Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Черная полоса «черного золота»

Угольная отрасль ищет новые технологии на фоне падающих цен на сырье

Елена Платонова 22.02.2016, 20:06
Каменный уголь, добытый на Апсатском угольном месторождении в Каларском районе Забайкальского края Евгений Епанчинцев/РИА «Новости»
Каменный уголь, добытый на Апсатском угольном месторождении в Каларском районе Забайкальского края

Потребление угля в стране за последние пять лет упало на 14%, или 30 млн т, а цены на твердое топливо опустились до минимума. Производители предпочитают наращивать экспорт за рубеж, тем самым повышая доходность бизнеса за счет сильного доллара. Но в долгосрочной перспективе спрос на уголь за рубежом также упадет ввиду растущего интереса к экологически чистым видам топлива.

Российская угледобывающая отрасль оказалась на перепутье. Под ударом находятся почти 150 тыс. человек, работающих в отрасли. Из-за низких цен на уголь российские шахтеры уже начали терять рабочие места. Как заявлял председатель Росуглепрофа Иван Мохначук, в 2014 и 2015 годах работы лишились около 15 тыс. шахтеров. На фоне продолжающегося падения цен на продукцию в 2016 году под сокращения могут попасть еще 10 тыс. человек.

Уголь больше не в цене

Стоимость тонны коксующегося угля FOB Австралия за последние пять лет упала более чем в четыре раза: по данным Platts, если в 2011 году стоимость сырья достигала $300/т, то к февралю 2016 года цена тонны коксующегося угля FOB Австралия колебалась в районе $73–74.

Цены на энергетический уголь упали почти в три раза с 2011 года — с $142 до $53 за тонну.

И в ближайшие годы ситуация на мировом рынке вряд ли улучшится. В 2014 году впервые с начала XXI века мировое потребление угля перестало расти. Недавно аналитики Goldman Sachs обнародовали прогноз цен на коксующийся уголь. Согласно прогнозу, в 2016 году коксующийся уголь FOB Австралия будет торговаться в районе $75, в 2017-м вырастет до $78, а к 2018 году достигнет $83. Но есть и более пессимистичный взгляд: профессор экономики в Университете Центрального Квинсленда Джон Рольф в разговоре с The Guardian предположил, что тренд на снижение цен на уголь продлится еще четыре года.

Экология дороже сырья

В декабре прошлого года представители 195 стран мира подписали в Париже новое климатическое соглашение ООН, которое предполагает сокращение объемов выброса парниковых газов после 2020 года. В течение нескольких лет страны-участники разработают правила выполнения соглашения — как поддерживать развивающиеся страны на пути к переходу к чистой энергетике.

Но уже сейчас понятно, что поворот к чистой возобновляемой энергетике ударит по традиционной угольной промышленности, на долю которой приходится большая часть выбросов загрязняющих веществ: при сжигании 1 т угля образуется около 2,7 т углекислого газа.

Уголь остается основным топливом для электростанций в мире. Около 70% от общего объема добытого в мире угля идет на производство электроэнергии. Доля угольных электростанций в мировом объеме производства электроэнергии составляет более 40%. По данным Global Climate Project, ежегодный объем мировых выбросов CO2 составляет более 35 млрд т, более двух третей из них производятся путем сжигания ископаемого топлива.

Переход к более чистым видам сырья и производства электроэнергии повлечет за собой снижение потребления традиционных видов угля как внутри России, так и за ее пределами. За последние 15 лет в Евросоюзе построены 140 ГВт ветряных и 90 ГВт электростанций (это практически соответствует установленной мощности всей российской электроэнергетики), которые во многом заместили старые угольные станции. В США построены 70 ГВт ветряных станций и более 30 ГВт солнечных станций, идет перевод угольных станций на сланцевый газ. Китай, несмотря на доминирование угля в энергобалансе, уже также приближается к лидерству в сфере возобновляемой энергетики: построены более 140 ГВт ветряных электростанций и более 40 ГВт солнечных станций.

Пока российская угольная промышленность идет по пути наращивания объемов добычи. 2015 год стал рекордным: добыча достигла 371,7 млн т, на экспорт ушло порядка 152 млн т, или 41% от общего объема добытого в России угля.

Главный экспортный рынок для российского угля — страны Европы (Великобритания, Кипр, Финляндия, Польша) — наращивает поставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Но они также присоединились к климатическому соглашению ООН, и не исключено, что в долгосрочной перспективе существенно сократят внутреннее потребление угля. Тем самым российский экспорт лишится части рынков сбыта.

Углю нужна химия

Игроки российской угольной отрасли видят частичное решение возникших угроз в диверсификации производства. При этом задуматься о развитии новых направлений необходимо уже сейчас. Речь идет об углехимии — глубокой переработке угля, с помощью которой можно производить синтез-газ, аммиак, кокс, угольный пек, смолу, пластмассы, красители и другие продукты.

Некоторые углехимические технологии рассчитаны на использование низкокачественного угля для получения продуктов газа. «При этом они более экологически чистые, чем сжигание твердого топлива, поэтому выбросы вредных газообразных загрязнителей, как и токсичных веществ вместе с золой, ниже», — пояснил Сергей Глазов из Института проблем химической физики РАН во время дискуссии за круглым столом о перспективах развития углехимии в России. Он подчеркнул, что углехимические технологии не только улучшают экологические показатели, но и повышают энергетическую эффективность производства.

Одним из примеров стала разработка новой технологии получения угольного пека, которой занимаются в Институте нефти и газа СФУ в рамках совместного проекта с «Русалом». Преимущество новой технологии — в повышении эффективности переработки угля (из тонны угля вместо 1,5–2% можно получить до 40% связующего пека), при этом почти отсутствуют газообразные отходы, рассказал профессор Института нефти и газа СФУ Николай Довженко, добавив, что пока потребность пека в России наполовину покрывается за счет импорта из Китая, Казахстана и других стран. Применение углехимических технологий может снизить себестоимость и в производстве стали, гранулированного чугуна, отметил гендиректор «Термококса» Сергей Степанов.

Осталось не более 15 лет

Задуматься о том, как реформировать угольную промышленность, нужно уже сейчас, полагают участники «круглого стола» по углехимии, состоявшегося в рамках Красноярского экономического форума.

«Ситуация очень плохая, внутренний рынок падает который год», — подчеркнул руководитель «Востсибугля» Евгений Мастернак.

«Многие крупные финансово-кредитные организации в Европе уже включают в бизнес-модели налог на выбросы, — рассказал «Газете.Ru» гендиректор En+ Максим Соков. — И только если модель выдерживает этот налог, она может быть принята. Это вопрос времени, рано или поздно налог будет. Нужно заранее подходить к тому, что мы должны искать варианты либо восстановления потребления, либо перераспределения рабочей силы».

«Углехимия — вещь хорошая, из угля можно делать много разных продуктов. Но это требует огромных капитальных затрат, много времени. К сожалению, подобной компетенции в стране нет», — сказал в Красноярске журналистам Владимир Рашевский, гендиректор российского производителя угля СУЭК. По его мнению, для развития отрасли требуются доступные кредиты на 10–20 лет с низкой ставкой.