Пенсионный советник

ИГ идет за ливийской нефтью

«Исламское государство» увеличит контрабанду ливийской нефти

Алексей Топалов 14.12.2015, 20:53
Shutterstock

Боевики ИГ стремятся захватить нефтепромыслы Ливии, хотя ливийская нефтяная промышленность в упадке и добывает менее 1/6 от возможных объемов. Нарастить добычу в Ливии «Исламское государство» не сможет из-за нехватки оборудования и специалистов, однако ливийская нефть все равно обеспечит доход экстремистам: они продают ее по $10 за баррель, что означает примерно 300% прибыли для трейдеров, так что недостатка в желающих купить контрабандную нефть нет.

Запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство» расширяет свое присутствие в Ливии. Как заявил министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан в эфире радиостанции RTL, экстремисты, закрепившись на средиземноморском побережье Ливии, начали продвижение в центральные районы страны.

Еще в конце ноября сообщалось, что боевики террористической группировки создали центр управления в ливийском городе Сирт и при вербовке новых членов ИГ им предлагают ехать уже не в Сирию и Ирак, а именно в Ливию. Тогда же премьер-министр Италии Маттео Ренци предупреждал, что в Ливии может развернуться такой же конфликт, как в Сирии.

Опасения итальянцев понятны: именно Италия может стать следующей целью ИГ. Об этом, в частности, заявлял глава военной разведки в Ливии Исмаил Шукри.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин отмечает, что нельзя говорить о том, что ИГ вытесняют из Ирака и Сирии. «В Ираке их действительно серьезно теснят курды, но это идет очень тяжело, — поясняет политолог. — А вот в Сирии, несмотря на противостояние войск Башара Асада и бомбардировки России и западной коалиции, «Исламское государство» чувствует себя вполне уверенно».

Макаркин отмечает, что экспансия ИГ в Ливии (так же, кстати, как и в Афганистане и на Северном Кавказе) идет за счет своеобразного франчайзинга. «Фактически ИГ присоединяет к себе местные радикальные группировки, ранее в той или иной степени ориентированные на «Аль-Каиду», — говорит политолог.

Жан-Ив Ле Дриан заявил, что боевики ИГ продвигаются вглубь Ливии с целью захвата нефтедобывающей инфраструктуры.

Ранее сообщалось, что «Исламское государство» контролирует более 60% нефтедобычи в Сирии и около 10% — в Ираке. По оценкам компании IHS, торговля нефтью в конце текущего года приносила ИГ около 43% всех доходов, которые оцениваются примерно в $80 млн в месяц. Большую часть (около 50%) террористы получают за счет налогов на коммерческую деятельность на подконтрольных территориях и конфискации земель.

Минфин США на прошлой неделе заявлял, что ИГ получает от продажи нефти около $40 млн в месяц, причем закупают у них сырье Турция и та же Сирия, которые официально с террористами воюют. Турки, впрочем, неоднократно опровергали обвинения в торговле с ИГ (в частности, такие обвинения выдвигала и Россия). Турция в ответ заявляла, что нефть у экстремистов закупает сама РФ.

Что касается Ливии, то, по словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, текущие ливийские извлекаемые запасы нефти оцениваются в 6,5 млрд т нефти, что позволяет добывать до 130 млн т в год.

«Однако Ливия даже в лучшие годы не производила более 85 млн т, — отмечает Танкаев. — Сейчас добыча составляет лишь около 20 млн т». Производство нефти в Ливии начало резко падать еще с начала конфликта, закончившегося свержением Муаммара Каддафи.

По словам экспертов рынка, даже если ИГ захватит все нефтепромыслы Ливии, «Исламскому государству» не удастся нарастить добычу.

«По итогам прошлого года Ливия не входила даже в двадцатку ведущих производителей нефти, — напоминает старший аналитик ИК Rye, Man & Gor Securities Сергей Пигарев. — Для увеличения добычи необходимы денежные и людские ресурсы, а также технологии. ИГ ими не обладает».

«Очень многое было разрушено и разграблено в ходе военных действий, — указывает Танкаев. — И взять специалистов и технику «Исламскому государству» негде». Продавать ливийскую нефть, по словам Танкаева, экстремисты могут кому угодно.

«По неподтвержденным данным, изначальная цена контрабандной нефти составляет лишь $10 за баррель, — рассказывает эксперт. — Таким образом, перепродавая эту нефть, трейдер получает около 300% прибыли, а при таких условиях много кто будет заинтересован в контрабанде».

По неофициальной информации, ряд трейдеров, торгующих с ИГ, зарегистрированы в Швейцарии и Израиле. «Что отнюдь не говорит об участии в контрабанде швейцарцев или израильтян, — подчеркивает Танкаев. — Просто в этих странах зарегистрированы многие нефтетрейдеры».

В любом случае, ситуация в Ливии на мировой рынок нефти существенного влияния не окажет. Сергей Пигарев отмечает, что премия за геополитику в нефтяных ценах сейчас смягчается профицитом нефти (переизбыток предложения оценивается примерно в 2 млн баррелей в сутки. — «Газета.Ru»).

«На текущий момент основными факторами, влияющими на котировки «черного золота», остаются выход иранской нефти на мировой рынок и начало цикла повышения ставок Федеральной резервной системы в США, — поясняет Пигарев. — Менее значимые события рынок сейчас просто не замечает».

Иран обещал после отмены санкций увеличить поставки по меньшей мере на 0,5 млн баррелей в день, что создаст дополнительное предложение и окажет давление на нефтяные цены. Увеличение ставки ФРС США приведет к укреплению доллара и соответствующему ослаблению цены барреля, так как нефтяные контракты номинируются в американской валюте.