Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках
`

Нефть уперлась в потолок

Заморозка нефтедобычи не повлияет на рост цен

Алексей Топалов 24.03.2016, 16:56
Shutterstock

На фоне роста американских запасов нефти и количества буровых нефтяные котировки после годовых максимумов, достигнутых на прошлой неделе, опять начали сползать вниз. Рынок ожидает результатов апрельских переговоров по заморозке производства нефти. Однако Международное энергетическое агентство уверено, что фиксация уровня нефтедобычи ни на что не повлияет. Реальное влияние на цены оказывает динамика сланцевой добычи в США.

Нефтяные котировки вновь пошли вниз. В четверг цена барреля североморской нефти Brent на межконтинентальной бирже ICE в Лондоне ушла ниже психологической отметки в $40 и составила $39,73 (-1,86%). Котировки американской WTI потеряли 1,94%, до $39,03. В среду снижение было сильнее — Brent упала на 3,21%, до $40,49. WTI подешевела на 4,22%, ее цена упала до $39,77.

Связано это со статистикой по коммерческим запасам нефти в США, опубликованным в среду американским министерством энергетики. За последнюю неделю запасы выросли на 9,357 млн баррелей и составили 532,5 млн баррелей. При этом по консенсус-прогнозу аналитиков, опрошенных агентством Bloomberg, рост должен был составить лишь 2,525 млн баррелей. Для сравнения, за неделю, завершившуюся 11 марта, американские коммерческие запасы выросли лишь на 1,3 млн баррелей.

На прошлой неделе был достигнут максимум нефтяных цен с начала года — $42,54 за баррель (Brent). Однако с понедельника котировки начали постепенно опускаться. Давление на цены также оказали данные по числу буровых установок в тех же Штатах. Один из мировых лидеров нефтесервиса — компания Baker Hughes опубликовала статистику, согласно которой за прошлую неделю в США прибавилась одна установка (общее количество составило 387). Увеличение практически незаметное, однако на протяжении предшествующих трех месяцев количество буровых в Америке лишь снижалось.

Американские производители сланцевой нефти в очередной раз продемонстрировали свою гибкость — проекты по добыче «сланца» в США отличаются тем, что их можно быстро законсервировать и так же быстро запустить снова, в зависимости от ценовой конъюнктуры на мировом рынке. В конце февраля сланцевые производители говорили, что критической ценой для них является $40 за баррель. Но даже при таком уровне котировок некоторые были готовы наращивать добычу (например, компания Continental Resources Inc. заявляла о готовности увеличить производство на 10% уже к 2017 году).

Нефть падает на фоне ожиданий от встречи России, ОПЕК и ряда стран, не входящих в картель. Эта встреча должна состояться 17 апреля в катарской Дохе. Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла и Катар еще в середине февраля договорились о заморозке добычи нефти на январском уровне. Однако окончательное соглашение заключено пока не было — в основном из-за Ирана. Исламская Республика Иран заявила, что не будет замораживать производство, пока добыча нефти в стране не выйдет на досанкционный уровень (санкции Запада, ограничивающие экспорт нефти из ИРИ, были отменены 16 января). Теперь Иран намерен увеличить добычу и экспорт как минимум на 1 млн баррелей в сутки.

При этом переизбыток предложения на мировом рынке и так оценивается примерно в 1,5 млн баррелей в день. А Иран, вероятнее всего, в борьбе за утраченные в период санкций доли рынка будет демпинговать, что окажет дополнительное давление на цены.

Впрочем, Россия ранее заявляла, что даже без участия Ирана заморозка будет эффективна. Как говорил глава российского Минэнерго Александр Новак, инициативу поддержали 15 стран, обеспечивающих в совокупности 73% мировой добычи. Как сообщала во вторник Financial Times со ссылкой на высокопоставленного представителя ОПЕК, картель (в том числе его лидер Саудовская Аравия) на Иран оглядываться не намерен.

Однако влияние заморозки добычи на нефтяные цены вызывает большие сомнения.

В частности, глава отдела нефтяной промышленности и рынков Международного энергетического агентства (МЭА) Нил Аткинсон указывает, что страны, договорившиеся о фиксации добычи, не смогли бы ее нарастить, даже если бы захотели (за исключением Саудовской Аравии). В связи с этим сама идея заморозки, по словам Аткинсона, может оказаться бессмысленной.

«В большей степени это своего рода жест, который, предположительно, направлен на то, чтобы создать уверенность в том, что мировые цены на нефть смогут стабилизироваться», — цитирует эксперта Reuters.

Кстати, неделю назад об отсутствии влияния переговоров о заморозке добычи на цены говорил и глава МЭА Фатих Бироль. По его словам, гораздо сильнее на ценовую динамику влияют как раз сланцевые производители США (что подтверждается нынешним снижением цен).

Российские эксперты также ранее неоднократно отмечали, что сама по себе фиксация уровня производства нефти ничего не даст — на 11 января (именно по этой дате предлагается фиксировать добычу) почти все производители находились на максимальных уровнях.

Так что в действительности помочь могло бы только сокращение добычи.

«Даже если соглашение о заморозке будет официально заключено, в перспективе это не окажет существенного влияния на цены, — сказал «Газете.Ru» аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. — Наш прогноз по среднегодовой цене барреля не меняется, она составит около $40».

Александр Новак в середине марта говорил, что к концу года нефтяные котировки будут находиться в диапазоне $40–50 за баррель.