамп

Канцлер Германии Ангела Меркель дала понять, что у нее все-таки получится сформировать коалицию в новом правительстве и она вернется в большую политику. Она выступила против разобщенности стран. «Это не позволяет достичь прогресса. Мы должны сотрудничать друг с другом, протекционизм —  неверный ответ», — сказала Меркель, намекая на экономическую политику, которую проводит президент США Дональд Трамп.
 
Но далее в своем выступлении Меркель, по-сути, призвала Европу следовать тому, с чем она не согласна в политике Трампа. Меркель посетовала, что сейчас 27 стран-членов ЕС «не в состоянии представить свою общую позицию перед такими странами, как Китай, Индия, США и Россия». Жаловаться  на это бесполезно, честной конкуренции все равно не будет, дала понять Меркель. «Мы должны взять свою судьбу в собственные руки», — заявила она. Прозвучало как «EU first» или, как минимум, как «Germany first».
 
Из этого амбициозного призыва не понятно, как планирует ли Германия составлять новый социальный контракт? Как Меркель собирается решать проблему той же миграции, благодаря которой правые набрали политический вес и едва не развалили коалицию традиционных партий в парламенте. «Надеюсь, что правый популизм не будет расти, и мы будем пытаться установить над этим контроль», — осталась в мире иллюзий  Меркель.
 

Никогда не было так хорошо в Америке


 
Трамп оправдал худшие подозрения в том, что он главный персонаж на давосской ярмарке тщеславия и иллюзий. Его речь была максимально приближена к призыву Шваба, но построена на одном тезисе: с тех пор, как он пришел к власти год тому назад, Америка снова расцвела: корпоративный налог снижен с 35% до 21%, это поднимет средний доход американской семьи на $4 тысячи. Фондовый рынок вырос на $7 трлн. Создано 2,4 млн рабочих мест, безработица снижается, в том числе среди афро-американцев и испаноговорящего населения. ...
 
«Не было лучших времен, чтобы нанимать, строить, инвестировать и расти в США, Америка открыта для бизнеса», — заявил Трамп.
 
Накануне визита Трампа некоторые эксперты предполагали, что Трамп попытается смягчить негативное впечатление о себе. Он действительно смягчил тезис «Америка превыше всего!», раздражающий многих. Но при этом умудрился отстоять свою позицию.
 
Трамп сказал, что продолжит выстраивать глобальные экономические связи, основываясь на справедливой и взаимовыгодной торговле. Только так можно создать систему, которая «работает не только для Соединенных Штатов, но и для всех стран».

«Когда Соединенные Штаты растут, то и мир растет. Американское процветание создало бесчисленные рабочие места по всему миру, и стремление к совершенству, творчеству и инновациям в Соединенных Штатах привело к важным открытиям, которые помогают людям во всем мире жить в благополучии», — сказал Трамп, добавив, что имеет ничего против торговых альянсов, если они «отвечают интересам США», но торговые договоры он предпочитает заключать в двустороннем порядке.
 
Про Россию Трамп ничего не сказал, но когда глава государства проходил мимо ожидавшей его прессы, его спросили, планирует ли он выстраивать диалог с Россией.

«Мы надеемся на это», — сказал Трамп.

Но даже если бы он Трамп и хотел встретиться и обсудить с членами российской делегации двусторонние проблемы, то сделать это ему было бы не с кем. Глава российской делегации не подходил президенту по статусу – это был Аркадий Дворкович, один из вице-премьеров правительства. Более того, Дворкович, как пояснили «Газете.Ru» в его аппарате, вернулся из Давоса домой в четверг вечером, когда Трамп только прилетел в Швейцарию, а основное выступление и встречи у американского президенты состоялись в пятницу.

В России олигархов нет

Дворкович, как и положено главе делегации, пытался быть максимально комплиментарным в оценке российских реалий. Тем более, если его спрашивали об этом иностранные журналисты. Например, Дворкович заявил, что в России больше нет олигархов, влияющих на власть.
 
«Это была концепция 1990-х. Сейчас у нас есть хорошие работающие бизнесмены, социально ответственные, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, занимаясь ответственным бизнесом», — сказал он Bloomberg. 

Члены российской делегации выступали в том же ключе. Министр энергетики России Александр Новак агитировал инвестировать в Россию, и не бояться роста добычи сланцевой нефти в США. «Я нисколько не боюсь сланцев, потому что они не решат всех проблем и не закроют всех потребностей мира в энергоресурсах», — сказал министр, выступая на сессии «Новое равновесие в энергетике».

Николай Никифоров, министр связи и информационных технологий в одном из интервью сообщил, что Россия обречена быть сверхдержавой в сфере высоких технологий: «С точки зрения геополитики мы обречены на статус сверхдержавы. Это следует из размеров нашей территории, нашего ядерного стратегического потенциала. Мы сверхдержава, и нам нужно быть технологически сильными».
 
Максим Орешкин, глава Минэкономразвития сообщил в Давосе, что Россия почти избавилась от нефтяной зависимости, нефтяные цены для нее не так важны, как 5–7 лет назад. Один из ключевых вызовов сейчас — демография, но справиться с ней помогут роботы, точнее, «цифровизация и автоматизация производства». 
 
Кирилл Дмитриев, глава Российского фонда прямых инвестиций говорил о «резко растущем интересе» к России со стороны европейских инвесторов.  
 
А вот двое видных членов российской делегации так и не доехали до Швейцарии. Председатель Центробанка Эльвира Набиуллина отменила свой визит на форум. Об этом сообщила пресс-служба регулятора, не назвав причину такого решения. Глава ЦБ должна была выступить 26 января на сессии «Конец легких денег». Не полетел на форум и Алексей Кудрин, глава Центра стратегических разработок.

Возможный мотив отказа от участия в Давосском форуме в том, что они не питают иллюзий относительно полезности этого мероприятия.